Космическое Раскрытие – 2: Утилизация древней инопланетной техники Интервью Джорджа Нури с Эмери Смитом

Перейти вниз

Космическое Раскрытие – 2: Утилизация древней инопланетной техники Интервью Джорджа Нури с Эмери Смитом

Сообщение автор Admin в Вт Ноя 13, 2018 3:58 pm

Космическое Раскрытие – 2: Утилизация древней инопланетной техники

Интервью Джорджа Нури с Эмери Смитом

6 ноября  2018 года


Спойлер:

НУРИ.: Добро пожаловать на Космическое Раскрытие! С нами Эмери Смит, и в данном эпизоде мы будем говорить о космической утилизации. Эмери, с возвращением на программу.  

ЭМЕРИ.: Привет, Джордж. Спасибо за приглашение.

НУРИ.: Что, черт возьми, такое, космическая утилизация?

ЭМЕРИ.: Ну, аналогично тому, как в наших океанах плавают корабли, утилизирующие обломки крушений, в атмосфере и экзоатмосфере окружающей нас Солнечной системы происходит колоссальное событие. А именно, непрерывная каждодневная деятельность космических кораблей по утилизации космического мусора.

НУРИ.: Что?

ЭМЕРИ.: Это не просто комический мусор, который выбросили мы. Это космический мусор, летающий в космосе миллионы лет, – сбитые космические корабли, тела, устройства.

НУРИ.: Кто этим занимается?

ЭМЕРИ.: Мы летаем в космос и подбираем их – человеческая цивилизация. Корпорации нанимают главные ракетостроительные компании, чтобы они посылали космические корабли. Сейчас уже есть космические станции с техниками и механиками, живущими в них на постоянной основе. Они собирают отходы, складывают в капсулы и посылают обратно на Землю, где извлекают из океана, возвращают в лаборатории и изучают. Будь-то волокна, металлы, композитные материалы или даже тела.

НУРИ.: И все это космический мусор, не так ли?

ЭМЕРИ.: Космический мусор, ну, как мусор на Земле, который перерабатывается и используется вторично. Его можно изучать, поскольку большая часть сделана не на Земле. В общем, мусор не с Земли. В больших количествах он плавает в космосе. Все Солнечная система кишит космическим мусором, просто плавающим вокруг. Кое-какие космические корабли повреждены или взорваны.

НУРИ.: Старые “умершие” спутники, не так ли?

ЭМЕРИ.: Да, старые спутники, кстати, имеющие неземное происхождение. Также было обнаружено множество беспилотников инопланетных цивилизаций.

НУРИ.: Президент подписал указ о создании Военно-Космических сил. Одной из миссий вновь созданного подразделения будет продолжение утилизации спутников?

ЭМЕРИ.: Конечно. Со временем появятся гражданские компании, широко известные и не такие засекреченные. Но прямо сейчас такие миссии отданы на милость людям, у которых есть деньги на собирание космических отходов, обратное восстановление и дальнейшее использование. Я имею в виду, все, что связано с Военно-Космическими силами… Я просто хихикаю, так как, насколько я знаю, утилизация космических отходов ведется еще с 1990 года. Поэтому мне смешно, когда я слышу: “Ну, для создания Военно-Космических сил нам требуется $14 миллиардов” и все такое.

Знаете, секретное подразделение НАСА уже занимается тем, о чем понятия не имеет публичное НАСА. Это обычное сокрытие. Поэтому я думаю так: все происходящее нацелено на то, чтобы американский народ поддержал инициативу налоговыми деньгами: “Теперь у нас будут Военно-Космические силы”. Как я уже говорил, мы уже в состоянии запускать ракеты даже из космоса, и начали делать это 20 лет назад. У нас уже есть высоко энергетические лазерные лучи для стрельбы на Земле и в космосе.

НУРИ.: Безусловно. Мы это видели.  

ЭМЕРИ.: Запускаются новые спутники, оснащенные мощными телескопами и системами слежения, способными отслеживать объекты глубоко внутри Солнечной системы. Поэтому мы знаем, где находится каждый фрагмент обломка, движется ли он сам по себе или нет.

НУРИ.: Одно время много говорили о спутнике под названием Черный Рыцарь. Его мы тоже отслеживаем?



ЭМЕРИ.: О нем я знаю совсем не много. У меня нет времени копаться в сети и изучать все, что предлагает поп-культура. По этому поводу могу сказать лишь одно: подобные устройства имеются, обычно они представляют собой сбитые очень большие космические корабли. Они просто плавают в космосе. Одни находятся на орбите вокруг Луны, другие – на орбитах вокруг других планет, а также вокруг Солнца. Время от времени их замечают с Земли, так как они пребывают на некоей эллиптической орбите. Иногда они подходят к Земле так близко, что ученые могут видеть, что собой представляет этот гигант. Астероид? Покинутый космический корабль? Тогда они делают все возможное, чтобы заполучить этот корабль.

НУРИ.: Эмери, Вы говорили о космических станциях. А что еще там есть?

ЭМЕРИ.: Другие станции и станции, которые строятся сегодня. Они одного и того же размера, только немного другие. В них живут ученые и техники. Они занимаются не только удалением космического мусора, но и контролем разных видов спутников, находящихся немного дальше. Сейчас у нас имеются спутники-беспилотники, способные маневрировать вокруг Солнечной системы…

НУРИ.: Вот это да!

ЭМЕРИ.: …которые контролируются этими людьми. По какой-то причине это легче делать оттуда, чем с Земли.

НУРИ.: Какие корпорации прямо сейчас занимаются этой работой?

ЭМЕРИ.: Все аэрокосмические научные корпорации. Я не буду называть имен, но…

НУРИ.: Но мы их знаем.

ЭМЕРИ.: Безусловно, вы уже их знаете. У таких корпораций есть субкомпании. Субкомпании подчиняются корпорации, но внешне все выглядит так, как будто они не имеют к ней никакого отношения. Все зависит от того, что происходит. В космосе происходит множество несчастных случаев, о которых вы не слышите. В таких случаях военные связываются с корпорациями и говорят: “Эй, между прочим, у нас какая-то неполадка. Не могли бы вы починить этот спутник или вернуть его на планету?”

НУРИ.: Понятно.

ЭМЕРИ.: Корпорации имеют свои собственные маленькие космические челноки, меньше, чем наш космический челнок. Они летают в космосе, в атмосфере и экзоатмосфере. Челноки представляют собой уменьшенные версии… Они напоминают коконы. Представьте кокон размером с мотоцикл, бороздящий космос. В нем один или два человека. После завершения миссии он приземляется на космическую станцию или залетает в больший космический челнок. И да, у нас есть специальные спутники-убийцы, способные проецировать электромагнитную волну, разрушительную электромагнитную волну.

НУРИ.: Волну, способную вырубить спутник?

ЭМЕРИ.: Она поражает спутник за полсекунды и полностью выводит его из строя. И тут я кое-чего не понимаю: мы размещаем все это оружие в космосе, но кто-то с помощью генератора, пульсирующего на более высокой электромагнитной частоте…

НУРИ.: Бесспорно.

ЭМЕРИ.: …способен разрушать спутники. У этого кого-то есть свои специальные спутники и радары, фиксирующие такие виды вспышек электромагнитной пульсации. Поэтому они могут точно пеленговать, откуда появился спутник.

НУРИ.: Не столько, откуда, сколько кто его послал?

ЭМЕРИ.: Все, что покидает атмосферу Земли, отслеживается. Следовательно, если корпорация или страна что-то запускает в атмосферу, оно может представлять собой серьезную угрозу, поэтому кто-то тщательно отслеживает и смотрит, какой вид частот оно доставляет. И если угроза достаточно высока, это что-то очень-очень издалека обстреливается лучами и буквально разрывается на части.

НУРИ.: Много лет назад Советский Союз послал спутник к одному из спутников Марса. Так вот, имеется фотография объекта, приближавшегося к тому спутнику. А потом советский спутник внезапно замолчал. Полагаю, это был инопланетный космический корабль. Такое возможно?

ЭМЕРИ.: Очень даже возможно. Повторяю, все, что выходит за пределы нашей экзоатмосферы, тщательно отслеживается. Знаете, известны даже намерения, стоящие за спутниками. Вам могут говорить: “Ох, мы хотим просто посмотреть на скалы на Марсе”. А на самом деле собираются сбросить на планету бомбу с целью замера частот, изменения атмосферы и так далее. В космос запускается множество засекреченных проектов, нам говорят, что в целях космических исследований, а на самом деле с абсолютно другими программами, по большей части негативными.

НУРИ.: Как извлекаются спутники?

ЭМЕРИ.: Обычно с помощью небольших космических челноков, снабженных выдвигающимися “руками”, которые можно видеть у устаревшего космического челнока.

НУРИ.: Понятно.

ЭМЕРИ.: В сфере утилизации все оборудование промышленного производства, оно очень устаревшее. Мы ведь все еще пользуемся газом, углем и нефтью. В случае космической утилизации, ничего, работающего на антигравитации. Это очень старая школа, архаический способ доставки еще на старом ракетном топливе. Вот почему такие ракеты все еще существуют. Такие маленькие “клопики”, о которых я рассказывал, небольшие плавающие коконы снабжены как бы щупальцами, способными захватывать очень маленькие объекты, где бы они не находились. Находки доставляются сначала в челнок, а потом на космическую станцию. Это непрекращающаяся ежедневная активность.

НУРИ.: Когда Вы рассказываете об извлечении тел, о каких именно телах мы говорим?

ЭМЕРИ.: Ну, в космосе происходило много несчастных случаев, и каждый раз      тело – замороженное тело – возвращается на Землю. Это могут быть как люди, так и инопланетяне-люди. Скажем, люди, не рожденные на Земле.

НУРИ.: Понятно. Гибриды?

ЭМЕРИ.: Да. Между прочим, было подобрано много разных видов.

НУРИ.: С человеческой ДНК?

ЭМЕРИ.: Верно, с человеческой ДНК. У всех инопланетян в нашем секторе вселенной имеется человеческая ДНК. Поэтому их легко обнаружить на радаре, подобрать и послать на Землю в специальных капсулах. Именно так ученые получают разные волокна, разные металлы и все такое, а потом обратно восстанавливают. Иногда попадаются целые корабли, вот их невозможно вернуть на поверхности планеты.

НУРИ.: Слишком большие?

ЭМЕРИ.: Обычно корабли слишком большие, и всегда есть сомнения в том, удастся ли вернуть их на Землю. Они ведь могут просто сгореть в атмосфере или ранить кого-то на планете?

НУРИ.: Или дело в загрязнении?

ЭМЕРИ.: И в этом тоже.

НУРИ.: Да, такое возможно.

ЭМЕРИ.: Вот как поступают в подобных случаях: посылают утилизаторов, которые разбирают корабль на части, или снимают его на видео, или просто документируют. В общем, изучают все, что только можно, забирают фрагменты. “Обстреливают” корабль с помощью очень продвинутых радарных технологий, чтобы посмотреть, что находится за обшивкой, какие используются двигатели и все такое.

НУРИ.: Эмери, что Вы видели конкретно?

ЭМЕРИ.: Я лично видел куски металла, системы вооружения, медицинские устройства, тела, фрагменты кораблей и двигатели. Все это доставлялось в строго разделенные программы, работавшие в подземных сооружениях. Для этого в сооружениях предусмотрены огромные хранилища. Конечно, тела отправляются совсем в другое место. Вот все, что я видел.

НУРИ.: Что Вас поражало больше всего?

ЭМЕРИ.: Наверное, сам материал. Когда ученые проводят исследования, и выясняется, что эти металлы… Что таких металлов на Земле нет. Удивляла и смесь разных металлов, способы атомных связей, способствующих образованию сверхпотрясающих кусков материала, которыми, кстати, мы пользуемся сейчас для защиты, имплантов и все такое.

НУРИ.: То есть, Вас больше волновали извлеченные металлы, чем инопланетное тело?

ЭМЕРИ.: Ну, это можно понять. Я ведь привык все время видеть тела…

НУРИ.: Ясно.

ЭМЕРИ.: …поэтому эка невидаль! Другое дело знать, что благодаря найденному защитному материалу или просто куску металла весь наш мир может полностью измениться! Такими находками пользовались при строительстве космических кораблей, в системах вооружения, в других летательных аппаратах. Их использовали в медицине и, конечно, в фармацевтике. Тут уж первое место отводилось телам.

То есть, все это обратное восстановление или попытка дублирования. Мы пытались узнать, как ОНИ это делают или делали. Знаете, я называю эту программу секретным НАСА. Другие названия – ТКП и иные термины поп-культуры, существующие вот уже какое-то время. Имеются очень продвинутые космические челноки. Есть весьма продвинутые костюмы. Это не те большие, громоздкие скафандры, которые вы видите по телевизору или которые носили Нил Армстронг и Базз Олдрин.

НУРИ.: Это подвижные костюмы, не так ли?

ЭМЕРИ.: Это ОЧЕНЬ гибкие, очень подвижные и ОЧЕНЬ прочные обратно восстановленные материалы. Шлемы могут становиться прозрачными или затемненными с помощью электроники. В них встроена своя собственная атмосфера. В таких скафандрах вы способны выживать много-много дней. Вы можете дышать, мочиться и испражняться. При создании таких видов скафандров все это принимается во внимание. Это как бы пересечение между космическим скафандром, который вы видели раньше, и…

НУРИ.: Чем-то, что носит пилот, чем-то непроницаемым?

ЭМЕРИ.: Нет, скафандр не герметичный. Вы когда-нибудь видели троеборцев, плавающих в океане? На них еще такие большие кожаные костюмы.

НУРИ.: Да.

ЭМЕРИ.: Или аквалангистов в Антарктиде. У них что-то на голове и все такое. То есть, представьте большой толстый скафандр, сжатый до уровня тесного прилегания к телу.  

НУРИ.: В котором можно двигаться?

ЭМЕРИ.: В котором можно двигаться. Везде предусмотрены шарнирные сочленения.

НУРИ.: Они тоже полностью герметичные?

ЭМЕРИ.: Он позволяет одинаково хорошо пользоваться обеими руками. В общем, все в одном. Скафандр герметично застегивается на спине. Шлем крепится на алюминиевой раме, находящейся на воротнике.

 

Шлем представляет собой цельный кусок стекла с четырьмя сегментами, отделенными друг от друга металлическими полосками. Точно не помню, по-моему, больше четырех или пяти сегментов. Внутри имеется проекционный дисплей, а связь осуществляется посредством воротника.

 

То есть, все компьютерное оборудование вставлено в воротник. Оно посылает изображение на экран. Также вы можете видеть живое видео, которое передается из центра. Если я захочу, я могу видеть все, на что вы смотрите. И все это…

 

НУРИ.: Интересно.

ЭМЕРИ.: Знаете, все активируется голосом. Как правило, имеется регулятор, одновременно связывающий 4 или 5 космонавтов. Ну, как в фильме Матрица, когда вы видите парня, сидящего за компьютером.



НУРИ.: Понятно.

ЭМЕРИ.: Люди находятся в матрице, а он общается с ними…

НУРИ.: И контролирует их.

ЭМЕРИ.: …и все контролирует. Что-то вроде того. Дело в том, что космические миссии – это всегда результат усилия команды. Все может быстро провалиться в тартарары, поэтому имеется множество правил.  

НУРИ.: Обувь тоже должна быть автономной?

ЭМЕРИ.: Нет. К обуви это не относится. Перчатки, обувь и шлем не автономны. Все они сделаны из очень легкого алюминия. Они пристегиваются и герметизируются. Имеется кнопка, герметизирующая скафандр, как только он застегивается. По всему скафандру разбросаны сенсоры, позволяющие центру знать, не нарушается ли давление и все такое.

НУРИ.: О любой утечке или тому подобное?

ЭМЕРИ.: Ноги, руки и шлем отделены потому, что обычно это самые проблемные места – разрывы и все такое. Внутри этих мест на скафандре имеются автоматические резиновые заглушки, которые… Скажем, я порвал перчатку. Место разрыва сразу же герметично заделывается, чтобы я не потерял давление во всем скафандре.

НУРИ.: Ах! Я понял.

ЭМЕРИ.: В общем, это как барокостюм – герметичный барокостюм, которым пользуются пилоты истребителей F-16, только на костюмах летчиков мест, способных герметизироваться, меньше.

НУРИ.: Естественно.

ЭМЕРИ.: Многие подобные вещи основываются на извлеченных растениях. Помните, я рассказывал, что листья некоторых инопланетных растений непробиваемы для пуль, листья и все такое. Это обратно восстановленная технология, полученная в результате путешествий через порталы, а скафандры тоже обратно восстановлены из костюмов, полученных по контрактам от других инопланетян. Определенно, это не то, чем раньше пользовались мы.

Полагаю, многое из того, что вы видите на космических челноках старой школы, и старомодные скафандры космонавтов, на самом деле, были, а может нам говорили, что были… Они были сделаны из поликарбонатного углеволокна. Думаю, оно тоже было обратно восстановлено, хотя об этом нигде не объявлялось публично. Я точно знаю, что скафандры были обратно восстановлены потому, что сам принимал участие в работе над обратным восстановлением здесь на Земле. Большая часть современного скафандра сделана из графена, [1] смешанного с титаном.

НУРИ.: Эмери, что могут делать наше собственное оборудование и спутники?

ЭМЕРИ.: У нас есть спутники, способные увеличивать изображение с очень-очень высоким разрешением. Также мы можем видеть во многих цветовых спектрах. Сейчас мы в состоянии выстреливать в космос и видеть, какой корабль приближается и сколько в нем людей.

НУРИ.: Господи!

ЭМЕРИ.: То же самое относится и к спутникам. Мы можем сканировать спутники, находящиеся на очень-очень далеком расстоянии и видеть все их составные компоненты, есть ли на них плутоний или какой-то другой радиоактивный материал. Вся информация почти мгновенно передается на Землю, поэтому мы знаем, представляют ли они собой опасность или нет.

НУРИ.: Могут ли другие страны, обнаруживающие космические осколки, расстреливать их, если знают, что мы их забираем?

ЭМЕРИ.: Нет. Ребята, мне бы хотелось, чтобы вы больше думали о корпорациях, активно сотрудничающих друг с другом. Конечно, таких корпораций очень много. Они находятся по всему миру и часто работают по контракту. Знаете, корпорация Space X понятия не имеет о том, что она запускает в космос. Это работа по контракту. Все засекречено. Ничего не известно. Все приходит в упакованном виде, в контейнерах. Поступления строго контролируются. Мы ведь тоже контролируем, что и сколько можем сделать. В программах все то же самое. Корпорации пристально за этим следят. Между прочим, никто не собирается выставлять это напоказ.  

НУРИ.: Я имею в виду, например, могут ли корпорации обратиться, скажем, к китайскому правительству и сказать: “Только что мы подобрали один из ваших мертвых спутников. Хотите его вернуть?” Они поступают именно так?

ЭМЕРИ.: Вы имеете в виду корпорации?

НУРИ.: Да.

ЭМЕРИ.: В любом случае, вреда от этого не будет. Но если они хотят, они могут забрать спутник, если он недействующий. Захотят ли они сообщить об этом Космической Научной Администрации Китая, зависит от них. Я не думаю… Знаете, никто не собирается провоцировать войну или захватывать чью-то собственность, потому что собственность есть собственность. Будь-то поврежденный фрагмент собственности, или действующий спутник, или действующая космическая станция, или тело – все это ЕСТЬ чья-то собственность, и право собственности следует уважать.

Одной из самых интересных извлеченных вещей был 3-метровый кусок металла, выполненный в форме руки рептилоида. Позже оказалось, что это некоего вида оружие.

НУРИ.: Откуда?

ЭМЕРИ.: Он просто плавал среди космического мусора.



 

НУРИ.: Откуда же он взялся?

ЭМЕРИ.: Мы не знаем. Между прочим, рука была похожа на лапку лягушки с тремя пальцами. Представьте длинную лапку с трехметровым гарпуном на конце. Одна лапка составляла 1,2-1,5 м в длину. Поэтому это было очень большое существо. Лапка и пальцы сплавлены в один гигантский гарпун.

НУРИ.: Что случилось с остальным телом?

ЭМЕРИ.: Понятия не имею.  

НУРИ.: Оно исчезло?

ЭМЕРИ.: Ничего подобного мы больше никогда не находили. Но раньше мы уже обнаруживали подобные лапки. Я видел их в проектах. Конкретной расы я не знаю. Вот все, что я знаю: когда мы выделили ДНК из руки, она совпала с ДНК металла. Представляете, металл обладал ДНК. В общем, это оказался некий вид биологической связи, выглядевшей как сплав. Сначала мы подумали, что все сплавилось от взрыва корабля. Возможно, тело каким-то образом было быстро введено в гигантский гарпун.

НУРИ.: По-видимому, так.

ЭМЕРИ.: Но, нет. Позже до нас дошло, что существо транспространственно ввело руку в металл и действовало этим оружием. Вам следует понять, что происходит очень много опасных вещей. Возвращение космического мусора на планету, обратное его восстановление, совершенствование космической технологии, скафандры и космические корабли позволяют нам подняться по лестнице на следующий уровень. Я вижу, что посредством рассекречивание такое произойдет очень скоро. Я слышал, что уже началось изменение космических скафандров. Нового костюма я еще не видел, но слышал неподтвержденные сообщения.

НУРИ.: Почему инопланетяне не приходят и не забирают свою собственность?

ЭМЕРИ.: Полагаю, они это делают, когда могут, но… Думаю, им нравится держаться подальше от нашей планеты, нашей атмосферы и позволять нам процветать. Они наблюдают за нами и видят все, что мы делаем. Много раз они специально оставляли в космосе то, что хотели, чтобы мы нашли. Вот такая своеобразная помощь.

НУРИ.: Что-то насаждают?

ЭМЕРИ.: Да. Они делают это, чтобы мотивировать нас обратно восстанавливать найденное и помогать совершать многие научные прорывы, которые мы совершаем на планете все время.

НУРИ.: Как Вы думаете, насколько уникальна наша планета во вселенной?

ЭМЕРИ.: Ох, Она определенно уникальна во вселенной благодаря широкому разнообразию видов и красивой атмосфере. Знаете, нашей планете 4 с лишним миллиарда лет, и ее посещали миллионы раз. На ней жили много-много разных цивилизаций, и ВНУТРИ нее тоже.

НУРИ.: Знаете ли Вы кого-то, кто запускал в космос космические корабли и извлекал объекты?

ЭМЕРИ.: Да, безусловно.

НУРИ.: Друзья?

ЭМЕРИ.: Коллеги.

НУРИ.: Возвращались ли они с невероятными историями?

ЭМЕРИ.: Всегда. Полет в космос – это всегда приключение. Это как обнаружить новую цивилизацию или найти кое-что в пирамиде.  Я рассматриваю это как… Я – археолог-любитель и палеонтолог. Поэтому когда я совершаю новое открытие, это всегда самое волнующее происшествие в моей жизни, будь-то просто камень в форме чего-то, вырезанный миллион лет назад, или кость, которую мы никогда не видели раньше.

Еще одной потрясающей находкой был… Это был совершенный сферический кристалл, похожий на баскетбольный мяч, только очень-очень плотный. Он просто лежал. Ученые предположили, что когда-то это был сознательный космический корабль…



НУРИ.: Вот это да!

ЭМЕРИ.: …потому что он мог двигаться сам по себе. Не забывайте, что хотя весь космический мусор в экзоатмосфере уже нанесен на карту, всегда можно найти что-то новое. Мы бы знали, особенно если бы что-то находилось на орбите. Все известно, так как отслеживается даже на расстоянии свыше 26000 км.

Итак, челнок захватил это устройство и переправил его на Землю. Ученым было очень любопытно, такого они никогда не видели… Простой кусок стекла никогда бы не сохранился в своем первозданном виде.

НУРИ.: Конечно.

ЭМЕРИ.: Очевидно, что это некий вид другого материала или что-то еще. Возможно, это могла быть цивилизация или космический корабль. Кто знает? Поэтому космос приходится отслеживать, и это большой вопрос, когда мусор следует возвращать на Землю и стоит ли вообще это делать. Потому что мы не можем проводить нужное исследование…

НУРИ.: Что мы возвращаем?

ЭМЕРИ.: У нас нет надлежащего оборудования, надлежащих лабораторий.

НУРИ.: Тогда получается, что это операция по утилизации?

ЭМЕРИ.: Да. Но в том случае это было что-то другое. Откуда появилась сфера? Она явно не похожа на кусок металла. Поэтому ее поместили в челнок, потом уложили в одну из капсул и вернули назад на планету.

НУРИ.: И что дальше?

ЭМЕРИ.: Ну, ученые обнаружили, что это некий вид энергетического устройства. Но они до сих пор не могут взломать код, хотя в принципе все происходило давным-давно. Мы говорим о 1994-1995 годах.  Я слышал, что с тех пор собрали много таких вещей. Об этом мне сообщила пара моих коллег. Оказалось, что это определенно некий вид энергетического устройства, вытягивающего энергию отовсюду, где бы оно ни находилось. Оно испускает энергетическую частоту исцеления. Исследователи проверяли это на растущих клетках, растительных клетках, человеческих клетках, животных клетках и грибах, в общем, проводили все виды потрясающих тестов.

НУРИ.: И оно работает?

ЭМЕРИ.: Каким-то образом да.

НУРИ.: Эмери, Вы говорили о космических кораблях, скитающихся в космосе. Способны ли мы идентифицировать хотя бы некоторые из них? И если да, то откуда они могли быть родом?

ЭМЕРИ.: Ну, в лабораториях проектов имеется огромная база данных. Если вы участвуете в проектах, работаете над конкретным инопланетным телом, тогда вас отправляют на космический корабль, из которого извлечено тело, и о котором я не имею ни малейшего понятия. Мне даже никогда не говорили, что это космический корабль, а я никогда не задавал никаких вопросов. Это не поощрялось. Вам вообще не разрешалось что-то делать до тех пор, пока не попросят.

НУРИ.: Понятно.

ЭМЕРИ.: Именно так мне удавалось продлевать допуск каждые три месяца. В общем, происходит следующее: вы идете на корабль, берете разные образцы и приносите их в лабораторию. Дальше вы сверяете образцы с ДНК инопланетян. Как я уже говорил много раз, всегда выявляются совпадения.

НУРИ.: Ясно.

ЭМЕРИ.: Потом все отправляется в базу данных. Вы должны понять, что я ведь не был единственным техником. Были и другие ученые и техники…

НУРИ.: Конечно. Там полно людей, не так ли?

ЭМЕРИ.: …работавшие с другими космическими кораблями и телами. Поэтому накопилась огромная база данных. Она-то и интриговала меня больше всего, потому-то я и был так привязан к своей работе. База данных выглядела как энциклопедия видов, живущих во вселенной.

НУРИ.: Теперь понятно, откуда такое волнение.

ЭМЕРИ.: Самым интересным было рассматривать уже зафиксированные в энциклопедии реальные тела, рисунки, видео ролики и результаты аутопсии. База данных собиралась уже очень долго. А сейчас появляются новые виды, еще не зафиксированные, а я с ними работаю. Поэтому приходилось искать взаимное соответствие видов с уже известными космическими кораблями и пытаться понять, откуда они могли прийти. Вот так и создается огромная рождественская елка данных о ДНК, инопланетянах и космических кораблях. Все регистрируется и помещается в строго разделенные компьютеризированные системы. Мне известно, что одна из главных баз данных находится в подземном сооружении в Нью-Мексико. Другая база данных хранится в космосе, в специальном помещении. В космосе есть хранилище.

НУРИ.: Там ведь хранятся все данные и о нас?

ЭМЕРИ.: Конечно. Также имеется подземное хранилище в океане. Видите, есть три или четыре хранилища данных, которые невозможно взломать. Как только что-то попадает туда, вы уже не можете послать сигнал. Вы не можете что-то загрузить. Все закладывается в систему вручную. С одной стороны, я нахожу это архаичным, с другой стороны, возможно, это самое умное, что можно сделать.

НУРИ.: И это работает?

ЭМЕРИ.: И это работает.

НУРИ.: Будет ли утилизация продолжаться?

ЭМЕРИ.: Да. Полагаю, она станет большим бизнесом, так как гражданскому сообществу необходимо начинать очищать НАШ космос от мусора, уже находящегося там.

НУРИ.: Безусловно.

ЭМЕРИ.: Именно потому я думаю, что скоро все станет достоянием общественности. И после нашего эфира, я бы не удивился тому, что, скажем, через 6 месяцев нам скажут: “Ну, пора приступить к очистке космоса. Между прочим, там много мусора, и мы не знаем, что это такое”. Они уже делают это на протяжении 20 лет. Поэтому я думаю, что скоро произойдет высвобождение информации в публичную сферу.

НУРИ.: Эмери, спасибо за то, что были с нами.

ЭМЕРИ.: Спасибо за приглашение, Джордж.

НУРИ.: С нами был гость Эмери Смит. Спасибо за внимание.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 2081
Дата регистрации : 2017-02-04

Посмотреть профиль http://raskrytie.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения