Космическое Раскрытие: Трагические последствия нарушения норм безопасности Интервью с Эмери Смитом

Перейти вниз

Космическое Раскрытие: Трагические последствия нарушения норм безопасности Интервью с Эмери Смитом

Сообщение автор Admin в Пт Июл 06, 2018 2:20 am

Космическое Раскрытие: Трагические последствия нарушения норм безопасности
Интервью с Эмери Смитом
26 июня 2018 года


Спойлер:

http://divinecosmos.e-puzzle.ru/page.php?al=419
ДЭВИД: Добро пожаловать на Космическое Раскрытие! С нами Эмери Смит. Эмери, с возвращением.
ЭМЕРИ: Привет, Дэйв. Спасибо за приглашение.
ДЭВИД: В предыдущем эпизоде мы обсуждали кое-что, что могло бы произойти, если кто-то нестабилен, нервничает и постоянно оглядывается по сторонам. К вам подходят и говорят: “Есть что-то, что я хотел бы, чтобы вы знали, но я не уверен, стоит ли мне рассказывать”. Тогда я спрашивал, случалось ли такое когда-нибудь. Каким был Вам ответ? Давайте с этого и начнем.
ЭМЕРИ: Да, нечто подобное имело место. Но не всегда все происходило именно таким образом. Обычно такое случалось, когда кто-то работал в проекте очень-очень долго, даже дольше, чем вы. Такие люди видят вас постоянно и знают, что вы все делаете правильно, иначе вас бы здесь не было. Тогда за столом в буфете вы можете рискнуть и поделиться кое-какой информацией. Вы даже можете подружиться, хотя вам не позволяется становиться друзьями даже внутри раздробленных программ или вне проектов. Но такое все же происходит.
ДЭВИД: Минуточку. На обычной военной форме есть имя, в армии или ВМФ.
ЭМЕРИ: Да.
ДЭВИД: На Ваших униформах есть имена?
ЭМЕРИ: Нет-нет. Никаких имен. Только ремешок-браслет.
ДЭВИД: Вам разрешается говорить свое имя или даже…
ЭМЕРИ: Да.
ДЭВИД: Понятно.
ЭМЕРИ: Да, вам разрешается иметь “случайный разговор”. То есть, люди рассказывают о своих семьях, чем они занимались в выходные, в общем, о том, о чем разговаривают обычные люди: о фильмах, телевизионных шоу и, конечно, обмениваются забавными шутками. Во время обеда люди много шутят, и очень часто шутки как-то отражают те проекты, в которых мы работаем. Но не раскрывают сути проектов, поэтому это разрешено.
ДЭВИД: То есть, Вы могли знать кого-то по имени…
ЭМЕРИ: Конечно.
ДЭВИД: …помнить имена и говорить с ними. Встречались ли Вы вне столовой, в зонах отдыха, где общались с этими людьми?
ЭМЕРИ: Не в зонах отдыха. Я подружился со многими командирами и учеными, с которыми работал в одних и тех же проектах. В целях общения я нелегально встречался с учеными и военными на обедах и барбекю. Вы ведь думаете, что это хорошо, когда командир приглашает вас на барбекю, а ведь он служит на 10-20 лет дольше, чем вы, не так ли? Но это не факт. Это не факт, и совсем не хорошо. Существуют правила, запрещающие подобные вещи, чтобы информация не попала в не те руки. Я подружился с командиром одного из проектов, в котором я работал; мы стали близкими друзьями. Вместе мы ездили в горы на мотоциклах. У нас были мотоциклы. Знаете, он стал просто одним из моих закадычных друзей.
ДЭВИД: Разве Вам позволялось выезжать с командиром за пределы базы? Или…
ЭМЕРИ: Нет. Не разрешалось.
ДЭВИД: Понятно.
ЭМЕРИ: Категорически не разрешалось. Помню, что я и моя девушка навещали его и его жену много раз, чтобы поесть и все такое. Но мы никогда не говорили ни о чем, связанном с базой. В таких случаях мы вели себя “правильно”. Но в обеденные часы или во время подготовок в подземных сооружениях вы иногда общаетесь с другими людьми. Они подходят и начинают говорить. Как-то раз, командир упомянул о потрясающем космическом корабле, в который ему хотелось меня сводить, чтобы я поработал и попытался понять принцип действия пилотажного тренажера обратно восстановленного инопланетного космического корабля.
ДЭВИД: Неужели?
ЭМЕРИ: Да.
ДЭВИД: До этого момента Вы когда-нибудь видели какой-либо космический корабль?
ЭМЕРИ: Да. Я видел корабли, но не до такой степени, и они не были обратно восстановленными инопланетными космическими кораблями.
ДЭВИД: Для тех, кто не знает: что такое обратно восстановленный космический корабль?
ЭМЕРИ: Скажем, у вас есть космический корабль, найденный, раскопанный, сбитый, подобранный из космического мусора или доставленный из какого-либо другого места в космосе. Корабли перевозятся в сооружения, и там ученые изо всех сил стараются понять и обратно восстановить их.
ДЭВИД: Итак, Ваш командир…
ЭМЕРИ: Да.
ДЭВИД: Похоже на то, что вы действительно были близкими друзьями. Ездили на велосипедах в горы, обедали с его семьей. Разве в вас не вставляли чипы? Не пытались отслеживать, что вы вместе обедали?
ЭМЕРИ:  Насколько я знаю, нет. Хотя один раз нас действительно застукали, когда мы с командиром находились в том месте, в котором мне никак не позволялось быть, согласно моему уровню допуска. И после этого все провалилось в тартарары, пошло прахом.
ДЭВИД: Ну, это история, которую Вы рассказывали мне много лет назад. Давайте немного поговорим об этом. Где находились Вы с командиром, когда он впервые рассказал Вам о корабле? Что он сказал в связи с тем, что Вам предстояло увидеть?
ЭМЕРИ: Это был настоящий инопланетный корабль, который захватили и доставили в один из подземных ангаров…
ДЭВИД: Ясно.
ЭМЕРИ: …полностью герметичных. Внутри ангара, в том же помещении ученые дублировали корабль в попытке обратно его восстановить.
ДЭВИД: Ясно.
ЭМЕРИ: Итак, они начали работу с внутренней части корабля. Они открыли корабль, разрезав его пополам.

Это был ромбовидный корабль, не слишком большой. Возможно, не больше, чем восемнадцатиколесник (большой полутрактор-полутрейлер).
ДЭВИД: Когда Вы говорите “ромбовидный”, не могли бы Вы уточнить, что это значит? Если бы Вы его изображали, как бы он выглядел?
ЭМЕРИ: Как кусок флюорита.
ДЭВИД: Понятно.
ЭМЕРИ: В форме алмаза.
ДЭВИД: Пирамида сверху и пирамида снизу.
ЭМЕРИ: Верно. Только уложенная горизонтально. Поэтому вершины направлены вправо и влево, а не вверх и вниз.
ДЭВИД: Ох! Понятно.
ЭМЕРИ: То есть, он лежит вот так (Эмери разделяет руки, чтобы продемонстрировать горизонтальное расположение) и совершенно сбалансирован.
ДЭВИД: Вот это да!
ЭМЕРИ: Итак, ученые разрезали корабль и попытались кое-что сделать.
ДЭВИД: Вы говорили, что корабль размером с восемнадцатиколесник?
ЭМЕРИ: Да. Он действительно небольшой.
ДЭВИД: Какого он цвета?
ЭМЕРИ: Золотистого.
ДЭВИД: Понятно.
ЭМЕРИ: На нем был свет, очень приятный свет, как свет на наших лицах.
ДЭВИД: Он сиял?
ЭМЕРИ: Очень мягко. Очень мягко. Поверхность корабля была металлической, поэтому если вы освещали его светом, он отражался.
ДЭВИД: Без единого шва?
ЭМЕРИ: Без единого шва, за исключением граней октаэдра.
ДЭВИД: Но Вы говорили, что его уже рассекли?
ЭМЕРИ: Да, хотя нет. Корабль, который ученые поставили рядом с оригинальным кораблем, был просто… Они пытались понять, как он работает и как летает. Ученые много работали с электромагнетизмом. Поэтому они создали половинную версию. Исследователи рассекли искусственную полуверсию, так можно сказать?
ДЭВИД: Половину октаэдра?
ЭМЕРИ: Просто половину…
ДЭВИД: Его разрезали посередине?
ЭМЕРИ: Да, вот именно.
ДЭВИД: Хорошо. Как вы туда попадаете, если у вас нет соответствующего допуска? Если вы не уполномочены быть там, как вы попадаете в помещение?
ЭМЕРИ: Условие таково: если вас сопровождает кто-то, обладающий более высокой степенью допуска. Много раз, когда возникают экстренные ситуации, вы довольно быстро можете попасть с определенные места. И если вы находитесь с кем-то, имеющим более высокую степень допуска, тогда ответственность за все лежит на том человеке.
ДЭВИД: Ох!
ЭМЕРИ: Все знают следующее: если вы не приписаны к проекту, вас вряд ли поведут туда, где вы смогли бы что-то увидеть, ничего о нем не зная. Я же НЕ был вписан в проект. Я попал туда нелегально с помощью своего друга.
ДЭВИД: Пожалуйста, расскажите подробнее, что произошло.
ЭМЕРИ: Ну, мы спустились на нужный этаж. Створки дверей разъехались, и мы вошли в коридор, длиной, возможно, 30 м. Также там находилась еще одна обычная вакуумная дверь, которую мы увидели, как только разошлись створки первой. Они выглядели как обычные скользящие двери в лифте, но были ОЧЕНЬ толстыми, очень толстыми, где-то около 610 мм толщиной. Как только двери открываются, видна платформа. Эта платформа имеет длину 9,1 м и рельсы. Кажется, что она специально полностью уходит в бездну так, чтобы вы не могли видеть дна.




ДЭВИД: Не может быть!
ЭМЕРИ: Стены полностью утопают в породе, ну, как вы бы увидели в пещере – просто стены в твердой породе. Помещение, в которое я вот-вот войду, когда пересеку мостик, и ЕСТЬ то самое помещение, в котором находится корабль.
ДЭВИД: Хм.
ЭМЕРИ: Итак, у вас есть разные мостики, ведущие в это полуподвешенное, герметичное, гигантское помещение.
 
ДЭВИД: Итак, вам приходится проходить через 610-миллиметровой толщины двери…
ЭМЕРИ: Да.
ДЭВИД: …просто чтобы попасть на узкий мостик…
ЭМЕРИ: Да.
ДЭВИД: …через пещеру ПРЕЖДЕ, чем вы попадаете в куполообразную часть?
ЭМЕРИ: Да, именно так.
ДЭВИД: Здорово!
ЭМЕРИ: Будьте уверены, помещение строжайшим образом охраняется. Я не знаю, почему это помещение подвешено от стен на расстояние, возможно, 30 м. Итак, сейчас вы находитесь в этом гигантском помещении. Вы входите в него через другие двери, к которым ведут множественные мостики. Вы входите и упираетесь в еще одни двери. Двери открываются… Точно такие же двери, которые вы только что видели, толщиной 610 мм. СЕЙЧАС вы оказываетесь в отсеке.
ДЭВИД: Вот это да!
ЭМЕРИ: Именно здесь стоят два космических корабля.
ДЭВИД: Пожалуйста, опишите, что Вы видите, и как Вы к ним подходите.
ЭМЕРИ: Это большое круглое помещение с куполообразной верхушкой, которая уходит далеко вверх. Я точно не знаю, насколько высоко, по крайней мере, на несколько сотен метров. Весь пол устлан металлической плиткой, типа зеркала. Плитки имеют шестиугольную форму. Они очень большие, возможно, шириной около 2-х м. Я не знаю, использовались ли они для электромагнитного…  Может, под ними что-то было. Полагаю, они могли использоваться для быстрого подъема частот, потому что обычно оба корабля касаются земли, и такие вещи весят наверняка несколько килотонн. Поэтому очевидно, что что-то их неестественно поддерживает, что-то, чем мы не пользуемся, когда корабли находятся на Земле, некий вид антигравитации. Конечно, один из кораблей оригинальный. Мы об этом говорили. Второй искусственно создан для того, чтобы исследователи изучили, как летает первый.
ДЭВИД: Что Вы испытывали? Боялись говорить, насколько потрясающе выглядит оригинал? Что Вы сказали своему командиру?
ЭМЕРИ: Да. Я говорил: “Это потрясающе! Это великолепно! Спасибо, что позволили мне участвовать в проекте”. Потому что я просто… Я просто думал, что это мой первый опыт с такими вещами, и сейчас, возможно, так или иначе я буду участвовать в проекте.
ДЭВИД: Мне не терпится спросить, что собой представляет система имитатора полета. Не могли бы Вы рассказать подробнее о  своем непосредственно опыте. Видите ли Вы звезды? Взмываете ли  посредством имитатора к Юпитеру или Сатурну? Что вы реально делаете?
ЭМЕРИ: Конечно.
 
Тренажер предлагает полное ощущение трехмерной реальности всей планеты и океанов.
ДЭВИД: ЭТОЙ планеты?
ЭМЕРИ: Именно этой планеты.
ДЭВИД: Не может быть?
ЭМЕРИ: Он не показывает ничего, что находится вне планеты. Между прочим, ничего дальше Луны. Кроме того, имеются полные имитации лунных структур, а также структур внутри Луны.

Самое интересное в том, то на Луне есть океаны. Это то, чего вы никогда не видели. Даже ели они просто вписаны в качестве программы, лично я в это не верю. Полагаю, что это точное воспроизведение того, о чем инопланетяне уже знают. А теперь представьте подключение к Google Earth, с тысячекратным увеличением, наличие очков виртуальной реальности и способность отправляться куда угодно.
ДЭВИД: И что же такого интересного в связи с океанами?
ЭМЕРИ: Ну, океаны… Единственное, что мы знаем об океанах, мы получаем посредством Google Earth и изучением энциклопедий. Не так много людей способны отправляться на глубину и исследовать океаны. Полагаю, что о космосе мы знаем больше, чем о собственных океанах, и все это понимают.
Значимой частью корабля является кресло. Это не обычное сидение. Оно отлито в форме кресла, и перед ним располагается огромная приборная панель. На ней имеется множество экранов, множество голографических изображений. Кресло предусматривает ручки управления (джойстики), сделанные специально под вашу руку. Рука вставляется в нечто вроде перчатки.
ДЭВИД: Здорово!
ЭМЕРИ: Итак, представьте перчатки, в которые вы вкладываете руки. Ваши ладони совершенно располагаются на гладкой круглой поверхности. Вот так все включается.
ДЭВИД: Потрясающе!
ЭМЕРИ: Да. Итак, командир начал учить меня, как управлять кораблем.
ДЭВИД: То есть, Вам довелось посидеть в пилотской кабине?
ЭМЕРИ: Я летал на корабле.
ДЭВИД: Внутри купола?
ЭМЕРИ: И нет, и да. Дело в том, что это был имитатор. Вот почему там находился большой экран. Ученые пытались обратно восстановить кресло пилота и кое-что из того, что видели. Конечно, это не был настоящий полет. Всего лишь большой экран. Имитация этого корабля.
ДЭВИД: Понятно.
ЭМЕРИ: С ее помощью ученые готовили засекреченных пилотов управлять кораблем с помощью ручек, шаровидных на концах, на которые кладутся руки, вставленные в перчатки.
 
Между прочим, кресло очень удобное.
ДЭВИД: Кресло было приспособлено к Вашему телу или просто было прекрасной удобной формы?
ЭМЕРИ: Оно ощущалось очень… Оно было очень пластичным. Не соответствовало контурам вашего тела. Не приспосабливалось к вам, но раздвигалось. Поэтому лоб и все… Вам приходилось сидеть в определенном положении. Оно как бы немного откидывалось, вы сидели так, чтобы ваши руки удобно располагались в этих странных, являющихся частью кресла перчатках. Впрочем, не воображайте себе именно перчатки. Представляйте отверстия в кресле, посредством которых ваши руки совершенно укладывались на шары, расположенные на концах ручек управления.
Помню, что через несколько часов пребывания в кабине, по крайней мере, 3-4-часа, я начал слышать пугающий звук открывающихся дверей, ну, как эхо. Вы слышите все разговоры. Там нет ни коврового покрытия, ни чего-либо еще вроде того. Вы можете слышать падение капли воды на расстоянии 30 м. Просто мертвая красивая тишина и ваши голоса. Когда двери открываются, они производят очень интересный звук. Звук, похожий на… Вы когда-нибудь слышали, как звучит кусок пластика… Я всегда ссылаюсь на рентген, потому что вы ведь знаете, как звучит рентгеновская пленка?
ДЭВИД: Да.
ЭМЕРИ: Вы трясете ее, и она издает очень специфический звук. Точно такой же звук создают двери, когда открываются. Скажем, очень странный вибрирующий шум, который необычно слышать у механической двери. Так вот, когда я услышал этот звук, я повернулся к командиру и спросил: “Ох, заходят другие люди?” Он ответил: “Нет. Никому не разрешается быть здесь”. Вот тогда-то и вошли “костюмы”.
ДЭВИД: Что именно Вы имеете в виду под “костюмами”?
ЭМЕРИ: Костюмы… Я считал, что мой друг является непосредственно командиром, отвечающим за все и вся. Нет никого, выше него. Тогда как здесь могла оказаться охрана? Поверьте, я наивно верил, что все в порядке, а оказалось все совсем не так. “Костюмами” были люди в черных костюмах. Между прочим, это место не было стерильным. Поэтому, чтобы находиться здесь, вам не нужно было надевать космические скафандры. Это было, как мы его называли, “грязное место”. Здесь можно было находиться в своей униформе. Итак, вошли “костюмы”, четверо…
ДЭВИД: Мы говорим о костюмах и галстуках?
ЭМЕРИ: Да, костюм и галстук. Вошли четверо или пятеро… Они были выше и крупнее меня.
ДЭВИД: Мы подразумеваем “людей в черном”, в очках и в шляпах?
ЭМЕРИ: Нет. Никаких шляп и очков, просто обычные крупные парни, выглядевшие очень профессионально.
ДЭВИД: Понятно.
ЭМЕРИ: По-моему, даже не охрана, хотя могла быть ею. Помню, как они схватили командира за руки и поволокли его из помещения. Потом приказали мне покинуть кресло, и я встал с него. Мне скрутили руки назад, связали и надели на голову мешок. Это был последний раз, когда я видел своего командира и друга.
ДЭВИД: Неужели?
ЭМЕРИ: Да.
ДЭВИД: За всю оставшуюся жизнь?
ЭМЕРИ: Да.
ДЭВИД: Понятно. Пожалуйста, расскажите подробнее. Я понимаю, что это очень болезненно, но не могли бы Вы рассказать? Итак, Вам на голову нахлобучили мешок, связали. Как долго все это продолжалось? Что Вы чувствовали? Вас эвакуировали на каком-то транспорте?
ЭМЕРИ: Нет, это была длительная ходьба. Я побывал в трех разных лифтах. Помню, что сначала пытался считать шаги до того места, куда меня тащили, затем меня поместили в одну из электрических наземных машин. Такие машинки очень маленькие, вмещают всего 4-х человек. Подумайте о чем-то вроде саней, а затем удвойте размер. Да, и еще, они общались на другом языке, которого я не знаю. Последнее, что я помню…
ДЭВИД: То есть, это не был английский, который Вы знаете?
ЭМЕРИ: Нет.
ДЭВИД: Не может быть!
ЭМЕРИ: Думаю, это был язык навахо или какой-то другой язык индейцев. Он звучал как непривычный язык навахо. Так как я жил в Нью-Мексико, я его немного знаю, но тогда ничего не понимал. Они говорили на нем очень бегло. Со мной говорили только по-английски.
ДЭВИД: Эти люди выглядели как земляне или нет?
ЭМЕРИ: Уверен, что это были генетически модифицированные люди. Каким-то образом их модифицировали, потому что они просто были немного крупнее. И все выглядели подозрительно похожими друг на друга. В общем, они были профессионалами, умными и очень-очень сильными.
ДЭВИД: К какой расе людей Земли они принадлежали?
ЭМЕРИ: Белые. Определенно, к белой расе. Голубые глаза, разного цвета волосы и прекрасно одетые.
ДЭВИД: Очень мускулистые?
ЭМЕРИ: Крайне мускулистые и крупные. Да.
ДЭВИД: Понятно. То есть, с места и карьер имеет место запугивание.
ЭМЕРИ: Я был напуган, очень-очень.
ДЭВИД: Когда Вы увидели их впервые, было ли на них оружие или что-то тому подобное?
ЭМЕРИ: Нет, совсем нет, но они насильно удерживали меня. Я был очень покладистым, но они все же обходились со мной с позиции силы.  
ДЭВИД: Что происходит дальше?
ЭМЕРИ: Они вытаскивают меня из машины и засовывают в маленькую комнату, потому что… В конце концов, мешок с меня сняли. Вот почему я могу описывать лишь то, что случилось позже, когда сняли мешок. Но пока что я остаюсь незрячим, с руками, туго связанными за спиной. Мне приказывают сесть на стул. В 3-метровой комнатушке помещаются три стула и стол.  Несколько раз меня ударили в затылок, с шею и в живот, неким видом инструмента, похожего на жезл или чем-то еще. Я потерял сознание. Из раненого затылка текла кровь,  а на лице никаких следов. Они сели рядом и решили задать мне много вопросов. Они спрашивали, как давно я знаю о проекте? Что он мне рассказывал? Знаете, я сознался в дружбе с командиром и знакомстве с его семьей. По-видимому, об этом уже было известно, хотя мы никому не рассказывали. Я спросил, не могу ли я получить медицинскую помощь, так как чувствовал, что потерял много крови. На меня сильно давили, а потом появился какой-то человек. Он сказал, что я могу идти домой, и что со мной свяжутся.
ДЭВИД: После всего, ощущали ли Вы контузии или сотрясения?
ЭМЕРИ: Да, у меня была контузия и большая гематома на затылке. Я побоялся сообщать о произошедшем. Я думал, что… Я подумал, что это могла быть проверка, очередная проверка. И так оно и оказалось. Я ничего не сказал, и мне вернули мою работу именно потому, что я оказался способен хранит секрет. И этот секрет ранит меня до сих пор.
ДЭВИД: Каково это оказаться в месте, где чувствуешь себя абсолютно беспомощным? Вы связаны, ничего не видите, и вас жестоко избивают. Как Вы думаете, они собирались Вас убить?
ЭМЕРИ: Да, я так и подумал. Я и не сказал ничего только потому, что знал, что такое контракт, вы не можете нарушить контракт. даже хотя меня вводили в заблуждение, и я не знал, что происходит… В общем возникла очень рискованная ситуация: сделал ли Смит это намеренно? Намеренно ли он пытался причинить вред сооружению? Очевидно, что кто-то, имевший более высокий уровень доступа, провел его в места, к которым у него не было допуска. В определенные моменты такое позволялось, но не в тот раз. Это не было…
Полагаю, что это не согласовали с кем-то, кто ДЕЙСТВИТЕЛЬНО всем заправлял. Возможно, мой командир не сообщил, а может, сообщил кому-то не тому. Он никогда ничего не говорил. Я не рассматривал случившееся в таком ракурсе. А может гражданские просто не согласовали что-то с военными руководителями. Сделал ли я что-то не то? Все, что я знаю, я сделал что-то не то. Я размышлял: “Очевидно, что я оказался в реально плачевной ситуации. Меня собираются убить и все тут”. Я это понимал и принимал.
Я имею в виду, что еще до того, как сняли мешок, я уже был достаточно сломлен. Помню, что просто смотрел на них. А они предупредили, чтобы такого никогда не повторялось: “Если ты что-то скажешь или сделаешь, ты знаешь, что случится”. А я просто знал, что не собираюсь умирать: “Почему он говорит со мной? Почему он смотрит на меня так, как я смотрю на него, и разговаривает со мной, по-видимому, предоставляя мне еще один шанс?” В итоге, меня отослали домой и сказали: “Мы свяжемся с тобой. Завтра на работу не выходи”. А я не хотел идти домой, потому что это могло означать, что я не вернусь, - вот как я думал. Но затем я подумал…
ДЭВИД: Как Вы попали домой, если находились в незнакомой части базы?
ЭМЕРИ: О, нет. Меня сопровождали. Они уже… Я уже вернулся в свое отделение. Вот что означало путешествие на машине и хождение вверх и вниз. Они взяли у меня образец ДНК, мазок с внутренней части щеки. Также сделали анализ крови, что обычно, когда происходит нечто странное. Я слышал о таком раньше: они делали это со всеми, захваченными в других местах. Мне приказали даже не пытаться связаться с командиром или его семьей, если я хочу “продолжать жить на Земле”.
ДЭВИД: Вот это да! То есть, затем Вы вернулись домой привычным путем, как делали это всегда, возвращаясь с работы?
ЭМЕРИ: Да. Никакой задержки. Ничего. Я был ужасно напуган. Я думал, что все потерял. Я считал, что утратил карьеру и работу вместе с ней. Я слышал много ужасных историй, которые происходили с другими людьми, и думал, что уж со мной такого НИКОГДА не случится, потому что я играл по правилам. Перед тем, как отправить меня домой, последнее, что мне сказали: “Мы с тобой свяжемся”. Поэтому я думал, что меня прогнали с работы и что я лишился всех своих допусков, что мне перекрыли все пути, что моя карьера в армии… В общем, что инцидент каким-то образом повлияет на мою карьеру. Итак, я пошел домой. Но на следующий день отправился на военную работу.
ДЭВИД: “Работу под прикрытием?”
ЭМЕРИ: Да, работу под прикрытием. На следующий день во мне проснулось любопытство, я сел на свой горный велосипед и захотел провести свое собственное расследование – подняться в гору к тому месту, где командир рассказывал мне о том, что там происходят интересные вещи. Если выйти на Google и посмотреть на базу ВВС Кертланд, или если вы пролетаете над землей ближе к Международному аэропорту Альбукерке, все знают, что горы там полые. В горе есть гигантские двери, которыми раньше пользовались для того, чтобы попасть на склад, где хранятся все ядерные боеголовки.
Сейчас ими пользуются для хранения кое-чего другого. Об этом не рассказывал командир во время одной из наших экскурсий. Я знал, что там что-то происходит, но не имел доступа, чтобы побывать там или, по крайней мере, рядом с сооружением. Однако, поскольку я находился на действительной военной службе, там была велосипедная дорожка, опоясывающая сооружение. Также там было 4-5 рядов ограждения, сторожевые собаки и военная полиция на всех входах, ведущих внутрь горы. Именно этими служебными дорожками я пользовался несколько раз в неделю.



Но я был молод и любопытен. Я думал, что если поднимусь туда, мне удастся увидеть, что там происходит, что въезжает внутрь горы и выезжает из нее. Также, воспользовавшись специальными очками, вы можете увидеть разные флуктуации энергии, что меня чрезвычайно интересовало в то время. В любом случае, я отправился туда. Я объехал на велосипеде все сооружение и, помню, увидел гораздо больше, чем можно было видеть с велосипедной дорожки.
Когда я проделал уже три четверти пути, мне вдруг стало плохо. Я чувствовал себя так, как будто меня выворачивало наизнанку. А для того, чтобы вернуться в казармы, мне предстояло проехать еще почти 13 км. И я таки вернулся. Лег на койку, свернулся в клубок и молился Богу, чтобы Он просто меня убил, так как это была самая мучительная боль, которую я когда-либо испытывал.  
ДЭВИД: Основываясь на том, что Вы знаете сейчас, как Вы думаете, что произошло?
ЭМЕРИ: Полагаю, это был скалярное оружие. Оно ощущается так, как будто все ваши внутренности горят, и вы не можете ничего сделать, чтобы боль ушла. Вы сворачиваетесь в позу зародыша и чувствуете себя так, как будто кто-то вытаскивает ваши внутренности, скручивает их и бросает в огонь. Боль была настолько ужасной, что я терял сознание и, возможно, умирал. Я не знаю.
ДЭВИД: Просто с целью пояснения: как Вы думаете, это некий вид излучателя, лучевого оружия, который направили на Вас, когда Вы ехали на велосипеде?
ЭМЕРИ: Безусловно. Позже я узнал о наличии скалярной технологии направленного действия. Военные могли пустить луч под землю, и он ударял по кому-то, скажем, в Китае, то есть, попадал именно в определенного человека и нейтрализовал его. Спонтанное возгорание человека, не так ли? Нет. Совсем нет! Это виды оружия, которым они пользуются. То есть, такие вещи происходят.
ДЭВИД: Когда по Вам ударили, Вас снесло с велосипеда?
ЭМЕРИ: Нет. Пока я спускался с горы, мне становилось хуже, хуже, хуже, хуже и хуже.
ДЭВИД: Ох.
ЭМЕРИ: Итак, я спустился. Конечно, мне следовало пойти в госпиталь или куда-то еще, но я знал, где побывал и… Я слышал такие истории. Они распространялись как мифы среди людей, с которыми я работал, но точно я ничего не знал. Сейчас знаю.
ДЭВИД: Раньше Вы рассказывали, что после всего произошедшего у Вас развился посттравматический стресс.
ЭМЕРИ: Да.
ДЭВИД: НЕ могли бы Вы объяснить подробнее, что это такое? Что происходило?
ЭМЕРИ: В любое время я испытывал странное ощущение энергий или чего-то еще, заводился с пол-оборота. Меня заводили определенные ситуации в моей жизни. Вы просто впадаете в состояние панической атаки. Вы можете не помнить, что происходило в последний час. Иногда вы просто как бы выключались. Я на самом деле просто выключался. Лежа в кровати, я просыпался и говорил себе: “Вот это да! Вот это напряжение”.
ДЭВИД: Итак, Вы лежите на кровати. Голова недавно ранена. Вы говорили, что была гематома. У Вас сотрясение. Вы подверглись нападению с помощью энергетического оружия направленного действия. В тот момент, знали ли Вы, сможете ли вновь выйти на работу? Какие мысли крутились у Вас в голове?
ЭМЕРИ: На следующий день, после того, как в своей казарме я очнулся от беспамятства в результате нападения лучевого оружия, я получил извещение. Мне предписывалось вернуться к своим обязанностям. Так я и сделал. И вновь, я встретился с тремя людьми, но не с теми парнями в костюмах. Это были люди, с которыми я всегда работал. Они сказали: “Не позволяй, чтобы такое случилось снова”. Я согласился. Вот и все.
ДЭВИД: Не может быть!
ЭМЕРИ: Мне вернули мою работу.
ДЭВИД: Как это событие Вас изменило? Вы ведь говорили, что были энтузиастом. Вы ощущали себя так, как будто находились в парке развлечений, инопланетном парке развлечений. Это изменилось?
ЭМЕРИ: Полагаю, произошло нечто вроде разрыва целостности. Больше я не мог им верить. Я не верил в структуру. Кто стоит за всем этим? Кто дергает за ниточки? Кто отдает… Кто ДЕЙСТВИТЕЛЬНО заправляет этим шоу? Кто те парни в черных костюмах? Я буквально сходил с ума. Я пытался прояснить все для себя. Я ведь даже не мог с кем-либо поговорить. Я не мог ничего рассказать даже своим коллегам.
ДЭВИД: Я понимаю, что Вы не можете вдаваться в дальнейшие детали, но позвольте спросить: на каком месте в военной иерархии находился командир по сравнению, скажем, с Комитетом начальников штабов, члены которого отчитываются непосредственно перед Президентом Соединенных Штатов и являются главами отдельных подразделений армии? Где бы он находился?
ЭМЕРИ: Все основано на степени допуска. Вы можете быть капитаном и иметь тот же уровень допуска, что генерал или полковник. Вы можете быть сержантом и иметь тот же уровень допуска, что капитан или полковник. Помните, все зависит от ваших обязанностей, от необходимости выполнить работу. Это не связано с… В проектах не пользуются военной системой чинов и званий. Значение имеют лишь знания и образование людей, которых привлекают к руководству секретными проектами.
ДЭВИД: Судя по тому, что Вы рассказываете, не похоже на то, что командир являлся членом Комитета начальников штабов или какой-то шишкой в армии. НО внутри засекреченной экосистемы…
ЭМЕРИ: Верно.
ДЭВИД: …он имел почти такое же значение.
ЭМЕРИ: Он был самым высшим.
ДЭВИД: Самым высшим?
ЭМЕРИ: Самым высшим из всех, кого я знал в этом сооружении. Не думаю, что на этой базе БЫЛ кто-то выше и с более высокой степенью допуска, чтобы ходить повсюду.
ДЭВИД: Здорово! Он никогда не рассказывал о себе подобных?
ЭМЕРИ: Нет.
ДЭВИД: Ну, это целая история, трагическая история. Полагаю, она раскрывает то, на какие жертвы Вам пришлось пойти, чтобы оказаться там, где Вы сегодня делитесь с нами информацией. Как Вы себя чувствуете, когда, наконец, можете поделиться этой историей с миром?
ЭМЕРИ: Я хочу, чтобы все знали о том, что происходит на самом деле. Я хочу снять груз со своих плеч так, чтобы другие люди могли выйти вперед и делиться своими знаниями. Я ведь знаю, как это больно. Это трудно понять до тех пор, пока вы не оказываетесь на их месте. Я знаю, что есть много Эмери, которым просто нужно немного помочь, хотя бы посредством таких интервью, как это, помочь им выйти вперед и рассказать людям то, о чем они имеют право знать, обо всем, что могло бы помочь человечеству. Куда уходят деньги налогоплательщиков? Об огромной коррупции. И хотя некоторым людям все это может показаться научной фантастикой, это не так. Конечно, кое-что не должно одобряться. Но есть же и хорошее, не только плохое.
ДЭВИД: Эмери, хочу поблагодарить Вас за выход на публику. Надеюсь, что у нас появится больше таких инсайдеров. Итак, с нами был Эмери Смит. Спасибо за внимание.

avatar
Admin
Admin

Сообщения : 2082
Дата регистрации : 2017-02-04

Посмотреть профиль http://raskrytie.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения