Школа Души Божественного Космоса
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.

Катасонов о вакцинации

Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Катасонов о вакцинации

Сообщение автор dimslav Пт Июл 23, 2021 4:09 pm

[size=30]На рынке вакцин становится тесно[/size]




1:



[size=30]Суммарный финансовый результат всемирной кампании по вакцинации за год – 51,5 млрд. долларов, и это только начало[/size]

Я уже писал, что в прошлом году, несмотря на вызванный COVID-19 мировой экономический кризис, ряд отраслей и рынков сумели сохранить докризисные показатели и даже добиться роста.
Одним из бенефициаров вирусно-экономического кризиса стали крупнейшие ИТ-компании. Бизнес-успехи американских ИТ-корпораций Силиконовой долины проявились, в частности, в росте их рыночной капитализации (суммарной стоимости акций). На первом этапе «пандемии», с января по середину 2020 года, эта капитализация увеличилась у Amazon на 80%, Apple – на 66%, Microsoft – на 42%, у Facebook – на 40%, Google – на 20%.
«Пандемия» стала пиром во время чумы (безумным ростом котировок) еще для одной отрасли – фармацевтической.
Резко возрос спрос на ряд препаратов, которые медики стали использовать для лечения инфицированных новым вирусом. Фактически с нуля было создано производство средств тестирования. Из-за ограничений лечения плановых больных люди вынуждены были заняться самолечением, что сопровождалось покупками многих лишних лекарств (они зачастую не помогали, а вредили). Наконец, возник спрос на вакцины для защиты людей от нового вируса.
В прошлом году «фактор вакцин» не был существенным для финансовых показателей ведущих фармацевтических компаний, поскольку самих вакцин еще не было. Всё стало разворачиваться в текущем году.
Во-первых, многие государства решили поддержать разработку вакцин частными компаниями.
Во-вторых, государственные регуляторы в сфере здравоохранения разрешили фармацевтическим компаниям сильно ужать сроки разработок за счет испытаний на животных и людях. Фактически компаниям Биг Фармы было дано добро на выход на рынок с не проверенным до конца полуфабрикатом.
В-третьих, постепенно в сознание медиков и общественности была внедрена мысль, что вакцинация не может быть разовым мероприятием. Возникло мнение, что вакцинации должны стать регулярными (скажем, раз в полгода-год). Рентабельными для компаний являются только продукты постоянного спроса.
В-четвертых, были понижены требования к вакцинам и их производителям. Ранее по каждой вакцине устанавливалась предельная величина возможных нарушений в состоянии здоровья вакцинированных. Показатели измерялись сотыми долями процента. Сегодня допустимые нормы осложнений измеряются процентами. Ранее по каждому случаю осложнения ответственность нёс производитель вакцины (возмещение ущербов пострадавшему или семье умершего в денежной форме). Сегодня производители от такой ответственности полностью или частично освобождены.
Перед фармацевтическими компаниями открылись головокружительные перспективы. Сейчас в мире имеется уже два десятка вакцин, получивших разрешение на использование. В разных стадиях разработки – ещё около сотни.
Согласно отчёту консалтинговой компании Morningstar, мировой рынок вакцин от Covid-19 достигнет в 2021 году своего максимума – 67 млрд. долл. (объём продаж). Компания Kelly Scientific даёт более долгосрочный прогноз. Даже в 2026 году, по ее оценкам, продажи вакцин составят 47 млрд. долл. Даже если закладывать среднегодовые объемы продаж вакцин в размере 50 млрд. долл. (явно консервативная цифра), то мы получим, что с начала 2021 года до конца 2026 года суммарные продажи вакцин достигнут 300 млрд. долл.
Большую часть мирового рынка вакцин захватили американцы – компании Pfizer, Moderna, Johnson & Johnson, Novavax сообщили, что в кратчайшие сроки сумели разработать вакцины от COVID-19. В 2021 году две трети мировых продаж вакцин придется на два их препарата: Pfizer-BioNTech и Moderna. Оставшуюся треть мирового рынка поделят вакцина англо-шведской фармацевтической компании AstraZeneca, вакцины американских фармацевтических компаний Johnson & Johnson и Novavax и препарат немецкой компании CureVac. На седьмом месте находится российская вакцина Sputnik V. Далее следуют вакцины китайская и индийская.
Многие компании Биг Фармы рассчитывают благодаря вакцинам увеличить свои продажи, прибыли и капитализацию на фондовом рынке. Так, компания Pfizer, которая долгие годы делила первое и второе места с Johnson & Johnson в рейтингах Биг Фармы, в последнее время несла большие расходы в связи с судебными разборками. В ее адрес направлялись многомиллиардные иски в связи с фальсификациями, завышением цен, коррупцией и даже рэкетом. Имели место массовые смерти в связи с использованием опиоидных препаратов Pfizer. А теперь Pfizer рассчитывает поправить свои финансовые дела. Компания сообщила, что в этом году более трети её продаж (26 миллиардов долларов) будет приходиться на новую вакцину.
Вакцинация населения планеты только начинается, а результаты уже видны. При этом, по мнению общественной организации ThePeople's Vaccine Alliance (PVA), подавления пандемии вакцинация не произведет: вакцины дороги и недоступны для сотен миллионов людей, живущих в бедных и беднейших странах. PVA требует, чтобы Биг Фарма делилась своими разработками в области вакцин со всеми странами и компаниями, желающими производить средства защиты от пандемии. Как бы не так!
Так о каких видимых результатах вакцинации говорят эксперты PVA? Они говорят о новых миллиардерах, которые меньше чем за год сумели прорваться в списки «Форбс». В мае PVA сообщила о девяти свежеиспеченных миллиардерах от вакцин.
Список новых миллиардеров, которые на этом нажились, возглавляют генеральные директора Moderna (Стефан Бансель) и BioNTech (Угур Сахин). У каждого «навар» более 4 миллиардов долларов (за год). В список также входят два инвестора-основателя Moderna, председатель и генеральный директор этой компании. Три последних «вакцинных» миллиардера являются соучредителями китайской компании по производству вакцин CanSino Biologics.
Вместе девять новых миллиардеров имеют совокупное чистое состояние в 19,3 миллиарда долларов.
И это не всё. К названной девятке следует добавить тех, кто ещё до начала вакцинной вакханалии были миллиардерами. В списке «миллиардеров со стажем» восемь позиций.
Во главе списка Цзян Реншэн и семья (Jiang Rensheng & family). Указанный китайский господин возглавляет совет директоров компании в сфере биотехнологии Zhifei Biological products. Состояние этого топ-менеджера, его родственников и окружения («семьи») выросло за год с 7,6 млрд. до 24,4 млрд. долл., т. е. на 16,8 млрд. долл.
Из китайцев в этом списке фигурирует также Цзе Пинь (Tse Ping) – топ-менеджер компании Sinopharm. Его благосостояние выросло с 7,3 до 8,9 млрд. долл., т. е. на 1,6 млрд. долл. Еще один китаец – У Гуаньцзянь (Wu Guanjiang). Он соучредитель компании Zhifei Biological products. Его благосостояние выросло с 1,8 млрд. до 5,1 млрд. долл. (на 3,3 млрд. долл.).
Вторую строчку в списке занимает индиец Сайрус Пунавалла (Cyrus Poonawalla), основатель Института сыворотки Индии. Его благосостояние за год увеличилось с 8,2 млрд. до 12,7 млрд., т. е. на 4,5 млрд. долл. Ещё один фигурант списка из Индии – Панкай Патель (Pankaj Patel). Он возглавляет транснациональную фармацевтическую компанию Cadila Healthcare. Его благосостояние выросло с 2,9 до 5,0 млрд. долл. (на 2,1 млрд. долл.).
В списке «миллиардеров со стажем» фигурируют также два немецких предпринимателя с семьями – Томас Штрюнгманн (Thomas Struengmann) и Андреас Штрюнгманн (Andreas Struengmann). Эти братья-близнецы владеют немецкой компанией BioNTech и уругвайской компанией Mega Pharma. Они совместно с компанией Pfizer разработали и запустили вакцину Pfizer-BioNTech, которая на сегодняшний день числится под номером 1 в рейтинге всех вакцин, обращающихся на мировом рынке. У каждого из братьев прирост благосостояния составил 1,4 млрд. долл. (с 9,6 до 11,0 млрд. долл.).
Ещё один фигурант списка – Патрик Синьсян (Patrick Soon-Shiong), владелец американской компании Immunity Bio. Гражданин США, выходец из ЮАР, медик по образованию. Его благосостояние выросло с 6,4 до 7,5 млрд. долл., т. е. на 1,1 млрд. долл.
Таким образом, совокупное состояние восьми миллиардеров, которые имеют обширные портфели в фармацевтических корпорациях по производству вакцины от COVID-19, увеличилось на 32,2 миллиарда долларов. А если учесть 19,3 млрд. долл., которые за год «заработали» новоиспеченные миллиардеры, суммарный финансовый результат всемирной кампании по вакцинации составил 51,5 млрд. долл. И это только начало.
Активисты PVA справедливо обличают патологическую жадность Биг Фармы, но я сомневаюсь, что её вакцинами надо спасать человечество. Ведь Биг Фарма не желает делиться секретами состава и технологии производства вакцин, а это очень настораживает.


Последний раз редактировалось: dimslav (Пт Июл 23, 2021 7:54 pm), всего редактировалось 1 раз(а)

dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Об издержках вакцинации, которые невозможно скрыть

Сообщение автор dimslav Пт Июл 23, 2021 4:10 pm

[size=30]Об издержках вакцинации, которые невозможно скрыть[/size]



2:


[size=30]Некоторые данные официальной статистики США, ЕС и Великобритании[/size]

Сегодня нет сомнения в том, что COVID-19 имеет искусственное происхождение и является рукотворным продуктом, созданным в лабораториях. Вряд ли можно сомневаться и в том, что «пандемия», как в марте прошлого года ВОЗ квалифицировала появление коронавируса, имеет целью всеобщую вакцинацию. Между тем вопросов всё больше.
Массовая вакцинация длится от силы полгода, а количество серьезных последствий от инъекций растёт. Одни страны ведут официальный учет таких последствий, включая смертельные случаи. В других странах официальной статистики нет, но какой-то учёт пытаются вести общественные организации. В любом случае власти уклоняются от объяснений и оценок «издержек»; нигде такие «издержки» не стали основанием для отмены или по крайней мере приостановки вакцинаций.
Я уже писал о статье Джозефа Мерколы (Joseph Mercola) «Одни и те же теневые люди…», а здесь коснусь другой его статьи, которая вышла в начале июля и называется COVID Vaccine Deaths and Injuries Are Secretly Buried (Смертные случаи и травмы от вакцины COVID тайно похоронены).
Автор ссылается на данные американской Системы отчетности о побочных эффектах вакцин (Vaccine Adverse Event Reporting System, VAERS)VAERS входит в систему центров по контролю и профилактике заболеваний (Centers for Disease Control and Prevention, CDC) и Администрации по контролю за качеством продуктов питания и лекарств (U.S. Food and Drug Administration, FDA).
По состоянию на 11 июня 2021 г. в VAERS было зарегистрировано 358.379 нежелательных явлений, включая 5.993 смертельных случая и 29.871 серьезную травму (injuries).
The Wall Street Journal опубликовал 22 июня статью Are Covid Vaccines Riskier Than Advertised (Являются ли вакцины от COVID более опасными, чем это следует из рекламы?). Издание отвечает на вопрос утвердительно: да, вакцины более опасны, чем это следует из анонсов Большой Фармы. К наиболее распространенным из тяжелых последствий вакцинаций (помимо смерти) WSJ относит следующие: 1) тромбоцитопения (низкое количество тромбоцитов), 2) неинфекционный миокардит (воспаление сердца), особенно у лиц моложе 30 лет, 3) тромбоз глубоких вен.
Джозеф Меркола приводит информацию VAERS по отдельным группам населения. Так, среди беременных женщин было зафиксировано 2.136 нежелательных явлений, в том числе 707 выкидышей или преждевременных родов.
На самом деле «издержки» вакцинации серьезнее. Недавно Меркола брал интервью у известного американского семейного врача российского происхождения Владимира Зеленко. Последний признался, что лично знает о 28 случаях смерти от укола COVID, которые не были зарегистрированы в VAERS. Зеленко не верит в официальную цифру умерших от вакцинации, равную 6 тысячам человек. Он подозревает, что число погибших может превышать 100 тысяч. Зеленко говорит, что умеет добиваться 100-процентного успеха при лечении инфицированных COVID-19, но он почти бессилен спасти вакцинированных.
Джозеф Меркола на основе собранной информации делает свои оценки. Зарегистрированный в VAERS уровень смертности от прививок COVID-19 на 11 июня превышал зарегистрированный уровень смертности от более чем 70 вакцин, вместе взятых, за последние 30 лет; это примерно в 500 раз смертоноснее, чем вакцина от сезонного гриппа, которая до недавнего времени считалась самой опасной.
Интересны данные, собранные Мерколой по Европейскому союзу. Там действует система регистрации побочных эффектов медикаментов и вакцин, подобная американской VAERS. Она называется Eudra Vigilance (EV). По состоянию на 19 июня 2021 г. в системе EV было зарегистрировано более полутора миллионов случаев негативных последствий вакцин от COVID-19 (1.509.266). Около половины всех зарегистрированных побочных эффектов (753.657) указаны как «серьезные». За этими случаями могут скрываться госпитализация, длительная нетрудоспособность, инвалидность. И самая страшная цифра: число зарегистрированных смертей составило 15.472.
Великобритания, которая не входит в состав ЕС, ведет собственный учет. По состоянию на 9 июня 2021 г. на Британских островах было зафиксировано 276.867 случаев побочных эффектов после вакцинации, в том числе 1.332 случая смерти. Эти цифры приведены на официальном сайте правительства.
Итак, если пользоваться официальными цифрами по летальным исходам от вакцинаций, то к июню суммарная цифра смертей в США, ЕС и Великобритании достигла 22.797. Очевидно, что официально зарегистрированная цифра – лишь верхняя часть айсберга.
Казалось бы, эти данные о жертвах вакцинации должны стать основанием для остановки производства и использования соответствующих препаратов. Джозеф Меркола вспоминает, что в 2009 году в США была организована вакцинация от «свиного гриппа». Стали выявляться негативные последствия вакцин в виде синдрома Гийена-Барре. В конце концов эти вакцины были запрещены. А ведь случаи проявления синдрома Гийена-Барре измерялись сотнями, а не тысячами.
Меркола обращает внимание на то, что в Америке жертвам вакцинации от COVID-19 на возмещение ущербов особенно рассчитывать не приходится. В США действует Национальная программа компенсации за нанесение ущербов здоровью при вакцинации (National Vaccine Injury Compensation Program, VICP). Программа была создана для обеспечения быстрой и справедливой компенсации за вред, причиненный вакциной, и ограждения производителей от ответственности, чтобы побудить их продолжать разработку вакцин. В период 2016-2020 гг. в рамках VICP ежегодно в среднем назначали 661 выплату на общую сумму 213 млн долл. (около 322 тыс. долл. на каждую). Компенсации подлежат невозмещенные затраты на лечение и реабилитацию, потеря дохода, боль и страдание, в том числе прогнозируемые.
Объявление Министерством здравоохранения и социальных служб США в марте 2020 г. чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения привело к исключению вреда, причиненного в результате вакцинации против COVID-19, из VICP. Согласно Закону о готовности населения и подготовке к чрезвычайным ситуациям (Public Readiness and Emergency Preparedness, PREP), иски в связи с последствиями вакцинации теперь можно подавать только в рамках другой программы – CICP (Countermeasures Injury Compensation Program), которая гораздо менее щедра и доступна, чем VICP. Компенсация по линии CICP очень ограничена, ее трудно получить. За 15 лет за счет CICP были удовлетворены лишь 29 требований, менее 1 из 10.
Джозеф Меркола отмечает, что перед жертвами вакцинации от COVID-19 дверь с надписью VICP захлопнулась раз и навсегда. А дверь с надписью CICP открыть никому пока не удалось.
По состоянию на 1 июня 2021 года 1360 американцев запросили у CICP компенсацию за тяжелые последствия для здоровья и смерть, возникшие в результате вакцинации. 491 заявка была с ходу отклонена. На начало лета ни одна заявка не была удовлетворена. Американский профессор-юрист Питер Маерс (Peter Meyers) называет программу CICP «чёрной дырой»: «Это секретная, непрозрачная программа, по которой решения будут принимать неизвестные должностные лица министерства здравоохранения и социальных служб…» Меркола сообщает, что даже в самом тяжелом случае – смертельном исходе после вакцинации – максимальная сумма компенсации установлена в 370 тыс. долларов. А между тем многие жертвы вакцинации получают такую проблему, как тромбы в сосудах. Лечение подобных тромбозов может выливаться в счета, превышающие миллион долларов.
Единственной надеждой для обманутых и потерявших здоровье от вакцинирования американцев остаются суды. Однако там рассчитывать на быстрый результат не приходится. Некоторые иски рассматриваются в судах годами. Как сообщает информационный ресурс LifeSiteNews, всего по трем основным производителям вакцин, Pfizer, Johnson & Johnson и AstraZeneca, суды штата и федеральные суды приказали выплатить в общей сложности более 8,6 млрд долларов штрафов и компенсаций для урегулирования десятков обвинений в уголовных и гражданских проступках.
Однако это выплаты Биг Фармы по старым, «допандемийным» делам. Ни одного судебного решения по возмещениям от происходящей сейчас вакцинации еще не было. Они, конечно, будут, но Биг Фарма рассчитывает, что к тому времени, когда такие решения будут выноситься, производители сумеют заработать на вакцинах миллиарды и десятки миллиардов. Только одна Pfizer собирается выручить в текущем году 26 миллиардов долларов от своих вакцин против COVID и выйти из этой игры с большим плюсом.
P.S. В России ни государство, ни фармацевтические компании, производящие вакцины от COVID-19, учёта побочных эффектов прививок не ведут. Правда, Роспотребнадзор утверждает, что он такой мониторинг осуществляет, но его результаты неизвестны. В начале апреля информационное агентство EUobserver сообщило, что Европейское агентство по лекарственным средствам (EMA), которое изучает «Спутник V» для выдачи разрешения на его использование в Европе, получило от анонимного источника в России внутренние документы Роспотребнадзора о четырех смертях после прививки. Еще у шести наблюдались серьезные побочные эффекты. Роспотребнадзор опроверг эту информацию, но позднее из других источников поступило частичное подтверждение того, что сообщил EUobserver. В любом случае информационная неопределённость доверия к отечественным вакцинам не добавляет.


Последний раз редактировалось: dimslav (Вс Июл 25, 2021 1:16 pm), всего редактировалось 2 раз(а) (Обоснование : редакция)

dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty О политической силе медицинско-фармацевтического лобби

Сообщение автор dimslav Вс Июл 25, 2021 1:20 pm

О политической силе медицинско-фармацевтического лобби

3:



[size=30]О политической силе медицинско-фармацевтического лобби[/size]

Биг Фарма – самый мощный лоббист Америки
Когда заходит речь о профессиональном лоббизме в США, многие называют главными лоббистами на Капитолии такие отрасли американской экономики, как нефть и газ, банки, инвестиционные и финансовые компании. До Второй мировой войны так оно и было. Однако пришли другие времена.
Для многих станет неожиданностью, что главным лоббистом в Конгрессе США является фармацевтическая промышленность (Big Pharma). И эффективность её лоббистской деятельности крайне высока. Об этом свидетельствуют многочисленные неудачные попытки провести через Конгресс США законы, ограничивающие монопольные позиции фармацевтических корпораций. В частности, законы, устанавливающие более жесткие правила доступа продукции Биг Фармы на рынок и ограничивающие уровень цен на эту продукцию.
Чтобы показать масштабы лоббистской деятельности Биг Фармы, я воспользуюсь исследованием сотрудника Лондонской школы экономики Оливье Дж. Воутерса (Olivier J. Wouters) Lobbying Expenditures and Campaign Contributions by the Pharmaceutical and Health Product Industry in the United States, 1999-2018 (Расходы на лоббизм и взносы в кампании фармацевтической отрасли и производителей товаров медицинского назначения в США, 1999-2018 гг.).
Автором проделана скрупулезная работа по сбору статистики, отражающей расходы фармацевтической промышленности США на лоббистскую деятельность на федеральном уровне, на поддержку предвыборных кампаний кандидатов в президенты США, на поддержку кандидатов на выборах в Конгресс США и в законодательные собрания штатов. К фармацевтической промышленности автор добавил промышленность по производству «товаров здоровья» (пищевые добавки, бытовые медицинские аппараты).
За период 1999-2018 годов официальные (зарегистрированные) расходы Биг Фармы на лоббизм в Вашингтоне составили 4,7 млрд. долл. В среднем в год 233 млн. долл. Плюс к этому за тот же двадцатилетний период расходы на поддержку кандидатов в предвыборных кампаниях на федеральном уровне (выборы президента и в Конгресс США) равнялись 414 млн. долл. И еще 877 млн. долл. было потрачено на поддержку кандидатов в ходе выборов в органы законодательной власти штатов. Итого около 6 миллиардов долларов.
А как эта деятельность Биг Фармы выглядит на фоне всей лоббистской деятельности в Америке? С 1999 по 2018 год во всех отраслях было потрачено в общей сложности 64,3 миллиарда долларов на лоббистскую деятельность на федеральном уровне. Таким образом, на Биг Фарму пришлось 7,3% расходов на лоббистскую деятельность всех отраслей американской экономики. И по этому показателю Биг Фарма впереди всех других отраслей.
На втором месте оказалась страховая отрасль (3,2 миллиарда долларов, или 5,0%). Далее следовали электроэнергетика (2,8 миллиарда долларов, или 4,4%), производство электроники и электронного оборудования (2,6 млрд. долларов, или 4,0%).
Отчасти лоббистская деятельность Биг Фармы проходит по другим секторам. В исследовании выделяются отдельно лоббистские расходы различных организаций, осуществляющих услуги в области здравоохранения (кроме больниц), – более 3,1 млрд. долл. Также лоббистские расходы больниц и домов престарелых – 1,9 млрд. долл. Суммарные расходы на лоббизм всех видов организаций, имеющих отношение к здравоохранению, составили 9,7 млрд. долл.
За 20-летний период исследования 1375 организаций фармацевтической промышленности и индустрии товаров медицинского назначения сообщили о затратах на лоббирование. На двадцать крупнейших организаций пришлось 55,8% всех затрат отрасли (2,6 млрд. долл.). 17 организаций были производителями фармацевтических и биологических продуктов (или ассоциациями производителей). А три остальные – производителями различных медицинских аппаратов и устройств или ассоциациями таких производителей (Advanced Medical Technology Association; Medtronic; Seniors Coalition). Самым крупным отраслевым лоббистом традиционно является ассоциация предпринимателей «Разработчики и производители фармацевтических продуктов Америки» (Pharmaceutical Research and Manufacturers of America, PhRMA). Расходы на лоббирование этой ассоциации за двадцать лет составили 422 млн. долл.
Среди постоянно присутствующих в первой двадцатке лоббистов (по величине затрат на лоббирование) фигурируют такие фармацевтические гиганты, как Pfizer, Amgen, Eli Lilly and Company, Johnson & Johnson, Merck.
Эти же фармацевтические компании фигурируют в списках ведущих отраслевых спонсоров, поддерживающих различные выборные кампании (президента США, в Конгресс США, в легислатуры штатов). Другими крупнейшими отраслевыми спонсорами американских выборов, входящими в топ-20, являются: Amerisource Bergen (компания по оптовой торговле лекарствами), DE Shaw Research (компания по исследованию биохимии), Pharmaceutical Product Development (контрактная исследовательская организация) и SlimFast Foods (производитель пищевых и диетических добавок).
В приложении к материалу Оливье Дж. Воутерса содержится список тех кандидатов на пост президента США, которых особенно активно поддерживала фармацевтическая отрасль. Он состоит из двадцати персон. На них в период 1999-2018 гг. были выделены максимальные суммы спонсорской помощи со стороны Биг Фармы. На первом месте стоит Барак Обама (5,5 миллиона долларов). За ним – Хиллари Клинтон (3,7 миллиона долларов), Митт Ромни (3,0 миллиона долларов) и Джордж Буш (2,4 миллиона долларов). Остальные фигуранты списка (16 человек) в сумме получили 4,7 миллиона долларов.
Что касается спонсорской поддержки кандидатов на выборах в легислатуры штатов, то бросается в глаза, что чуть ли не половина всей этой помощи была сосредоточена на одном штате – Калифорнии.
Примечательно, что целый ряд традиционных представителей медицинско-фармацевтического лобби поддержали программу Обамы по радикальному реформированию системы здравоохранения. Одним из магистральных направлений реформы должно было стать расширение страховой базы медицины, доведение численности охваченных медицинскими страховками граждан до 95% населения страны. И многое другое. Поддержка реформы со стороны медико-фармацевтического лобби была условной: с условием, что государство не будет вмешиваться в рынки лекарственных препаратов как по вопросам качества и безопасности этих препаратов, так и по вопросам цен на них. План реформы здравоохранения был реализован лишь частично. При этом реформа не затронула интересов Биг Фармы.
Вот ещё некоторые цифры, характеризующие размах деятельности Биг Фармы. В 2018 году США потратили на здравоохранение около 3,6 трлн. долларов (или 17,6% от своего ВВП, составившего 20,5 трлн. долларов). Из них 345 млрд. долларов было потрачено на лекарства, отпускаемые по рецепту. Расходы на отпускаемые по рецепту лекарства, приобретаемые в аптеках США, увеличились с 520 долл. в 1999 году до 1025 долл. в 2017 году. То есть практически удвоились. И это без учета расходов граждан на лекарства, отпускаемые без рецептов.
По оценкам Оливье Дж. Воутерса, за двадцатилетний период 1999-2018 гг. расходы американцев на приобретение в аптеках рецептурных препаратов составили 5,5 триллиона долларов (в долларах 2018 года). Получается, что суммарные расходы фармацевтической отрасли на лоббизм и поддержку своих кандидатов в избирательных кампаниях составили за указанный период времени всего 0,1 процента от суммы продаж рецептурных препаратов. Иными словами, лоббистская деятельность фармацевтической отрасли не является для нее слишком обременительной. Однако этих средств вполне достаточно, чтобы взять под контроль любой законопроект, который рождается в конгрессе и может угрожать интересам Биг Фармы. Крупнейшие фармацевтические компании и две ассоциации – PhRMA (Pharmaceutical Research and Manufacturers of America) и Biotechnology Innovation Organization – в период с 1998 по 2004 год пролоббировали не менее 1600 законодательных актов.
4,7 миллиарда долларов, потраченные фармацевтической отраслью на лоббирование, и 1,3 миллиарда долларов, потраченные на поддержку «своих людей» в избирательных кампаниях с 1999 по 2018 год, на фоне прибылей Биг Фармы выглядят очень скромно. Вот оценки ожидаемых в текущем году прибылей ведущими фармацевтическими корпорациями США (оценки на весь 2021 год с учетом фактических финансовых результатов за первое полугодие, млрд. долл.): Johnson & Johnson – 20,46; Pfizer – 13,46; Eli Lilly – 7,25; AbbVie – 6,66; Merck – 8,32. Ожидаемая в этом году совокупная прибыль «большой пятерки» фармацевтической отрасли США должна составить 56 млрд. долл.
Автор исследования Оливье Дж. Воутерс делает не очень оптимистичный вывод из своих расчетов: «В процентном отношении к своим доходам хорошо обеспеченные ресурсами группы фармацевтической промышленности могли тратить относительно небольшие суммы, чтобы повлиять на политические и законодательные результаты. Напротив, многие организации, защищающие интересы пациентов и потребителей, имеют более ограниченные финансовые ресурсы».
Биг Фарма очень наглядно продемонстрировала свою силу осенью 2019 года. В Конгрессе США готовился законопроект по вопросу об установлении предельных цен на продукцию фармацевтической продукции американских компаний на внутреннем рынке. Особенно при государственных закупках препаратов. Инициаторами документа были спикер палаты представителей Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi), члены палаты представителей конгресса Ричард Нил (Richard Neal) от штата Массачусетс и Фрэнк Паллоне (Frank Pallone) от штата Нью-Йорк. Бюджетное управление конгресса в своих расчетах ожидаемого эффекта от введения закона привело следующую цифру: понижение цен на медикаменты позволит в течение десяти лет сэкономить по линии программы Medicare (национальная программа медицинского страхования в США для лиц старше 65 лет) около 456 миллиардов долларов.
Перед новым 2020 годом лоббисты сумели «закопать» широко разрекламированный демократической партией законопроект. И иного быть не могло. Ведь Биг Фарма Америки готовилась к так называемой пандемии. А начинать борьбу с «пандемией», имея оковы в виде ограничений на цены продукции, с точки зрения Большой Фармы – полное безумие. Аргумент защитники интересов Биг Фармы как в самом конгрессе, так и за его пределами был и остается предельно простым: ограничения цен якобы лишат фармацевтические компании стимулов и возможностей финансировать разработки новых фармацевтических продуктов. Аргумент надуманный, ибо фармацевтические компании предпочитают тратить свои миллиардные прибыли не на разработку новых препаратов, а на увеличение выплат дивидендов и обратный выкуп обращающихся на рынке акций этих же самых компаний.
Кстати, недавно выплыла интересная цифра на этот счет: в период с 2016-2020 гг. 14 крупнейших фармацевтических компаний США потратили 577 миллиардов долларов на обратный выкуп акций и выплату дивидендов, что на 56 миллиардов долларов больше, чем на НИОКР. А среднее годовое вознаграждение руководителей данных компаний выросло за этот период на 14%.
Жадность не позволяет действовать иначе. Если новые препараты и разрабатываются, они в силу чрезмерной «оптимизации издержек» имеют низкое качество или даже опасны для здоровья. По словам Марсии Энджелл (Marcia Angell), бывшего главного редактора журнала New England Journal of Medicine«Соединенные Штаты – единственная развитая страна, которая позволяет фармацевтической промышленности взимать за свои продукты именно ту цену, которую выдержит рынок».

dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Люди стали для Биг Фармы «новой нефтью» XXI века

Сообщение автор dimslav Вс Июл 25, 2021 1:30 pm

Люди стали для Биг Фармы «новой нефтью» XXI века

4:


[size=30]Люди стали для Биг Фармы «новой нефтью» XXI века[/size]

Цель оправдывает средства
Позиции фармацевтических компаний в США определяются не только показателями объемов продаж, рыночной капитализации, прибыли или численностью занятых, но также влиянием отрасли на все стороны жизни американского общества. И в первую очередь на здравоохранение.
Фармацевтические корпорации США сделали граждан Америки не целью своей деятельности (лечение и сохранение здоровья), а средством. Целью стало обогащение, которое выражается в показателях прибыли и рыночной капитализации.
Кажется, все сдерживающие тормоза сняты в течение полутора лет (с того момента, когда было объявлено о «пандемии»). Биг Фарма получила от государства большие деньги на разработку вакцин и одновременно сняла с фармацевтических компаний практически любую ответственность за возможные издержки вакцинации. Более того, чтобы сделать инвестиции в разработку вакцин более рентабельными, государство согласилось с Биг Фармой, что одной инъекцией дело не ограничится; вакцинаций будет несколько. А может быть, они станут постоянными – неотъемлемой частью «новой нормальности».
Об этом пишет американская журналистка-расследователь Нина Берли (Nina Burleigh) в только что изданной в США книге Virus: Vaccinations, the CDC, and the Hijacking of America’s Response to the Pandemic (Вирус: вакцинация, ЦКЗ и захват Америки в ответ на пандемию). CDC – англоязычная аббревиатура американского института, полное название которого: «Центры по контролю и профилактике заболеваний США ЦКЗ » (ЦКЗ играет ключевую роль в организации вакцинации в Америке).
Нина Берли пишет, что конгресс весной прошлого года оперативно выделил на разработку вакцин частными компаниями 10 миллиардов долларов. Была запущена Operation Warp Speed (OWS) – программа правительства США по борьбе с Covid-19. К весне текущего года правительство выделило в рамках OWS для Big Pharma уже 22 миллиарда долларов. Из этой суммы 2,5 млрд. долл. получила компания Moderna; 1,2 млрд. долл. – AstraZeneca; 0,5 млрд. долл. – Johnson & Johnson; 1,6 млрд. долл. – Novavax.
Pfizer денег от правительства США на разработку вакцины не получала. Зато Pfizer получила от государства такую преференцию, какой никто никогда не только в американской, но и в мировой истории не получал: от начала разработки продукта до получения от властей окончательного одобрения на продажу продукта прошло… всего 11 месяцев! Вакцина была разработала совместно с немецкой биотехнологической компанией BioNTech, на сегодняшний день является самой популярной в мире. Кстати, есть сведения, что Pfizer все-таки прибегала к использованию казенных денег при разработке вакцины. Правда, были они из казны не США, а Германии.
Pfizer была уверена, что получит свое сполна, рассчитывая на закупку американским государством своей чудодейственной вакцины. И вот мы узнаем, что в начале июля Pfizer подписала сделку на сумму почти в 2 млрд. долл. на продажу властям США ста миллионов доз своей вакцины с двойным уколом (т. е. на 50 миллионов человек).
Ниже привожу финансовые данные о пяти ведущих американских компаниях, составляющих костяк Биг Фармы.
Финансовые показатели ведущих фармацевтических компаний США (млрд. долл.)







 
Капитализация*
Продажи (выручка)**
 Прибыль**
Johnson & Johnson (JNJ)
442,7
84,21
20,46
Pfizer (PFE)
225,9
50,19
13,46
Eli Lilly (LLY)
222,9
25,48
7,25
AbbVie (ABBV)
207,5
50,19
6,66
Merck (MRK)
197,6
48,01
8,32
* На начало июля 2021 г.
** Расчетный показатель на 2021 год с учетом фактических финансовых результатов за первое полугодие 2021 года. 
Источник: companiesmarketcap.com
В топ-10 мировых фармацевтических компаний (по показателю рыночной капитализации) из компаний неамериканских входят лишь четыре: Roche и Novartis (Швейцария), Novo Nordisk (Дания) и AstraZeneca (англо-шведская). Остальные шесть – компании США.
Первое место в рейтинге мировых фармацевтических компаний удерживает американская компания Johnson & Johnson – причем не только по показателю рыночной капитализации, но и по показателям доходов (продаж) и прибыли. Второе место – за швейцарской компанией Roche (её` рыночная капитализация на середину этого года составила 338,2 млрд. долл.). Третье место прочно удерживает американская Pfizer, а четвертое – американская Eli Lilly.
Ведущие американские фармацевтические компании выглядят выигрышно не только в мировых рейтингах компаний отрасли, но и в общих мировых рейтингах (компании всех отраслей). Так, Johnson & Johnson в середине этого года занимала 16-е место в рейтинге всех компаний мира по показателю капитализации. Она лишь немного отставала от американской компании NVIDIA, действующей в сфере цифровых технологий (капитализация 452,6 млрд. долл.; 15-е место в рейтинге), и главного американского банка JPMorgan Chase (капитализация 453,9 млрд. долл.; 14-е место в рейтинге).
А вот места других ведущих американских фармацевтических компаний в общемировом рейтинге компаний и банков: Pfizer – 43; Eli Lilly – 44; AbbVie – 49; Merck – 57. У ведущей американской нефтяной компании Exxon Mobil рыночная капитализация на середину нынешнего года составила 242,7 млрд. долл. (38-е место в мировом рейтинге). Рыночная капитализация Johnson & Johnson оказывается на 200 миллиардов долларов больше, чем у ведущей нефтяной компании США! Еще немного и по этому показателю Exxon Mobil могут догнать фармацевтические компании Pfizer и Eli Lilly.
Фармацевтика стала для Америки «новой нефтью»!
Капиталы из традиционных отраслей американской экономики (нефть, другие добывающие отрасли, сталелитейная промышленность, машиностроение и др.) перетекают в фармацевтику. В опросе правительства США, проведенном в 2017 году, были изучены показатели прибыли 25 крупнейших фармацевтических компаний за десять лет. Оказалось, что они составляли в среднем от 15 до 20% по сравнению с 5-9% для 500 крупнейших компаний в других отраслях..
Компании Биг Фармы вводят в заблуждение не только потребителей своей продукции (лекарств, вакцин и др.), но также тех, кто соприкасается с ними на фондовой бирже. Скандалов здесь предостаточно.
Комиссия по ценным бумагам и биржам не раз штрафовала через суд недобросовестных участников фондового рынка от фармацевтики. Иногда штрафы назначались за откровенную коррупцию. Так, в 2011 году Johnson & Johnson была оштрафована на 70 млн. долл. Комиссией по ценным бумагам и биржам (КЦББ) и Министерством юстиции США за дачу взяток врачам в Греции, Румынии и Польше, а также в Ираке для получения контрактов в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие». По данным следователей, такие методы продвижения товаров компания применяет как минимум с 1998 года.
В августе 2012 года была приговорена к штрафу в 60 млн. долл. компания Pfizer. КЦББ обвинила компанию во взяточничестве и нарушении закона о противодействии коррупции за рубежом, конкретно в России и Казахстане. Выяснилось, что две дочерние компании Pfizer в период с 1997 по 2006 год потратили более 2 млн. долл. на взятки, проходившие в отчётах как расходы на маркетинг.
Хочу вернуться к книге Нины Берли «Вирус: вакцинация, CDC и захват Америки в ответ на пандемию». В ней содержатся малоизвестные и очень шокирующие детали, касающиеся деятельности Биг Фармы в последний год. Цинизм руководителей ряда компаний зашкаливает. Они делают всё для того, чтобы очаровать американцев своим продуктом под названием «вакцина». И очаровать даже не тех американцев, которые хотели бы спасти свое здоровье и свою жизнь, а тех, кого интересуют бумаги Биг Фармы на фондовой бирже.
9 ноября 2020 года, в день, когда Pfizer объявила о том, что эффективность вакцины, разрабатываемой компанией превысила 90 процентов, акции Pfizer на бирже резко пошли вверх (на 15%). И генеральный директор Pfizer Альберт Бурла продал более половины (62 процента) имеющихся у него акций своей компании. Бурла был среди семи руководителей Pfizer, которые в совокупности заработали 14 миллионов долларов на продаже акций своей компании в 2020 году, согласно данным, предоставленным Los Angeles Times компанией Equilar, занимающейся данными о компенсациях и корпоративном управлении.
То же самое проделали (и продолжают проделывать) руководители Moderna, вакцина которой также хорошо раскручивается. В прошлом году они заработали 287 миллионов долларов на распродажах, приуроченных к сообщениям об успехах в деле разработки своей вакцины. Как пишет Нина Берли, всего за несколько дней в конце января и начале февраля нынешнего года генеральный директор Moderna Стефан Бансел продал свои акции на миллионы долларов. В общей сложности руководители Moderna положили в карман почти миллиард долларов – как за счет тех казенных денег, которые они получили на разработку вакцины, так и за счет удачных продаж ценных бумаг компании на пиках биржевых котировок. А пики таких котировок они организовывали сами, делая громкие заявления о новых «успехах». Эти заявления ретранслировались и многократно усиливались благодаря поддержке со стороны Биг Медиа и ИТ-корпораций Силиконовой долины. И это лишь начало, а далее последуют миллиарды и миллиарды, которые будут платить американцы, покупая вакцину. Впрочем, почему только американцы? Думаю, Moderna в ближайшее время заключит большой контракт на оптовую поставку спасительной вакцины правительству США.
Нина Берли отмечает, что нынешняя модель акционерной организации медицины в США сложилась в 80-е годы ХХ века, во времена, когда страна переходила на рельсы рейганомики. До этого, по её мнению, государственное регулирование и контроль фармацевтической промышленности были жесткими, не позволявшими компаниям ставить интересы акционеров выше интересов потребителей, т. е. миллионов простых американцев.
Нина Берли считает, что ключевые акционеры и топ-менеджеры Биг Фармы не случайно сбрасывают сегодня пакеты ценных бумаг своих компаний. Они разогнали локомотив «Биг Фарма», который вместе с пассажирами (миллионами американцев, которые клюнули на вакцины) несется к пропасти. А сами хозяева и руководители фармацевтических компаний с этого локомотива незаметно соскакивают.
Соскакивают потому, что знают, чем может закончиться массовая вакцинация. Тут уместно вспомнить активного противника прививочной кампании в США и мире Роберта Кеннеди-младшего (племянника убитого в 1963 году американского президента Джона Кеннеди). Он, в частности, упомянул о следующем факте злоупотреблений Биг Фармы: «Ещё одна проблема с апробированием вакцины заключается в том, что она тестируется не на «типичных американцах», а на тщательно отобранной группе людей, которые не страдают никакими заболеваниями». И далее заключает«Все ведущие компании-производители вакцин, а именно Moderna, Glaxo, Sanofi, Pfizer, Merck являются осуждёнными серийными преступниками. За последние 10 лет они выплатили 35 миллиардов долларов в виде уголовных наказаний и штрафов за ложь врачам, за мошенничество, за фальсификации в науке, за сознательное убийство сотен тысяч американцев». Честные эксперты не исключают, что проводимая сегодня в Америке массовая вакцинация может закончиться смертями уже не сотен тысяч, а миллионов американцев. Что ж, как говорил Никколо Макиавелли, «цель оправдывает средства». У Биг Фармы целью являются большие деньги, а средством – миллионы «лишних» людей, эта «новая нефть» XXI века.

dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Почему американцы боятся прививок?

Сообщение автор dimslav Вс Июл 25, 2021 1:35 pm

Почему американцы боятся прививок?
5:


[size=30]Почему американцы боятся прививок?[/size]

Почти половина жителей Америки – убеждённые противники вакцинации
Предыдущую статью я завершил информацией о том, что в американских судах лежат иски против трех американских фармацевтических гигантов Pfizer, Johnson & Johnson и AstraZeneca на общую сумму 8,6 млрд. долл. Такова экспертная оценка штрафов и возмещений, которые по требованиям истцов должны выплатить указанные три компании за смерти и причинение ущерба здоровью граждан. Это лишь требования по лекарствам и препаратам, которые были на рынке до объявления «пандемии».
В прошлом году гиганты Биг Фармы приступили к разработке препаратов и вакцин, предназначенных для защиты от нового вирусного заболевания. И вот Pfizer, Moderna, Johnson & Johnson, Novavax уже рапортуют, что сумели разработать эти вакцины в кратчайшие сроки. Они получают необходимые разрешения от американских регуляторов фармацевтического рынка, приступают к производству и организуют бешеную рекламу новых продуктов. Все гиганты Биг Фармы, как я писал, контролируются «Большой двойкой» – Vanguard Group и BlackRock.
Суммарная капитализация двух крупнейших в мире бирж – Нью-Йоркской и NASDAQ – оценивается примерно в 45 трлн. долл. Величина активов под управлением «Большой двойки» на сегодняшний день оценивается в 16-17 трлн. долл. Этого достаточно, чтобы держать под контролем весь фондовый рынок США, особенно его ядро, состоящее из пятисот публичных корпораций разных секторов экономики (группа компаний S&P 500). «Большая двойка» контролирует в Америке буквально всё: и Биг Фарму, и Уолл-стрит, и Силиконовую долину, и ведущие медиакорпорации.
Казалось бы, при столь мощной поддержке Биг Фармы со стороны СМИ и Силиконовой долины в Америке уже должна была быть завершена 100-процентная вакцинация населения. По состоянию на 12 июля доля полностью вакцинированных жителей США составила 47,90%; доля неполностью вакцинированных – 7,47%. Хотя на фоне других стран показатели очень высокие, это явное отставание от графиков, разработанных в начале года органами медицинского надзора. Почти половина жителей Америки – убежденные противники вакцинации. При этом людей, которые до деталей разобрались в новых вакцинах и могут объяснить их угрозу для здоровья и жизни человека, среди таких оппозиционеров не более одного процента. Это активисты, которые объединились вокруг таких людей, как Роберт Кеннеди (племянник убитого в 1963 году американского президента Джона Кеннеди) и Джозеф Меркола (ярый противник Биг Фармы и сторонник так называемой альтернативной медицины).
Что заставляет половину населения Америки противостоять вакцинации, если эти люди не разбираются в тонкостях медицины? Ответ простой: недоверие! Часть американцев уверены, что Биг Фарма сознательно создает эпидемии, чтобы зарабатывать на них миллиарды.
Еще тридцать лет назад, находясь в Америке, я общался с американскими активистами, которые говорили: Биг Фарме здоровая Америка не нужна. Война здоровой части Америки с Биг Фармой ведется многие десятилетия.
Одной из форм этой войны является возбуждение против фармацевтических корпораций судебных дел по фактам смертей и потерь здоровья пользователями продукции фармацевтических гигантов. Иски как индивидуальные, так и коллективные. Число их измеряется сотнями тысяч. Иски подаются как в суды федерального уровня, так и в суды штатов и отдельных городов. Редко возмещение ущерба, назначаемое судом, равняется 100 процентам исковой претензии, но частичные возмещения обычно назначаются.
Для истцов очень важно, чтобы каждое судебное дело имело общественный резонанс. И это часто является главной целью иска.
Одна из резонансных историй против Биг Фармы разгорелась несколько лет назад и в позапрошлом году достигла апогея. Речь идет о так называемых опиоидных препаратах, которые широко использовались в медицине для создания обезболивающего эффекта у больных. Препараты производились несколькими фармацевтическими корпорациями под разными названиями. Постепенно стала складываться страшная картина: опиоидные препараты людей калечат и убивают. Доказательства были настолько убедительными, что Биг Фарма не пыталась даже вступать в серьезные дискуссии с критиками. Летом позапрошлого года в американских СМИ появились цифры: ежедневно от передозировки погибают по 130 человек. За последние 20 лет от опиоидов погибли более 400 тыс. американцев. Для сравнения: людские потери США во время войны во Вьетнаме за период 1965-1973 гг. составили около 50 тысяч человек. Биг Фарма ведет войну против американского народа!
В американских СМИ появились и агрегированные стоимостные оценки ущерба от использования опиоидных препаратов. Оценки делались экспертами Совета экономических консультантов при президенте США. Вот одна из таких оценок. В 2015 году более 33 тыс. американцев умерли от передозировки препаратов, содержащих опиоиды. Приведенный в составленном экспертами докладе показатель экономических потерь – 504 млрд. долл., или 2,8% ВВП, более чем в шесть раз превышает прежние оценки, которые в 2013 году составили 78,5 млрд. долл.
С середины прошлого десятилетия пошел мощный вал исков против производителей опиоидных препаратов. Одним из основных ответчиков по искам выступал американский фармацевтический гигант Purdue Pharma и его владельцы, семейство мультимиллиардеров Саклер. В исках фигурировал препарат "ОксиКонтин" (OxyContin). Purdue Pharma заработала на "ОксиКонтине" более 35 млрд. долл. В мае 2019 года Purdue Pharma по одному из исков пошла на внесудебное урегулирование и выплатила 270 млн. долл. Это не остановило вал исков. К лету 2019 года в американских судах штатов и городов скопилось более двух тысяч гражданских исков против Purdue Pharma на сумму 10-12 млрд. долл.
Другими крупнейшими ответчиками по делу опиоидных препаратов стали фармацевтические гиганты Johnson & Johnson (дочерняя компания Janssen) и Teva Pharmaceutical Industries Ltd. Причастность указанных компаний к бесчисленному количеству летальных исходов была столь очевидной, что Johnson & Johnson и Teva Pharmaceutical Industries Ltd. предложили в октябре 2019 года сумму в 48 млрд. долл., чтобы урегулировать дело в досудебном порядке.
Примечательно, что в дело по опиоидным препаратам вынуждены были вмешаться финансовые регуляторы. В августе финансовый регулятор в штате Нью-Йорк подал судебные иски против фармацевтических компаний Teva Pharmaceutical Industries и Allergan, обвинив их в сокрытии рисков употребления опиоидных препаратов для увеличения продаж и страховых выплат.
История по привлечению Биг Фармы к ответственности за ежегодные убийства десятков тысяч американских граждан через опиоиды не закрыта. Она продолжается. При этом опиоидные препараты – лишь один из многих скандалов, которые каждый год разгораются вокруг Биг Фармы. На сегодняшний день рекордсменом по количеству скандалов, наверное, является компания Pfizer. В сентябре 2009 года она была оштрафована в США на рекордную среди американских фармацевтических компаний сумму 2,3 млрд. долларов за ненадлежащую рекламу четырёх препаратов: болеутоляющего Bextra, атипичного нейролептика Geodon [в РФ он продаётся под названием «зелдокс» (зипрасидон)], противоэпилептического средства Lyrica (прегабалин) и антибиотика Zyvox. Дочернее предприятие компании признало, что неверно маркировало лекарства «с намерением обмануть или ввести в заблуждение». С компании Pfizer по суду взыскали также 1 миллиард долларов штрафа за то, что она раздавала взятки чиновникам американского здравоохранения, дабы получать разрешение на выпуск указанных выше препаратов на рынок (шесть чиновников получили в общей сложности взяток на 102 миллиона долларов).
Коррупция – проверенный инструмент продвижения компанией Pfizer своих продуктов на рынках. Были расследования незаконных действий Pfizer и на российском фармацевтическом рынке. Что касается деятельности Pfizer на американском рынке, то нет ни одного года, когда бы не возникал вокруг этой компании очередной скандал. Так, в 2010 году суд присяжных США признал, что Pfizer нарушила федеральный закон об организациях, ведущих рэкет и коррупцию, и должна заплатить для возмещения ущерба 142 миллиона долларов. Присяжные пришли к выводу, что Pfizer участвовала в рэкете на протяжении всего предыдущего десятилетия.
А скандал, который разразился в США девять лет назад, зацепил и Российскую Федерацию. Комиссия по ценным бумагам и биржам обвинила компанию во взяточничестве и нарушении закона о противодействии коррупции за рубежом, в том числе в России и Казахстане. В августе 2012 года в США Pfizer была приговорена к штрафу в 60 млн. долл.  Выяснилось, что две дочерние компании Pfizer в период 1997-2006 годов потратили более 2 млн. долл. на взятки, проходившие в отчётах как «расходы на маркетинг». Кроме того, в России сотрудники компаний, покупавших препараты Pfizer, могли рассчитывать на «бонус» в 5% от суммы сделки. Один из тогдашних сотрудников Pfizer Russia пытался оформить в бухгалтерии концерна счёт за расходы на заграничную поездку «первого замминистра здравоохранения», заявив, что это «будет способствовать включению препаратов компании в список льготных лекарств», закупаемых за счёт госбюджета РФ. Это был не единственный подобный эпизод.
Сегодня самым динамичным сегментом мирового фармацевтического рынка являются вакцины от COVID-19. Согласно прогнозным оценкам Morningstar, в 2021 году суммарный объем продаж этих вакцин составит рекордную сумму в 67 млрд. долл. В последующие годы продажи останутся на высоком уровне, поскольку, скорее всего, каждый год будет требоваться новая «освежающая» вакцинация. Так, на 2022 год продажи прогнозируются в объёме 61 млрд. долл. Идёт ожесточенная борьба фармацевтических гигантов за долю на рынке. Эксперты Morningstar предсказывают, что и в этом, и в следующем годах две трети всего мирового рынка будет принадлежать двум вакцинам – Pfizer-BioNTech и Moderna.
Первая вакцина – продукт, разработанный американской Pfizer совместно с немецкой биотехнологической компанией BioNTech и при участии китайской Fosun Pharma. Вторая вакцина – продукт американской биотехнологической компании Moderna, Inc. Четвёртой в рейтинге Morningstar значится вакцина американской корпорации Johnson & Johnson. Пятой – вакцина американский фармацевтический концерн Novavax. Для справки: российская вакцина Sputnik V занимает седьмое место в рейтинге.
Некоторые специалисты обращают внимание на то, что первая в рейтинге вакцина Pfizer-BioNTech подается как совместный продукт американской Pfizer и германской BioNTech не случайно. Если бы это был продукт исключительно американcкой Pfizer, американцев и под дулом пистолета не заставили бы прививаться такой вакциной. Участие немцев призвано поднять доверие к вакцине.
Что касается вакцины Moderna, Inc., её доля на мировом рынке почти равна доле вакцины Pfizer-BioNTech. Преимуществом вакцины является то, что её производитель Moderna, Inc. является очень молодой компанией и ещё не успела отметиться в фармацевтических скандалах.
«Большая двойка» через подконтрольные СМИ проводит бешеную рекламу вакцин Большой Фармы. По тем же каналам нагнетается атмосфера страха, заглушаются голоса критиков. Тем не менее половина взрослого населения страны устойчиво убеждена в том, что здоровая  Америка Большой Фарме не нужна.

dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Несколько слов о фармацевтических чудесах

Сообщение автор dimslav Пн Июл 26, 2021 2:13 pm

Несколько слов о фармацевтических чудесах
6:


[size=30]Несколько слов о фармацевтических чудесах[/size]

«Более нагло спланированную акцию трудно себе представить!»
В специальной литературе, посвященной вопросам разработки вакцин, отмечается, что полный цикл такой разработки, включая все тестирования, испытания на животных и людях, требует от 10 до 15 лет. Поэтому не могут не вызывать удивления рекорды, которые ставят фармацевтические компании в связи с разработкой вакцин от COVID-19.
ВОЗ объявила о «пандемии» в марте 2020 года, а ряд вакцин получили добро на производство и использование еще до конца года. В США власти дали в начале декабря зеленый свет вакцине Pfizer/BionTech. Основанием для одобрения стало то, что, как заявило Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA), «вакцина в ходе испытаний показала эффективность, равную 95%». В середине декабря этот продукт одобрили власти Швейцарии. А перед новым годом ВОЗ выдала одобрение на применение указанной вакцины, заявив, что препарат соответствует необходимым критериям. «Мы определили, что вакцина соответствует всем обязательным параметрам безопасности и эффективности. Польза от нее в рамках борьбы против COVID-19 превосходит потенциальные риски», – сказано в заявлении ВОЗ.
На сегодняшний день самыми продаваемыми во всем мире вакцинами являются препарат Pfizer/BionTech и вакцина американской компании Moderna. Американская информационно-аналитическая компания и рейтинговое агентство Morningstar дает оценку, согласно которой продажи вакцин от COVID-19 в мире в 2021 году составят 67 млрд. долл., а в следующем году – 61 млрд. долл. На указанные две вакцины придется около 2/3 всех продаж.
На сайтах американских фармацевтических компаний Pfizer и Moderna заявляется, что их проекты новых вакцин были реализованы в течение 11 месяцев! Этот срок меньше принятого ранее нормативного срока (10-15 лет) в 11-16 раз! Настоящее фармацевтическое чудо! Почему-то многих людей, даже некоторых медиков, это «чудо» не смущает. Я не медик, но у меня есть вопросы. Тем более что на сегодня, по данным ВОЗ, в мире имеется уже два десятка одобренных вакцин. Еще примерно по 100 препаратам разработки ведутся.
Первый мой вопрос: когда началась разработка препаратов? Если обратиться к вакцинам Pfizer/BionTech и Moderna, то получается, что старт был на стыке 2019 и 2020 годов. Однако в это время в мировых СМИ не было никаких упоминаний о COVID-19. Вал информационных сообщений о коронавирусе пошел лишь с конца января 2020 года. А ВОЗ использовала слово «пандемия» впервые лишь 11 марта 2020 года (первый случай смерти от COVID-19 зафиксирован в Ирландии тоже 11 марта 2020 года).
Всемирный банк начал готовиться к «пандемии» еще до того, как ВОЗ о ней объявила. И Всемирный банк в своих документах раньше, чем ВОЗ, стал использовать понятие «пандемия».
Предположим, что фармацевтические компании типа Pfizer, Moderna, Johnson & Johnson, Novavax начали без афиширования разработку вакцин в 2019-м или даже в 2015 году. Но чтобы разрабатывать вакцину против конкретного вируса, разработчику надо этот вирус иметь перед собой. Тогда то, что происходило в течение всего прошлого года, можно назвать дешевым спектаклем. Руководители компаний Биг Фармы в январе прошлого года сделали вид, что вирус COVID-19 для них новый и неожиданный. ВОЗ провела даже специальное «расследование» для выяснения природы вируса. И заключение рабочей группы было следующим: COVID-19 является природным, а не рукотворным вирусом.
В феврале прошлого года ВОЗ и президент американской некоммерческой организации Ecohealth Alliance (занимается распределением государственных грантов США на цели исследований в области фармацевтики и биотехнологий) Питер Дашак (Peter Daszak) организовали подготовку и публикацию заявления 27 ведущих мировых ученых в авторитетном журнале The Lancet. В нем они опровергали предположения о неприродном происхождении Covid-19. Сегодня сторонники всеобщей вакцинации предпочитают не вспоминать эту публикацию. Во-первых, потому, что за полтора года накопилось слишком много свидетельств рукотворного происхождения COVID-19. Во-вторых, выяснилось, что большая часть подписантов «заявления 27» так или иначе связаны с компаниями Биг Фармы. И особенно господин Питер Дашак.
Критики тезиса о природном происхождении вируса не поленились изучить деятельность некоммерческой организации Ecohealth Alliance, руководимой Дашаком. Она занималась раздачей казенных денег из бюджета США американским компаниям и лабораториям, работающим в сфере фармацевтики и биотехнологий. Многие проекты засекречены, а конечными заказчиками выступают Пентагон, ЦРУ и другие секретные ведомства. Ecohealth Alliance перечисляла американские гранты китайской биологической лаборатории в Ухане, где осуществлялась реализация совместного американо-китайского проекта. О том, что в лаборатории в Ухане имелся рукотворный вирус COVID-19, никто уже не сомневается. Более того, Вашингтон пытался использовать этот аргумент для того, чтобы потребовать от Пекина «сатисфакции», измеряемой триллионами долларов. Однако углубленное изучение связей Ecohealth Alliance показывает, что проект был либо совместным (американо-китайским), либо даже американским, в котором США были заказчиком, а Китай исполнителем. Не погружая читателя в детали, отмечу, что через призму деятельности Ecohealth Alliance хорошо видна мышиная возня, в которой участвовали американские компании Биг Фармы, силовые ведомства США (Пентагон, ЦРУ и другие спецслужбы), многочисленные американские секретные биолаборатории за рубежом (всего в мире около 200 таких лабораторий).
Видимо, подобные факты стали основанием для заявления, сделанного в прошлом месяце секретарем Совета Безопасности РФ Николаем Патрушевым: «Отмечаются явные признаки того, что опасные патогены пытаются использовать в военно-политических целях. По сути, мы наблюдаем процесс возрождения биологического оружия». Глава Совбеза РФ уточнил, что проблема биологической безопасности не исчерпывается одним коронавирусом. По его словам, существуют также другие биологические угрозы. Патрушев обратил внимание на деятельность биологических лабораторий отдельных стран и на то, что в районах расположения таких лабораторий происходят вспышки опасных заболеваний. Ранее, в апреле Патрушев высказал мнение о том, что в биолабораториях, расположенных у границ России (число их исчисляется десятками), может разрабатываться биологическое оружие.
Возвращаясь к теме удивительно быстрого приготовления вакцин от коронавируса американскими фармацевтическими гигантами, сформулирую свою версию: вакцины готовились загодя одновременно с рукотворным вирусом COVID-19. Приведу пример из недавней истории борьбы со свиным гриппом в США.
В 2009 году в мире, в том числе в США, были зафиксированы случаи инфицирования вирусом «свиного гриппа». В стране было объявлено об угрозе пандемии и необходимости срочной вакцинации населения Америки. Все это детально описано в [url=http://spbs.rusphysics.ru/files/Icke art.pdf]обширной статье[/url] английского журналиста Дэвида Айка «Не так страшен грипп, как его вакцина!», которая была написана в том же 2009 году. Тогда, 12 лет назад, как и сегодня, миру было явлено «чудо»: погибающему от свиного гриппа человечеству была предложена палочка-выручалочка в виде вакцины, произведенной транснациональной корпорацией Baxter International, штаб-квартира которой находится в США. Вот фрагмент из статьи Дэвида Айка:
«Эта, несомненно, заслуживающая доверия компания сегодня является одним из основных поставщиков вакцины против свиного гриппа, которую правительства по всему миру навязывают населению без мало-мальски серьёзной проверки на безопасность. Вакцина на полной скорости преодолела барьеры санитарных инспекций, которые ограничились в лучшем случае тестами продолжительностью менее одной недели. Лондонская «Таймс» сообщила: «По сведениям из Европейского агентства лекарственных средств, ускоренная процедура тестирования проводилась на образцах, близких к вакцине, которая будет использована в ходе программы массовой вакцинации людей всех возрастов. Клинические тесты будут продолжены одновременно с началом общей массовой вакцинации населения». На самом деле в “тестах” нет никакой необходимости, разве что для успокоения общественного мнения. Организаторам вакцинации прекрасно известны и состав вакцины, и её эффект. Более того, специальным документом за подписью члена администрации Барака Обамы, министра здравоохранения и социальной помощи Катлин Сибелиус, фармацевтические компании заранее объявлены неподсудными в случаях смерти или непоправимого ущерба здоровью вакцинированных. Руководители Baxter International сообщили, что начнут поставку по всему миру вакцины против свиного гриппа в конце июля. Прибыль ожидается фантастическая, но главное здесь не столько деньги, сколько проведение в жизнь давно разработанного плана сокращения численности населения планеты».

Приведенный фрагмент статьи начинается со слов: «Эта, несомненно, заслуживающая доверия компания…» Здесь звучит горькая ирония, поскольку перед этим Дэвид Айк подробно описывал некоторые «достижения» компании Baxter. Так, в начале 2009 года она прославилась тем, что “по недосмотру” отправила в европейские лаборатории вирус куриного гриппа, который затем был смешан с вирусом сезонного гриппа, образовав значительно более опасную смесь. В 2008 году 81 человек умер после инъекции гепарина, кроверазжижающего препарата, зараженного компанией Baxter International (производство препарата было организовано в Китае). Ещё сотни людей, получавших инъекции гепарина, серьезно подорвали свое здоровье. Дэвид Айк комментирует эту страшную историю с гепарином: «При этом, как выяснилось, ни американские, ни китайские общественные агентства по “охране” здоровья ни до, ни после скандала цеха производителя не инспектировали».
Ещё один скандал, связанный с Baxter, произошел в США накануне запуска производства этой компанией вакцины от свиного гриппа: «В июле 2009 года корпорация Baxter Healthcare (филиал Baxter International) заплатила штату Кентукки компенсацию в размере двух миллионов долларов за то, что продала местному агентству Кентукки Медикэйд внутривенные лекарства по цене, завышенной на 1300 (тысячу триста!) процентов».
Эти и другие случаи позволяют характеризовать деятельность корпорации Baxter как биотерроризм.
А теперь о самом интересном и зловещем в этой истории. Дэвид Айк пишет: «Нам говорят, что фармацевтические компании и Всемирная организация здравоохранения денно и нощно разрабатывали вакцину против “нового” подтипа вируса свиного гриппа, известного под кодовым названием H1N1». Фактически это не более чем дешевый спектакль. Оказывается, компания Baxter International запатентовала вакцину H1N1 ещё 28 августа 2008 года! В статье приводится текст заявки на патент № US 2009/0060950 A1. Патент был обнародован в марте 2009 года, за месяц до того, как вирус появился в Мексике, однако патентная заявка была зарегистрирована семью месяцами раньше, чем о “новом” подтипе стало вообще известно. Патент содержит следующее предупреждение о токсичности ингредиентов: «…токсичность зависит от особенностей организма субъекта и может колебаться от нулевой до высокой». Дэвид Айк заключает: «Более нагло спланированную акцию трудно себе представить!»
А разве эти слова не приложимы к той акции, которая разворачивается на наших глазах и называется вакцинацией от COVID-19?

dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Re: Катасонов о вакцинации

Сообщение автор dimslav Пн Июл 26, 2021 11:01 pm


dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Re: Катасонов о вакцинации

Сообщение автор dimslav Вт Июл 27, 2021 6:02 pm


dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Re: Катасонов о вакцинации

Сообщение автор dimslav Ср Авг 04, 2021 1:52 am

[size=30]Глобальная политика вакцинации и смерти, овеянные тайной[/size]



7:


[size=30]О версиях, которые нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть[/size]

Вакцинация от ковида, хоть и с большими пробуксовками, но продвигается вперёд. Продвижение очень неравномерное. Рекордсменом по вакцинации по состоянию на 20 июля были Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). Процент получивших одну или две дозы вакцин там составил 76,73%; полностью вакцинированных (получивших две дозы) – 67,55%. В группе лидеров Израиль, у которого эти показатели равняются соответственно 61,65 и 56,37%. А вот некоторые другие страны из группы лидеров: Канада – 69,78 и 51,03%; Нидерланды – 67,93 и 46,09%; Великобритания – 67,90 и 53,10%; Германия – 59,58 и 46,76%; США – 55,99 и 48,53%. Россия занимает в мире средние позиции: 22,73 и 14,79%.
Однако есть большое количество государств, где говорить об успехах вакцинации не приходится. Вот некоторые показатели: Руанда – 3,00 и 1,90%; Пакистан – 4,13 и 2,02%; Республика Конго – 2,89 и 0,28%; Нигерия – 1,20 и 0,66%.
Таких стран очень много, в совокупности в них проживает чуть ли не половина населения планеты. Как можно говорить о достижении объявленного ВОЗ целевого показателя в 80% (доля населения планеты, которая должна пройти вакцинацию), если в странах третьего мира успехи столь скромны? В ВОЗ прекрасно понимают, что сами страны третьего мира самостоятельно на заданный уровень вакцинации не выйдут хотя бы потому, что для этого нужны гигантские деньги. Стоимость одной дозы вакцины западного производства составляет в среднем 20-30 долларов. Скажем, для разовой вакцинации населения стран третьего мира в 1 миллиард (берем цифру лишь по самым бедным странам) потребуется 20-30 миллиардов долларов. А если делать полную (двойную) вакцинацию, то это 40-60 млрд. долл. Впрочем, во Всемирном банке подсчитали, что на самом деле странам третьего мира надо не менее 100 млрд. долл. Страны богатого Запада уже более года обсуждают вопрос о том, что им бы неплохо «скинуться», собрать искомую сумму и помочь бедным обитателям третьего мира. Очевидно, что корпорации Биг Фармы (американские компании Pfizer, Moderna, Johnson & Johnson, Novavax; германские BioNTech и CureVac; англо-шведская AstraZeneca и др.) были бы очень рады такой щедрости: ведь деньги, которые были бы предложены в виде помощи странам третьего мира, перекочевали бы в конечном счете на банковские счета Биг Фармы. Однако что-то до сих пор не складывается. Пока необходимой помощи собрать не могут.
Международный валютный фонд (МВФ) готов предоставить кредиты странам третьего мира на цели борьбы с «пандемией» и на массовую вакцинацию, но кредиты нечем обслуживать и погашать.
Я об этом говорю лишь для того, чтобы объяснить: руководители многих стран третьего мира без всякого восторга восприняли призывы ВОЗ к всеобщей вакцинации. У этих стран есть более насущные задачи (преодоление голода, обеспечение доступа населения к чистой воде). Многие лидеры стран третьего мира правильно восприняли вакханалию вокруг коронавируса как игры, нужные лишь Западу и Биг Фарме. Еще в прошлом году многие развивающиеся страны достаточно отстраненно и скептически относились к раздуваемой ВОЗ истерии под названием «пандемия». У большей части государственных деятелей третьего мира скепсис был обусловлен причинами финансовыми, но некоторые понимали конечные цели нечистоплотной игры под названием «вакцинация» и это свое понимание не скрывали.
Число оппозиционеров вакцинированию из стран третьего мира за год заметно сократилось. По состоянию на середину 2021 года всего пять государств в мире не приняли идею массовой вакцинации от коронавируса. Это Бурунди, Гаити, КНДР, Танзания и Эритрея. Лидеры трёх из названных государств (Бурунди, Танзании и Гаити) недавно ушли из жизни. И их смерти овеяны тайной.
Среди ушедших выделялся президент Танзании Джон Магуфули (John Pombe Joseph Magufuli). Он демонстративно отказывался участвовать во всеобщем психозе и следовать «рекомендациям» ВОЗ по борьбе с COVID-19. В июне 2020 года он объявил Танзанию «свободной от COVID-19». Страна не закрывалась для иностранных туристов, с августа 2020 года возобновились временно прерванные авиационные полёты из Москвы.
Президент Джон Магуфули выступал категорически против использования защитных масок, социального дистанцирования, высказывал сомнения по поводу тестирования на ковид и уж тем более исключал необходимость всеобщей вакцинации населения. Он не просил денег у МВФ и Всемирного банка на вакцинацию, не вел переговоров с Биг Фармой о закупке вакцин. В глобальных СМИ появлялись все новые публикации, обличавшие его «легкомыслие», но президент Танзании оставался непреклонным. Он пресёк инициативы некоторых местных медиков проводить тестирование и учет инфицированных. Без разрешения властей публикации на тему COVID-19 в стране были запрещены. Чтобы успокоить жителей и высмеять мировую панику, врачи Танзании по просьбе президента тестировали животных и даже фрукты: так инфекция была выявлена у козы, перепёлки и папайи. В начале 2021 года Евросоюз выделил восточноафриканскому государству 27 миллионов евро на борьбу с «пандемией», в частности на покупку вакцин, масок и лекарств. Однако, получив деньги, танзанийский лидер отказался вакцинировать население. Он объяснил это тем, что не доверяет препаратам так, как целебным травам, и напомнил жителям своей страны о живительной силе молитвы. «Мы должны уповать на Бога в первую очередь при борьбе с этой опасной болезнью. Да, надо предпринимать меры предосторожности, чтобы защитить себя от этой напасти, как советуют наши врачи. Но мы прожили больше года без вируса и справились как-то без этих масок, многие из вас их не носили», – заявил Джон Магуфули.
Кончилась эта история трагически. В феврале СМИ сообщили, что Джон Магуфули заразился коронавирусом. А 17 марта он скоропостижно скончался с диагнозом COVID-19.
Многие оценили его смерть как возмездие Биг Фармы за несговорчивость президента Танзании. Некоторые даже назвали это «ритуальной казнью». Данную версию нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, но история приобретает зловещее звучание, если к ней добавить достаточно странные смерти ряда других руководителей стран третьего мира.
8 июня 2020 года ушел из жизни в возрасте 55 лет президент Бурунди Пьер Нкурунзиза (Pierre Nkrunziza).
13 декабря 2020 года скончался в возрасте 52 года премьер-министр Свазиленда Амброз Мандвуло Дламини (Ambrose Mandvulo Dlamini).
10 марта сего года в возрасте 56 лет умер Амед Бакайоко (Hamed Bakayoko), премьер-министр Кот-д’Ивуар.
И последняя по времени история в этом ряду смертей: 7 июля 2021 года в возрасте 53 года был убит Жовенель Моис (Jovenel Moïse), президент Гаити.
Цепь этих странных смертей продолжает приковывать внимание. Ушедшие из жизни руководители государств были не старыми людьми. Их смерти не назовёшь наступившими по причинам возраста. Объединяет их то, что все они в большей или меньшей степени относились «легкомысленно» к «пандемии» и вакцинации. Не только Джон Магуфули уходил из жизни с коронавирусом. В историях скоротечных смертей президента Бурунди, премьер-министра Свазиленда, премьер-министра Кот-д’Ивуара также фигурирует слово «ковид». И трудно понять, был ли этот вирус сопутствующим иной причине болезни или же он был основной причиной.
А, может быть, вируса не было вообще. Сегодня в арсенале ЦРУ и других западных спецслужб немало методов ускоренного умерщвления нежелательных лиц без использования огнестрельного или холодного оружия, яда и других «традиционных» методов. Современные достижения биотехнологий и медицины позволяют спровоцировать многие смертельные болезни. Как известно, в 2012 году ушел из жизни президент Венесуэлы Уго Чавес. Официальный диагноз: инфаркт на фоне острой инфекции и рака. Да, был инфаркт, был рак, была инфекция. Однако всё началось с того, что его незаметно заразили. До своей кончины этой версии придерживался и сам Чавес, заявлявший, что его рак – дело рук иностранных недоброжелателей. Кстати, Фидель Кастро не раз просил Чавеса проявлять осторожность и помнить, что американские спецслужбы научились использовать рак в качестве оружия уничтожения. Британская Guardian в 2012 году составила список первых лиц государств, в одном и том же историческом промежутке заболевших раком. Это: «президент Аргентины Нестор Киршнер (рак толстой кишки), президент Бразилии Дилма Русеф (рак лимфомы), ее предшественник Луис Инасио Лула да Силва (рак горла), президент Венесуэлы Уго Чавес (метастатическая рабдомиосаркома), бывший лидер Кубы Фидель Кастро (рак желудка), президент Боливии Эво Моралес (рак носа) и президент Парагвая Фернандо Луго (рак лимфомы)». Все они были ярко выраженными национальными лидерами и имели напряженные отношения с Америкой.
Нас сейчас интересует не вопрос о том, какова истинная медицинская причина смерти перечисленных выше четырех лидеров (кроме президента Гаити). Мы даже не можем сказать, стали ли четыре лидера жертвой болезни или тайных операций. Важно, что эти смерти увязаны с их нежеланием (или слабым желанием) проводить вакцинацию населения своих стран. И если кому-то выгодно квалифицировать эти смерти как «ритуальные казни», то целью такой квалификации могут быть устрашения тех глав государств и правительств, которые посмеют уклоняться от «генеральной линии» ВОЗ и стоящих за ВОЗ организаторов и бенефициаров «пандемии» и вакцинации.
Последний фигурант зловещего списка – президент Гаити Моис – выпадает из ряда жертв, умерших по медицинским причинам. Однако Гаити на начало лета 2021 года оказалась одним из немногих государств мира, которое еще не приступило к вакцинации населения от коронавируса. В Северной и Южной Америке она вообще была единственной такой страной. The Washington Post назвала эту ситуацию «политической дисфункцией» (political dysfunction). Президент Моис разделял убеждение большинства жителей острова в том, что Mikwòb pa touye Ayisyen; в переводе с креольского языка это означает: простой микроб не может убить гаитян. В апреле 2021 года Гаити отказалась от почти 800 тысяч доз вакцины AstraZeneca, предлагавшихся в рамках программы COVAX для беднейших стран. И через три месяца произошло убийство. В президента загнали 12 пуль.
P.S. Сейчас идёт третья декада июля 2021 года. Если на середину года в мире было пять государств, не присоединившихся к глобальному процессу вакцинации, сейчас их осталось всего три. В июле преемники ушедших из жизни президентов Танзании и Гаити приняли решения о начале вакцинации населения. 15 июля, через 8 дней после смерти президента Гаити, в страну поступили 500 тысяч доз вакцины. Их пожертвовали США в рамках механизма COVAX – глобального механизма по сбалансированному распределению вакцин от коронавируса по всему миру.
Три государства все еще продолжают сопротивляться планам вакцинации. Будем теперь внимательнее следить за состоянием здоровья президента Бурунди Эвариста Ндайишимие (Evariste Ndayishimiye), председателя Государственного совета КНДР Ким Чен Ына и президента Эритреи Исайяся Афеверки.

dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Для них «пандемия» – шанс, который нельзя упустить

Сообщение автор dimslav Ср Авг 04, 2021 1:53 am

Для них «пандемия» – шанс, который нельзя упустить

8:


 Ставки огромны

Оказывается, идея всеобщей вакцинации населения от вирусных инфекций стала захватывать умы еще в 70-е годы ХХ века.
Холодной зимой 1976 года в Форт-Диксе в штате Нью-Джерси было зафиксировано инфицирование людей неизвестным вирусом, который назвали свиным гриппом. В США было объявлено чрезвычайное положение. Всех американцев призвали вакцинироваться, прививки получили 48 миллионов граждан США. А умер от свиного гриппа всего один человек – военнослужащий в том самом Форт-Дикси. И, как всегда, от обычного сезонного гриппа продолжали умирать тысячи. Тогда же выявилось множество побочных последствий вакцинации. Одним из наиболее массовых была болезнь, называемая «синдромом Гийена-Барре» (парализующее неврологическое заболевание). Кампанию вакцинации за её очевидной бессмысленностью остановили.
Это было в президенство Джеральда Форда, всё на него и свалили. Он действительно дал команду на всеобщую вакцинацию. Однако вскоре (в январе 1977 года) Форд покинул Белый дом. Вопрос о медицинских основаниях начатой вакцинации так и не был расследован до конца, но частные расследования медиков продолжались.
Канадский врач Гилейн Ланкто (Ghilslaine Lanctôt) в 1995 году выпустила книгу «Медицинская мафия», посвященную связям Биг Фармы и государственных органов здравоохранения. Эти связи она характеризовала как преступные.
Гилейн Ланкто показала, что никаких медицинских оснований для принятия решения о всеобщей вакцинации в США не было, но стремление фармацевтических компаний к обогащению возобладало. И в той же книге канадский врач заявила: мировой закулисе, выстраивающей новый мировой порядок, вакцины нужны как евгеническое оружие для «массового и целенаправленного сокращения населения мира». Это заявление было сделано за четверть века до того, как ООН, ВОЗ, МВФ, Всемирный банк призвали ко всеобщей вакцинации населения планеты в борьбе с «пандемией COVID-19».
Отважную женщину-врача преследовали, засаживали в тюрьму, требуя отказаться от своих заявлений, но она не сдалась. Она много раньше других почувствовала, что идёт подготовка к ещё более масштабной вирусной провокации, которая, по замыслу устроителей, должна завершиться вакцинацией в глобальных масштабах.
И вот в 2009 году снова появился свиной грипп, обозначенный кодом A-H1N1. «Я выхожу из долгого молчания по теме вакцинации, потому что чувствую, что на этот раз ставки огромны. Последствия могут быть гораздо большими, чем ожидалось», – писала доктор Ланкто.
На помощь ей пришла австрийская журналистка-расследователь Джейн Бюргермайстер (Jane Bürgermeister). В начале 2009 года она подала в ФБР обвинения против ВОЗ, ООН и нескольких высокопоставленных чиновников, обвинив их в биотерроризме и попытках совершения массовых убийств.
В апреле 2009 года Джейн Бюргермайстер обратилась в суд с обвинениями уголовного характера против американской многонациональной фармацевтической корпорации Baxter AG и её дочерней компании AVIR Green Hills Biotechnology в Австрии. Обвинения заключались в том, что компании произвели вакцину, заражённую птичьим гриппом, причем заражение было целенаправленным. Зараженный материал в объеме 72 килограммов был разослан австрийским дочерним предприятием Baxter в 16 лабораторий в четырёх странах.
Джейн Бюргермайстер не новичок. По её инициативе было начато судебное расследование в отношении немецкой фармацевтической компании GlaxoSmithKline: по предварительным данным, более 4 тысяч врачей и чиновников здравоохранения в Германии получали взятки от данной компании.
В рамках своего журналистского расследования Джейн Бюргермайстер выдвинула веские аргументы в пользу того, что эпидемия (или пандемия) имела искусственный характер: во-первых, сам вирус был рукотворным; во-вторых, кто-то помогал его распространению. Реакция со стороны «медицинской мафии» была скорой: в июле 2009 года Джейн Бюргермайстер была уволена с работы. С тех пор она известна как блогер.
В том же 2009 году появился еще один человек, который поддержал версию искусственного происхождения свиного гриппа. Это Уэйн Мэдсен (Wayne Madsen), бывший офицер военно-морской разведки США, а ныне журналист-расследователь. По его сведениям, специфические “векторы” в вирусе свиного гриппа H1N1 указывают на то, что он был создан путём генетической модификации в военных целях как биологическое оружие.
К обсуждениям природы происхождения свиного гриппа в 2009 году подключился известный английский общественный активист Дэвид Айк (David Icke). В 2009 году он [url=http://spbs.rusphysics.ru/files/Icke art.pdf]выступил[/url] с большой статьей «Свиной грипп A/H1N1. Не так страшен грипп, как его вакцина!» Цитирую некоторые фрагменты:
«Мы должны осознать здесь и сейчас, что фашистская диктатура давным-давно не угроза, а объективная реальность. До сих пор многие её не замечали, но теперь не видеть ее попросту невозможно. […] Конспираторы, вознамерившиеся сократить численность населения планеты в несколько раз и превратить оставшихся в нечто вроде компьютерных терминалов, выворачивают наизнанку само понятие жизни. Они не испытывают ни малейшего уважения к ней и ни малейшего сострадания к жертвам их леденящих кровь преступлений. О том, что такое время настанет, я предупреждал в течение почти 20 лет. […] Никогда прежде ситуация не была столь серьёзной, как в связи с нынешним намерением провести принудительную вакцинацию всего населения планеты. Вирус свиного гриппа был создан в лаборатории с целью спровоцировать массовую панику и представить вакцину как единственное спасение».

Дэвид Айк перечислил главных фигурантов того досье, которое Джейн Бюргермайстер передала американскому Федеральному бюро расследований (ФБР). Почему ФБР? Потому что самые важные фигуранты досье – американские деятели: президент США Барак Обама, миллиардер Дэвид Рокфеллер, министр здравоохранения и социальных служб США Катлин Сибелиус, министр внутренней безопасности США Джанет Наполитано. В списке есть также чиновники международных организаций: координатор ООН по гриппу Давид Набарро, Генеральный директор ВОЗ Маргарет Чан. В том же списке Давид де РотшильдДжордж Сорос, министр здравоохранения Австрии Алоис Штогер. И заключение: «…вирус свиного гриппа был создан и выпущен при содействии находящейся под контролем Ротшильдов и Рокфеллеров Всемирной организации здравоохранения – той самой организации, которая затем заявила, что вирус распространяется с такой быстротой, что пора объявлять глобальную эпидемию».
Дэвид Айк писал в 2009 году: «Симптомы “свиного гриппа” A/H1N1 в настоящее время практически неотличимы от симптомов обычного, поэтому, причисляя всех больных без разбору к жертвам эпидемии, нетрудно получить вполне впечатляющую статистику. Британское правительство объявило, что с симптомами простуды идти на прием к врачу больше нет надобности, диагноз теперь делается по телефону, причём без каких-либо лабораторных анализов. Как удобно для нужной статистики! “Доктор, меня знобит”. “Похоже на свиной грипп. Ставлю на вас жирный крестик”».
Мы удивляемся, что американские фармацевтические гиганты Pfizer и Moderna затратили всего 11 месяцев на то, чтобы создать вакцины от COVID-19, получить добро от государственных регуляторов и начать производство. Так вот, этот экспресс-метод подготовки к всеобщей вакцинации уже был апробирован в 2009 году. Как отмечал Дэвид Айк, пресловутая Baxter AG со своими филиалами «является одним из основных поставщиков вакцины против свиного гриппа, которую правительства по всему миру навязывают населению без мало-мальски серьёзной проверки на безопасность. Вакцина на полной скорости преодолела барьеры санитарных инспекций, которые ограничились в лучшем случае тестами продолжительностью менее одной недели».
Впрочем, как выяснилось, никакой блицоперации по подготовке вакцины в 2009 году вообще не было. Был лишь спектакль. Дэвид Айк раскрыл тайну: компания Baxter запатентовала вакцину H1N1 ещё 28 августа 2008 года! То есть за семь месяцев до того, как новый штамм свиного вируса был впервые зафиксирован в Мексике! И начинаешь задумываться: а сегодняшние вакцины против COVID-19 действительно разрабатывались в лабораториях PfizerModerna и других корпораций Биг Фармы? Или они уже были разработаны раньше? И если раньше, то как они могли быть разработаны без вируса COVID-19? Приходим к версии: вакцины разрабатывались до начала так называемой пандемии, объявленной в марте 2020 года, и разрабатывались одновременно с разработкой вируса COVID-19.
В 2009 году операция по тотальной вакцинации сорвалась. Во-первых, шум, созданный активистами типа Джейн Бюргермайстер и Дэвида Айка, пошёл по всему миру. Во-вторых, не во всех странах мира в 2009 году власти были готовы участвовать во всемирном заговоре. В-третьих, Америка, где вызревал заговор всеобщей вакцинации, оказалась не готовой к тому, чтобы принять этот план. Мы знаем, что Барак Обама стал президентом США благодаря своим обещаниям провести радикальную реформу системы здравоохранения в стране. Джейн Бюргермайстер и Дэвид Айк показали, что реформа была задумана, прежде всего, для того, чтобы можно было проводить тотальные вакцинации населения. В том числе за счет неограниченного бюджетного финансирования при полном освобождении Биг Фармы от ответственности за причинение вреда здоровью людей и смерти. Однако Конгресс США реформу Обамы не поддержал.
Потребовалось более десятка лет, чтобы Биг Фарма, учтя опыт 2009 года, сумела подготовиться к новой тотальной вакцинации, которая разворачивается на наших глазах. 
P.S. В моём архиве есть высказывание Жака Аттали, известного финансиста и банкира, работающего на Ротшильдов. В  2009 году он писал в L’Express«История учит нас, что человечество существенно развивается только тогда, когда оно действительно боится… Великая пандемия гораздо более успешно, чем любая гуманитарная или экологическая проповедь убедит людей в необходимости альтруизма…» (под «альтруизмом» этот глобалист понимает готовность людей идти на жертвы «в интересах человечества». – В.К.).
В 2009 году Аттали призывал создать «до следующего неизбежного события… механизмы предотвращения и контроля, а также логистические механизмы справедливого распределения лекарств и вакцин», для чего необходимы «глобальная полиция, глобальное хранилище и, следовательно, глобальное налогообложение». И «тогда нам гораздо быстрее удалось бы заложить фундамент настоящего мирового правительства». Это в предельно сжатой форме манифест глобализма!
Сожалея, что в 2009 году была упущена возможность начать «всемирную перестройку», используя глобальный финансовый кризис и свиной грипп, Аттали с радостью воспринял сегодня «пандемию» как шанс, который нельзя упустить.

dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Взятка и откат – залог успеха Биг Фармы

Сообщение автор dimslav Ср Авг 04, 2021 1:54 am

Взятка и откат – залог успеха Биг Фармы
9:


 Смертельно опасные лекарства и организованная преступность – как Биг Фарма коррумпирует здравоохранение

Фармацевтическая промышленность США занимает первое место в рейтинге отраслей американской экономики по величине официальных (регистрируемых) расходов на лоббистскую деятельность, опережая нефтегазовую промышленность, банковский сектор и сектор информационно-коммуникационных технологий.
Кроме того, у отрасли есть расходы на продвижение своих интересов, не афишируемые, а скрываемые. Это расходы на раздачу взяток. Они примерно на порядок больше, чем расходы на лоббизм, и каждый доллар взяток может окупаться тысячекратно.
Выгоднее тратить деньги не на разработку новых фармацевтических препаратов, а на взятки по продвижению уже производимых продуктов. Взятки раздаются, прежде всего, чиновникам государственных ведомств, курирующих медицину, здравоохранение и рынки продукции фармацевтической промышленности. Тем, кто призван контролировать качество и цены производимой продукции, проводить государственные закупки препаратов, выдавать разрешения на продажи новых продуктов. Фармацевтические компании могут действовать и на более низких уровнях, раздавая взятки руководителям лечебных учреждений, владельцам сетей аптек, врачам. Об этом рассказывает известный французский медик Луи Броуэр в книге «Фармацевтическая и продовольственная мафия» (1999).
В топ-3 по объему фармацевтического рынка входят США, Китай и Япония, на которые приходится порядка 60% продаж в мире. Так что американские, китайские и японские фармацевтические компании в первую очередь нацелены на сохранение и укрепление позиций на своих домашних рынках. Естественно, с помощью такого проверенного средства, как откаты. Однако Биг Фарма стремится продвигать свою продукцию по всему миру.
Для тех, кто хотел бы глубже изучить вопросы коррупции, царящей в мире Биг Фармы, рекомендую познакомиться с работами датского медика Питера Гётше (Peter Christian Gøtzsche). Среди них я бы выделил работы последних лет: Deadly Psychiatry and Organised Denial (Смертельная психиатрия и организованное отрицание); Survival in an Overmedicated World: Look Up the Evidence Yourself (Выживание в сверхмедикаментозном мире: ищите доказательства самостоятельно); Death of a whistleblower and Cochrane’s moral collapse (Смерть разоблачителя и моральный крах Кокрейна). В названии последней книги имеется в виду Скандинавский центр Кокрейна (Nordic Cochrane Center, NCC) в Королевском госпитале в Копенгагене. NCC объединял независимых медиков ряда скандинавских стран и выступал с научно обоснованными суждениями по тем или иным лекарственным препаратам и методам лечения, нередко подвергая резкой критике компании Биг Фармы. Питер Гётше считался одним из главных авторитетов европейской медицинской науки. Долгое время он возглавлял Кокрейн. Однако в 2017 году он на собрании совета NCC большинством голосов был исключен из состава совета и вообще из Центра. В 2018 году Гётше в открытом письме выразил обеспокоенность по поводу «нарастания авторитарной культуры и насаждения коммерческой модели» в Кокрейне, которые «угрожают научным, нравственным и общественным целям организации».
В последней из своих книг «Смерть разоблачителя…» (вышла в 2019 году) Питер Гётше с горечью констатирует: Биг Фарма добралась и до NCC, без особого труда сумела купить значительную часть членов совета Центра. Среди работ Гётше следует также выделить книгу 2013 года Deadly Medicines and Organised Crime: How Big Pharma Has Corrupted Healthcare. В 2016 году книга вышла на русском языке под названием «Смертельно опасные лекарства и организованная преступность. Как Биг Фарма коррумпировала здравоохранение».
Посмотрим пример американской фармацевтической корпорации Pfizer. Она на протяжении многих лет занимает второе место в рейтинге американских фармацевтических компаний по основным финансовым показателям (после Johnson & Johnson). Не было ни одного года, чтобы вокруг Pfizer не возникало какого-нибудь коррупционного скандала. Так, в 2010 году американский суд присяжных признал, что компания Pfizer занималась по крайней мере десяток лет рэкетом и коррупцией. Было вынесено решение о выплате компанией возмещения ущерба в размере 142 миллионов долларов. Подробности этого и других коррупционных скандалов вокруг Pfizer и иных корпораций Биг Фармы можно найти в книге Питера Гётше «Смертельно опасные лекарства…».
Pfizer занимается раздачей взяток не только в США. В 90-е годы компания подкупала нигерийских чиновников, чтобы проводить на территории страны нелегальные испытания своих новых лекарств. В материалах уголовного дела против Pfizer есть информация о том, что кэш для взяток возил в чемодане специальный курьер, летавший в Лагос рейсами KLM. Испытания проводились на детях, было очень много пострадавших и погибших. Суд признал вину компании, но Pfizer отделалась выплатами компенсаций родителям. А в январе сего года СМИ сообщили, что Pfizer поставит в Нигерию до начала марта десять миллионов доз своей вакцины. Причём выяснилось, что в Нигерии нет холодильных мощностей для хранения такого большого объема вакцин (при требуемой температуре минус 70).
Несколько раз Pfizer выступала ответчиком в судах по делам, которые инициировала Комиссия по ценным бумагам и биржам США (КЦББ). Во всех этих делах содержались обвинения компании во взяточничестве, причем взятки раздавались чиновникам других стран. В начале прошлого десятилетия КЦББ обвинила компанию во взяточничестве и нарушении закона о противодействии коррупции за рубежом, в первую очередь в России и Казахстане.
Выяснилось, что две дочерние компании Pfizer в период 1997-2006 годов потратили более 2 млн долл. на взятки, проходившие в отчётах как расходы на маркетинг. Кроме того, в России сотрудники предприятий, покупавших препараты Pfizer, могли рассчитывать на «бонус» в размере 5% от суммы контракта. Один из тогдашних сотрудников Pfizer Russia пытался оформить в бухгалтерии концерна счёт за расходы на заграничную поездку «первого замминистра здравоохранения», заявив, что это «будет способствовать включению препаратов компании в список льготных лекарств», закупаемых за счёт госбюджета РФ. Как отмечается в одном из расследований деятельности Pfizer в России, «год за годом американские фармацевты подсаживали на финансовую иглу нечистоплотных российских «решальщиков», спонсируя их поездки за рубеж и прочие «хотелки». Стоит ли удивляться, что в 2013 году, например, Pfizer вошёл в тройку самых влиятельных иностранных фармкомпаний в отраслевом рейтинге, о чём гордо сообщается на сайте концерна».
Отмечу, что по делу, которое было инициировано американским регулятором КЦББ, в августе 2012 года Pfizer в США была приговорена к штрафу в 60 млн долл. С российской стороны реакций на это не последовало. И уже после 2012 года было зафиксировано много случаев, когда препараты Pfizer на российском рынке по непонятным причинам замещали препараты российского производства.
Изучение новейшей истории корпорации Pfizer, переполненной скандалами и судебными разборками, порождает вопросы: почему компания, убившая большое количество людей и еще большее количество людей искалечившая, функционирует до сих пор? Почему американские регуляторы ограничиваются лишь тем, что выписывают штрафы? Почему эта компания одной из первых в Америке и в мире получила разрешение на производство вакцины от COVID-19? Однозначных ответов нет, но есть убедительная версия, объясняющая происходящее: Pfizer «нейтрализовала» чиновников и потенциальных оппонентов щедрыми взятками.
Несколько слов о российском рынке фармацевтической продукции. Его доля в мировых продажах фармацевтической отрасли сравнительно невелика (2-2,5%). Продажи на российском фармацевтическом рынке в 2019 году составили 28,5 млрд долл. США. Биг Фарма борется за российский рынок. Однако не таким способом, как более низкие цены и более высокое качество продукции, чем у российских производителей, а прежде всего путем раздачи взяток. И это несмотря на то, что в 2014 году власти РФ провозгласили курс на импортозамещение в ключевых отраслях экономики, включая фармацевтическую промышленность. Импортозамещение российскими фармацевтическими аналогами продвигается весьма скромно. Как [url=https://www.ra-national.ru/sites/default/files/Report NRA Pharma August 2020.pdf]отмечается[/url] в аналитическом обзоре «Фармацевтический рынок РФ – государство нам поможет?», подготовленном Национальным рейтинговым агентством, в 2020 году на российском рынке фармацевтических препаратов 64% приходилось на импорт. Из двадцати ведущих компаний на российском рынке лишь три российские, остальные – иностранные: Bayer, Sanofi, Novartis, Teva, Pfizer и др. Они осваивают российский рынок не только посредством ввоза в Россию своей продукции, но и путем организации производств внутри России. Особенно выделяются Merck, F. Hoffmann-La Roche и Pfizer.
Коррупционных скандалов, в которых замешаны иностранные фармацевтические компании и их российские компаньоны, хоть отбавляй. Так, в марте сего года был задержан по подозрению в даче взяток на общую сумму более 31 млн рублей некто Борис Шпигель, возглавляющий группу фармацевтический компаний «Биотэк». Эта группа занимается производством и реализацией на территории России иностранных фармацевтических средств. В 2020 году в острый период «пандемии» «Биотэк» довольно часто была единственным поставщиком лекарственных средств от коронавирусной инфекции, в том числе препаратов иностранного происхождения. Как установило следствие, препараты продавались по завышенным ценам.
Коррумпированность, царящая на российском рынке фармацевтических препаратов, вполне вписывается в параметры, характеризующие мировой рынок таких препаратов. Международная неправительственная организация Transparency International (TI) регулярно публикует доклады по коррупции в мире (Corruption Perception Index). В обзоре THE IGNORED PANDEMIC отмечается, что у фармацевтических компаний на взятки (откаты) тратится в среднем 7 процентов от суммы контракта. Это «средняя температура по больнице». По общедоступным продуктам процент может быть ниже, по дефицитным – выше. В случае возникновения на мировом рынке дефицитов каких-то препаратов поставщики дефицитного товара могут взвинчивать цены на свою продукцию, а «навар» делится между продавцом и чиновниками, представляющими страну-покупателя.
Сегодня ВОЗ объявила глобальную вакцинацию населения планеты. По планам ВОЗ для первой полной вакцинации потребуется как минимум 15 миллиардов доз вакцины. Средняя цена за инъекцию вакциной Биг Фармы – 20-30 долларов. Следовательно, на закупку вакцин пойдёт 300-450 миллиардов долларов! А полная стоимость программы вакцинации населения планеты оценивается в полтриллиона долларов. В нее включаются, кроме вакцин расходы на доставку и хранение препаратов, стоимость шприцов, индивидуальных средств защиты, обеззараживающих салфеток, иных вспомогательных материалов и разного рода сопутствующих услуг.
Если применить относительный показатель откатов (7%), то вакханалия вакцинации должна сопровождаться раздачей взяток по всему миру на сумму 35 млрд долл. Главные производители – американские Pfizer, Moderna, Johnson & Johnson, Novavax, германские BioNTech, CureVac, англо-шведская AstraZeneca – наращивают объемы производства вакцин. Экономически развитые страны вакцинами себя обеспечили на 100%, но в целом по миру дефицит вакцин сохраняется. Особенно в бедных и беднейших странах (по разным оценкам, там проживает от 1 до 2 миллиардов человек). Казалось бы, в бедных странах цены на вакцины должны быть ниже, чем в богатых. Однако всё наоборот: цены там выше и суммы откатов (в расчёте на каждую дозу вакцины) местным чиновникам также выше средних показателей.


dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty В Британии решились на массовый медицинский эксперимент над детьми

Сообщение автор dimslav Вт Авг 17, 2021 12:32 pm

В Британии решились на массовый медицинский эксперимент над детьми

10:

Правительство намерено вакцинировать всё население независимо от возраста и без учёта серьёзных побочных реакций
На 4 августа доля получивших хотя бы одну прививку в Британии составляла 68,73%, а полностью вакцинированных (два укола) – 56,73%. В этом отношении Великобритания почти догнала Израиль и перегнала США, где эти показатели равны соответственно 57,82% и 49,63%. 
Первоначально британский Объединенный комитет по вакцинации и иммунизации (Joint Committee on Vaccination and Immunisation, JCVI) рекомендовал отказаться от идеи массовой вакцинации детей и подростков, пока не появится достаточной информации о возможных рисках. 
Затем всё внезапно изменилось. Через две недели, 4 августа, The Guardian сообщила, что теперь британские медики смогут делать прививки от COVID-19 подросткам в возрасте 16 и 17 лет  без ограничений. Рекомендацию дал всё тот же Объединенный комитет по вакцинации и иммунизации (JCVI). Что могло измениться за две недели, остаётся непонятным. Ничем, кроме давления «таинственных сил», такой сдвиг не объяснить. 
У родителей растёт обеспокоенность в связи с решением JCVI о почти полном снятии ограничений на вакцинацию детей (12-17 лет), учитывая тем более, что дети в Великобритании наделены правом принимать решение о вакцинации самостоятельно, без родителей. Высказываются даже предположения, что тех родителей, которые будут пытаться вмешиваться в «свободное решение» ребёнка, могут привлекать к судебной ответственности. 
5 августа в английском журнале «Консервативная женщина» (The Conservative Woman) появилась резонансная статья «Мы крайне осуждаем безрассудную вакцинацию детей» (We utterly deplore this reckless vaccine rollout to children). Автор – Кэти Джингелл (Kathy Gyngell), редактор журнала. Она называет кампанию вакцинации детей «экспериментальной генной терапией», считая, что ни Pfizer-BioNTech, ни Moderna, ни AstraZeneca вакцинами назвать нельзя: это экспериментальные препараты, не прошедшие минимальных клинических испытаний для данной возрастной группы. Кэти Джингелл, ссылаясь на предупреждения ученых, категорически не рекомендует вакцинацию детей и подростков. 
На страницах «Консервативной женщины» были и до этого публикации, раскрывающие теневую сторону кампании вакцинации. Так, Белинда Браун (Belinda Brown) 12 июля опубликовала статью «Защитите наших детей от нападения вакцин» (Protect our children from this vaccine assault). Статья содержит обзор официальной статистики по побочным последствиям и летальным исходам от вакцинирования. В Европейском союзе к середине июня 15 472 человека погибли и 1 509 266 человек получили осложнения. В США от вакцинирования погибли около 6 тысяч человек. В Великобритании Агентство по регулированию рынка медицинских препаратов и товаров для здоровья (The Medicines and Healthcare Products Regulatory Agency – MHRA) зарегистрировало 1403 смертельных случая и более 949 287 побочных реакций. По Израилю официальной статистики побочных реакций и смертности от вакцинации нет, но есть ссылки на ряд источников, которые показывают, что смертность среди вакцинированных на порядок превышает смертность среди непривитых.
Значительная часть статьи Белинды Браун посвящена анализу побочных последствий вакцинации для здоровья детей. Так, после первой дозы вакцины Pfizer у 10 процентов детей поднялась температура выше 38 градусов по Цельсию, после второй дозы то же самое было у 20 процентов. У некоторых детей температура поднялась выше 40 градусов. 60% детей страдали от усталости после первой дозы и 66,2 процента после второй. От 55 до 65 процентов детей страдали головными болями, причем у 22% боли были сильные. Из детей, получивших вакцину Pfizer, 0,4% пострадали от серьезных побочных эффектов. 
Белинда Браун заключает: «Мы являемся жертвами кампании, в ходе которой правительство внедрило экспериментальную и, возможно, опасную вакцину, используя методы сильного принуждения, в отношении ничего не подозревающего населения. Если мы не остановим это, ненужные смерти будут продолжаться, а будущее здоровье поколения детей окажется под угрозой».
Вернёмся к статье Кэти Джингелл. Она подробно излагает положения письма врачей Британского альянса за свободу медицины (UK Medical Freedom Alliance), раскрывающие бессмысленность и даже опасность вакцинации детей и подростков. Таких положений восемь. 
Первое. Риск смерти или серьезного заболевания от Covid-19 для детей близок к нулю. 
Второе. Дети играют незначительную роль в передаче Covid-19.
Третье. Все вакцины против Covid-19, используемые в Великобритании, включая вакцину Pfizer-BioNTech, основаны на совершенно новых генных технологиях. Они не были лицензированы и остаются экспериментальными до завершения третьей фазы испытаний в 2023 году.
Четвертое. Серьезные побочные эффекты и смертельные случаи, связанные с вакцинами, были зарегистрированы в правительственных базах данных в Великобритании, США и Европе. Некоторые эффекты, такие как образование тромбов и воспаление сердца (миокардит), наблюдаются именно у молодых людей. В США государственное ведомство Центры по контролю и профилактике заболеваний (Centers for Disease Control and Prevention, CDC) расследует более 1200 детей и молодых людей с миокардитом, связанным с вакцинацией, и выпустило предупреждение. Сообщается, что в США несколько детей в возрасте до 18 лет умерли после вакцинации. 
Пятое. Средне- и долгосрочные эффекты вакцин против Covid-19, включая влияние на фертильность, канцерогенез, аутоиммунные заболевания, полностью неизвестны, что наиболее актуально для детей.
Шестое. Производители вакцин практически полностью освобождены от ответственности за побочные последствия или смерть, которые могут быть вызваны их препаратами.
Седьмое. Дети лучше, чем взрослые способны приобретать естественный иммунитет. Он будет дольше сохраняться и охватывать широкий спектр модификаций вируса, что способствует формированию коллективного иммунитета.
Восьмое. Нет прецедентов, когда вакцины успешно останавливали или смягчали продолжающуюся пандемию, и они могут даже привести к появлению более опасных вариантов. 
Британский Объединенный комитет по вакцинации и иммунизации (JCVI), давший в начале августа добро на всеобщую вакцинацию детей 12-17 лет, все эти положения проигнорировал. 
Кэти Джингелл заключает: «Общественное здравоохранение не имеет оправдания для этого массового эксперимента над детьми. Теперь всем сомневающимся должно быть предельно ясно: правительство намерено вакцинировать все население независимо от возраста и без учета растущих серьезных побочных реакций; никаких положительных данных о безопасности детей нет, данные о долгосрочных рисках и результатах также отсутствуют… Не заблуждайтесь: это решение является вопиющим, аморальным и необоснованным. Все порядочные граждане должны противостоять вакцинации детей в нашей стране».


dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty О масштабах смертности от вакцинации в США – без сокрытия информации

Сообщение автор dimslav Вт Авг 17, 2021 12:37 pm

О масштабах смертности от вакцинации в США – без сокрытия информации

12:


«Эти люди убивают людей»
В предыдущей статье я писал об оценках летальных исходов вакцинации от COVID-19. Прозрачность в этом вопросе почти нулевая. Многие страны вообще отрицают наличие смертных случаев. Другие сообщают время от времени лишь о единичных случаях.
На этом общем фоне несколько лучше выглядят Соединенные Штаты. Там функционирует Система отчетности о побочных эффектах вакцин (Vaccine Adverse Event Reporting System – VAERS), которая находится в ведении центров по контролю и профилактике заболеваний (Centers for Disease Control and Prevention – CDC) и Администрации по контролю за качеством продуктов питания и лекарств (U.S. Food and Drug Administration – FDA).
Может быть, США, как и другие страны, придерживались бы политики умолчания о негативных последствиях вакцинации от COVID-19, но уже работала раскрученная машина VAERS. С начала 2021 года, когда началась массовая вакцинация, количество сообщений, ежесуточно поступающих в эту систему VAERS, стало стремительно нарастать. Сегодня это количество как минимум на два порядка превышает средние показатели предыдущих лет.
Согласно последним данным (на 30 июля), число сообщений о негативных последствиях вакцинации перевалило за полмиллиона (точное количество – 545 338). Из них к категории «неопасных» отнесено 219 562 случая. Стало быть, остальные случаи (325 776) следует считать опасными. А это почти 60% всех случаев. Среди них – около 146 тысяч случаев срочной госпитализации. Но самые тяжелые случаи – смерть: зафиксировано 12.366 случаев (2,3% всех сообщений о последствиях вакцинаций). В базе данных VAERS имеется также позиция «Угроза жизни» – 12 193. Одной из групп тяжёлых случаев является группа «Устойчивая инвалидность». На 30 июля было зафиксировано 14 251 случай, когда вакцинация приводила к устойчивой инвалидности. Итак, три группы («смерть», «угроза смерти» и «устойчивая инвалидность») в сумме дали 38 810 случаев. От этой статистики трудно отмахнуться. На 30 июля в США в ходе вакцинации было введено 344,62 млн. доз. Итак, в расчете на 1 миллион доз на три группы самых тяжелых последствий пришлось 112,6 случая. А на смертные исходы – 35,88 случая.
При этом уже более полугода разные эксперты высказывают серьезные подозрения по поводу того, что количество случаев, фиксируемых в системе VAERS, сильно занижается.
Во-первых, направление информации в эту систему не является обязательным для медицинских учреждений и врачей. Есть сильное подозрение, что главные американские производители вакцин (Pfizer, Moderna, Johnson& Johnson) прикладывают максимальные усилия, чтобы минимизировать количество сообщений о негативных последствиях вакцин со стороны медицинского сообщества.
Во-вторых, информацию в систему VAERS могут направлять и пострадавшие граждане и их родственники. Но очень немногим родственникам умершего после вакцинации приходит в голову такая мысль. Тем более что в диагнозах смертей врачи не пишут «от вакцинации», а пишут название той или иной обычной болезни, спровоцированной вакциной.       
В-третьих, с поступающей в систему VAERS информацией могут «химичить» специалисты, которые ее обслуживают.
На явное занижение смертности от вакцинаций в системе VAERS обращают внимание в первую очередь медики, не связанные с Биг Фармой. Вот мнение американского медика российского происхождения Владимира Зеленко, он работает с больными, инфицированными COVID-19. И говорит, что умеет добиваться 100-процентного успеха при их лечении, но он почти бессилен спасти вакцинированных. Его заключение звучит как приговор: каждый, кто получит укол от COVID, может умереть от осложнений в ближайшие два-три года. Он заявил в интервью, что ему лично известно о 28 случаях смерти от укола COVID, которые не были зарегистрированы в VAERS. Зеленко не верит в официальную цифру умерших от вакцинации и подозревает, что число погибших уже может превышать 100 тысяч.
А вот статья известного американского медика Джозефа Мерколы, которая вышла 2 июля и называется COVID Vaccine Deaths and Injuries Are Secretly Buried (Смерти и увечья, вызванные вакцинами от COVID, находятся под секретом). Меркола даёт свои оценки. Зарегистрированный в VAERS уровень смертности от прививок COVID-19 на 11 июня превышал зарегистрированный уровень смертности от более чем 70 вакцин, вместе взятых, за последние 30 лет; это примерно в 500 раз смертоноснее, чем вакцина от сезонного гриппа, которая до недавнего времени считалась самой опасной. Меркола считает, что смертность от вакцин против COVID-19, отражаемая в VAERS, занижена на два порядка. То есть в 100 раз. Если исходить из этого «поправочного коэффициента», на конец июля от вакцинации скончалось не 12 366 человек (данные VAERS), а 1 236 600 человек, или во много раз больше, чем от самого вируса.
Даже та информация, которая имеется на сайте VAERS, дает в последнее время удивительную картину. За неделю с 9 по 16 июля число смертей вакцинированных людей достигло рекордного значения 2 092 человека, тогда как общее количество смертей от COVID-19 составило 1 918 человек, или на 174 меньше. Это первый звонок. Раньше применение вакцин прекращали при количестве летальных исходов, измерявшихся единицами или десятками. Так, вакцина от свиного гриппа была снята с продажи после появления большого количества побочных эффектов, включая 53 смерти.
Ложную статистику смертности от вакцинации дезавуируют не только честные и смелые медики, но также политики и юристы. В марте 2021 года Роберт Кеннеди-младший, племянник убитого в 1963 году американского президента Джона Кеннеди, известный адвокат, лидер движения против вакцинации в Америке, направил открытое письмо Джо Байдену. Кеннеди призывает президента остановить массовую вакцинацию Америки, обращая внимание на то, что вакцины от COVID-19 «причиняют травмы и смерть». Об этом свидетельствуют даже общедоступные данные из системы VAERS. В письме отмечается, что система VAERS является несовершенной и скрывает истинные масштабы негативных последствий вакцинации.
Хочу также обратить внимание на Томаса Ренца (Thomas Renz), адвоката организации «Американские врачи на линии фронта» (America’s Frontline Doctors). Он сегодня в центре общественного внимания. В прошлом месяце этот юрист подал иск в федеральный суд Алабамы. В исковом заявлении содержится призыв остановить массовое использование трёх основных препаратов американских фармацевтических корпораций (Pfizer, Moderna и Johnson & Johnson)«Вакцины представляют собой неутвержденные, недостаточно протестированные, экспериментальные и опасные биологические агенты, которые могут причинить значительно больший вред, чем вирус SARS-CoV-2 и сама болезнь COVID-19».
В иске содержится обвинение правительства США в том, что оно скрывает реальную смертность, связанную с вакцинацией против коронавирусной инфекции. По его оценкам, официальные данные о смертности в системе VAERS занижены минимум в пять раз, число погибших составляет по меньшей мере 45 000.
На чём строится обвинение? Во-первых, на многих первичных данных, которыми располагают врачи из организации America’s Frontline Doctors. Во-вторых, на заявлении неназванного информатора, данного под присягой. Информатор имел доступ к серверам центров Medicare и Medicaid Service. В исковом заявлении отмечается, что 45  000 включает только тех вакцинированных, которые скончались в пределах трёх суток после укола. И что в США, кроме VAERS, имеется еще несколько информационных систем, которые фиксируют смерти американцев и ведут свои учеты умерших. И что перекрестные проверки показывают: цифра 45 000, составленная на основе сведений информатора, минимальная, хотя она намного ближе к правде, чем цифра в примерно 11 тысяч умерших, которая объявлена VAERS. Ренц говорит: «Некоторые из цифр, по которым у меня есть доказательства, астрономически выше».
На пресс-конференции Томас Ренц заявил, что вакцинация по американским законам может быть лишь добровольной. Люди должны быть информированы о всех рисках. А это уже обязанность правительства, которое от выполнения своей обязанности уклоняется.
Вкалываются американцам так называемые «экспериментальные препараты», статус которых определяется американским законодательством о случаях, обозначенных аббревиатурой EUA (The Emergency Use Authorizations). По-русски: «Разрешение на использование в чрезвычайных ситуациях». Использование препаратов в рамках режима EUA предполагает:

  • во-первых, полную добровольность;



  • во-вторых, возмещение возможного ущерба человеку;



  • в-третьих, обязанность властей информировать добровольцев о всех имеющихся на момент применения препарата рисках.


Ни одно из условий режима EUA не выполнено.
Томас Ренц обвинил правительство США в соучастии в убийствах американских граждан путем сокрытия информации о последствиях вакцинации: «Эти люди убивают людей. Это как минимум соучастие».

dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Re: Катасонов о вакцинации

Сообщение автор dimslav Вт Авг 17, 2021 12:39 pm

[size=30]«Пандемия» и смертность[/size]

11:

Избыточная смертность растёт. Некоторые цифры
ВОЗ не может отрицать факт роста избыточной смертности в мире. Избыточная смертность – превышение числа умерших в отчетном периоде по сравнению с предыдущим. ВОЗ опубликовала данные по избыточной смертности в мире в 2020 году. Она составила 3,0 млн. человек. По мнению ВОЗ, значительная часть избыточной смертности может быть объяснена смертностью, вызванной вирусом COVID-19. В прошлом году она составила 1,8 млн. человек. Избыточную смертность, которую нельзя списать на COVID-19, объясняют целым рядом причин. Например, перегруженностью лечебных заведений пациентами с диагнозом COVID-19. В результате пациенты с традиционными болезнями не получали своевременной медицинской помощи и умирали.
В России действие этой причины было ярко выражено. Это один из важных факторов того, что в России в прошлом году, по данным Росстата, избыточная смертность составила 323,8 тысячи человек. При этом с инфекцией COVID-19, по данным того же Росстата, скончалось 162,3 тысячи. 104,0 тыс. смертей – летальные исходы, когда COVID-19 был главной причиной такого исхода. Таким образом, лишь на 32% избыточная смертность в нашей стране была обусловлена фактором вируса; более 2/3 всей избыточной смертности – сильно возросшая летальность от сердечно-сосудистых заболеваний, рака, туберкулеза, инсультов и других традиционных болезней. Напомню общие демографические итоги 2020 года по России: по данным Росстата, население страны сократилось на 510,5 тыс. человек, это рекордное падение численности населения страны с 2005 года.
Большинство экспертов прогнозирует, что по итогам 2021 года в мире опять будет зафиксирована избыточная смертность. На первое место причин опять же будет поставлен фактор COVID-19. По данным университета Джона Хопкинса, который является наиболее авторитетным в мире центром статистики по COVID-19, уже 10 июня 2021 года число умерших от COVID-19 с 1 января этого года (т. е. менее чем за полгода) превысило количество умерших по этой же причине за весь прошлый год. Экстраполируя данные университета Джона Хопкинса на весь 2021 год, многие эксперты говорят, что число умерших от COVID-19 по итогам года будет не меньше 4 миллионов. Таким образом, избыточная смертность только по позиции «COVID-19» в 2021 году может составить 2,2 млн. человек. Однако это оценки, основанные на простой экстраполяции.
А некоторые представители медицинской науки предупреждают, что с каждым месяцем летальность вирусов будет возрастать в связи с появлением новых их модификаций (штаммов). В конце июля был опубликован доклад правительственной группы советников по чрезвычайным ситуациям властей Великобритании (SAGE) Can we predict the limits of SARS-CoV-2 variants and their phenotypic consequences? (Можем ли мы предвидеть пределы развития вариантов вируса SARS-CoV-2 и их фенотипических последствий?). В докладе описаны возможные сценарии развития мутаций коронавируса, один из которых предполагает, что смертность нового потенциального штамма может составить 35%. В этом докладе звучит страшная мысль: вакцины, которыми сейчас прививается население Англии, могут оказаться бессильными перед новыми модификациями вируса.  
От оценки общей величины избыточной смертности в 2021 году эксперты воздерживаются. Ведь приходится учитывать ряд социальных факторов, действие которых в этом году резко усиливается. Например, в декабре прошлого года директор Всемирной продовольственной программы (World Food Programme, WFP) ООН Дэвид Бизли (David M. Beazley) на специальной сессии Генассамблеи организации заявил, что число голодающих в мире по итогам года удвоилось и достигло 270 млн. человек. Причиной такого катастрофического роста голода в мире стала «пандемия COVID-19», которая спровоцировала карантины и блокировки экономики. А в следующем, 2021 году, предрёк глава WFP, может разразиться «голод библейских масштабов».
Однако Всемирную организацию здравоохранения смертность от голода мало интересует. Приведенная выше цифра ВОЗ по избыточной смертности в мире в 2020 году (3,0 млн. человек), как мне представляется, не учитывает избыточную смертность от голода. А ведущие мировые СМИ теме смерти от голода в мире уделяют в тысячу раз меньше внимания, чем «пандемии» и смертности от неё.
Большой интерес для понимания причин избыточной смертности в мире представляет статистика, которая размещена на специальном сайте известного английского издания The Economist. Сайт называется «Covid-19 data. Tracking covid-19 excess deaths across countries» (Данные по Covid-19. Отслеживание избыточной смертности от COVID-19 в разных странах). Картина представлена по состоянию на 23 июля сего года.
Особенностью статистики из данного источника является то, что избыточная смертность оценивается за период с того момента, когда количество умерших от вируса COVID-19 в стране достигает числа 50 (условный момент, от которого начинается отсчет «пандемии»). Во многих странах отсчёт начинается с марта или апреля 2020 года. Впрочем, в некоторых – даже с февраля. А вот в Словакии и Ямайке – самые поздние точки отсчета – сентябрь 2020 года. Завершается период каждой страны временем получения последней информации. Например, по США последняя информация датирована 10 июля. По большинству стран период охвата больше года. Например, у США: с 8 марта 2020 года по 10 июля 2021 года, то есть примерно 16 месяцев. Для расчёта избыточной смертности в период «пандемии» в качестве базы берутся средние показатели смертности за пять лет, предшествующие началу «пандемии» в данной стране. Например, для США это средние показатели за период с 8 марта 2016 г. по 7 марта 2020 г. На сайте, к сожалению, нет таких стран, как Индия и Китай, у которых самая большая численность населения. Государственные органы Китая и Индии хранят полное молчание по вопросу о том, имеет ли у них место избыточная смертность.
По абсолютным величинам избыточной смертности на первом месте, согласно указанному источнику, оказываются США – 721.790. Это за период с 8 марта 2020 г. по 10 июля 2021 г., то есть примерно за 16 месяцев.
На втором месте находится Российская Федерация. За период с 1 апреля 2020 года по 30 июня 2021 г. (за 15 месяцев) избыточная смертность составила 576.650.
На третьем месте Бразилия (за период с 1 мая 2020 г. по 30 июня 2021 г., т. е. за 14 месяцев) – 548.150.
На четвертом месте Мексика (за период с 30 мая 2020 г. по 23 мая 2021 г., т. е. за неполные 13 месяцев) – 475.000.
Интересна картина по относительной избыточной смертности. В списке из 41 страны на первом месте находится Перу – 583 избыточные смерти на 100 тысяч населения страны. Далее следуют: Болгария – 498; Северная Македония – 441; Сербия – 415. Россия оказалась на «почётном» пятом месте с показателем, равным 394. США с относительным показателем избыточной смертности, равным 221, оказались лишь на 26-м месте. У Мексики – 377 (7-е место), у Бразилии – 261 (20-е  место).
Но, оказывается, у целого ряда стран избыточная смертность имеет отрицательное значение. Проще говоря, в этих странах смертность, несмотря на COVID-19, снижалась. Вот список таких стран (в порядке нарастания отрицательного значения): Куба, Уругвай, Филиппины, Япония, Сингапур, Южная Корея, Исландия, Норвегия, Малайзия, Австралия, Тайвань, Новая Зеландия, Маврикий, Монголия. В условиях всеобщей «пандемии» 14 стран из 41, включенной в мониторинг, показали снижение смертности. И на первом месте по относительному показателю снижения смертности оказалась  Монголия!  Её смертность снизилась по сравнению с периодом до начала массовых заболеваний на 56 в расчете на 100 тысяч жителей страны.
Очень важной является оценка того, какая часть избыточной смертности обусловлена COVID-19, а какая – иными причинами. Доля летальных исходов от COVID-19 в общей величине избыточной смертности в отдельных странах была следующей (%): США – 82,7; Бразилия – 94,5; Мексика – 46,7; Румыния – 47,9; Южная Африка – 36,2.
А какова ситуация в России? РФ имеет избыточную смертность, как я уже отметил, равную 576.650. Число умерших от коронавируса составило 132.960. На COVID-19 пришлось лишь 23,1%. Это самый низкий показатель среди всех стран, включенных в обзор. Данная цифра свидетельствует о том, что в условиях «пандемии» в России люди стали массово умирать по причинам, не имеющим отношения к коронавирусу. Причины почти 77 процентов избыточной смертности в России многообразны: 1) навязанная гражданам «самоизоляция» резко ухудшила их здоровье; 2) раздувание «фобий» среди населения создает атмосферу страха и подрывает иммунитет; 3) сосредоточение госпитализированных людей в «красных зонах» способствует более активному распространению инфекций; 4) люди с хроническими и тяжелыми заболеваниями были отодвинуты на второй и третий план (приоритет был отдан тем, у кого диагноз «COVID-19»); 5) применялись неправильные методы лечения зараженных коронавирусом (в текущем году лечение стало более правильным). 6) рост бедности и нищеты, спровоцированный локдаунами в экономике.
В России появились уже более свежие данные по избыточной смертности по сравнению с теми, которые имеются на сайте The Economist. К началу августа сего года с апреля прошлого года избыточная смертность в нашей стране достигла 637 тысяч человек. Эта оценка базируется на данных Оперативного штаба правительства РФ по борьбе с COVID-19 за июль.
Хотел бы обратить внимание на то, что к концу этого года в создании избыточной смертности может повыситься роль такого фактора, о котором специалисты пока предпочитают говорить шёпотом. Выше я упомянул доклад английских экспертов из SAGE. Еще раз повторю, что в упомянутом документе сказано о вероятности резкого повышения смертности среди населения Англии в результате появления новых модификаций вирусов, от которых нынешние вакцины защитить не смогут. Данный доклад вызвал активную реакцию со стороны медиков. Многие из них подтвердили, что вероятность резкого роста летальности вирусов высока. Однако причиной этого они как раз и считают нынешнее вакцинирование (в медицинские тонкости вопроса погружаться не буду). Напрашивается вывод, что в ближайшее время фактор вакцинирования может стать важнейшей причиной роста избыточной смертности.
Скорее всего, этот фактор уже действует, но пока плохо отслеживается статистикой. Посмотрим ещё раз на статистику избыточной смертности по США. В период с 8 марта 2020 г. по 10 июля 2021 года в США избыточная смертность, не обусловленная напрямую вирусом COVID-19, составила 124.790 человек. Около 50 тысяч этих жертв избыточной смертности пришлось на шесть месяцев текущего года.
В США имеется Система отчетности о побочных эффектах вакцин США (Vaccine Adverse Event Reporting System – VAERS). Так вот, по состоянию на 30 июля, по данным VAERS, число умерших от вакцинаций в США с начала этого года составило 12.366. Можно прикинуть, что по состоянию на 10 июля число умерших от вакцинаций равнялось примерно 11 тысяч человек. Получается примерно 22% всей избыточной смертности, не созданной напрямую вирусом, были обусловлены такой причиной, как вакцинация. В прошлом месяце в США начался судебный процесс, инициированный Томасом Ренцем (Thomas Renz), адвокатом организации «Американские врачи на линии фронта» (America’s Frontline Doctors), который подал иск в федеральный суд Алабамы. Один из пунктов искового заявления представляет собой обвинение в адрес американских властей, которые занижают смертность от проводимой в США вакцинации. По данным Томаса Ренца, данные о такой смертности, размещаемые на сайте VAERS, занижены как минимум в пять раз. Не углубляясь сейчас в данное судебное дело, замечу, что аргументы американского адвоката по поводу пятикратного (как минимум) занижения смертности от прививок весьма убедительны. Если исходить из этого, получается, что вся избыточная смертность в США, не связанная непосредственно с вирусом COVID-19, является результатом развернувшейся в стране массовой вакцинации.

dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Re: Катасонов о вакцинации

Сообщение автор dimslav Вт Авг 17, 2021 12:40 pm

[size=30]Об уровнях вирусной смертности — размышления над статистикой[/size]

13:

Что стало с главами государств и правительств Танзании, Бурунди, Кот-д’Ивуар
Статистики по COVID-19 в СМИ предостаточно. Но в основном приводятся два показателя: количество заразившихся вирусом (инфицированных) и количество умерших (то ли от вируса, то ли с вирусом). Иногда добавляют число выздоровевших.
Гораздо реже используются относительные показатели. Можем встретить показатель числа инфицированных в расчете на 100 тысяч или миллион жителей страны. Однако специалисты говорят, что этот показатель лукавый: чем больше будет проведено тестов, тем больше будет инфицированных. То есть власти могут управлять этим показателем.
Есть ещё такой относительный показатель, как количество умерших, помеченных как «жертвы COVID-19» в расчете на те же 100 тысяч или миллион жителей, но этот показатель используется редко.
На сайте Statista ведётся каждодневный расчет относительной смертности COVID-19: количество случаев смерти в расчете на 1 миллион жителей страны по 155 странам. Отдельно выделяется показатель количества смертей, зафиксированных за последние 7 дней (в расчете на 1 млн. жителей).
Приведу данные из этого источника по десяти странам с самыми высокими значениями смертности (число умерших в расчете на 1 миллион жителей) по состоянию на 13 августа 2021 года:

[size=16]Перу – 6.066,02

Венгрия               – 3.074,43
Босния и Герцеговина  – 2.937,90
Чехия                 – 2.846,56
Бразилия              – 2.686,08
Северная Македония    – 2.652,80
Болгария              – 2.626,38
Колумбия              – 2.445,34
Аргентина             – 2.415,93
Молдавия              – 2,369,77
[/size]
Будет понятнее, если скажу, что в расчете на 1 тысячу жителей в Перу ушло из жизни более 6 человек с заключением «COVID-19». В Венгрии – более 3. В остальных приведенных выше странах – от 2 до 3.
А теперь приведу список 10 стран с самыми низкими показателями уровня смертности:
[size]
Танзания        – 0,86
Лаос            – 1,26
Бурунди         – 3,30
Китай           – 3,47
Новая Зеландия  – 5,29
Сингапур        – 7,54
Буркина Фасо    – 8,37
Нигер           – 8,41
Бенин           – 9,58
Эритрея         – 10,29.
[/size]
Как видим, на одном полюсе находится Перу. На другом – Танзания. Относительный уровень смертности с диагнозом COVID-19 по состоянию на 13 августа 2021 года в Танзании ниже, чем в Перу в 7053,5 раза! Интересно, что по этому поводу думают вирусологи и эпидемиологи? Впрочем, одни медики с такой задачкой не справятся: им потребуются специалисты по биологическому оружию, подрывным операциям, методам дезинформации.
Кстати, Китай, который подозревают в том, что он стал источником всех вирусных напастей в мире, в списке из 155 стран имеет один из наиболее низких показателей относительной смертности с диагнозом COVID-19.
А у США показатель весьма высокий – 1 877. В 2 183 раза выше, чем у Танзании! Впрочем, большинство стран «золотого миллиарда» имеют также показатели в диапазоне от 1000 до 2000 и выше: Нидерланды – 1 014; Германия – 1 161; Австрия – 1 211; Швейцария – 1 273; Швеция – 1 425; Франция – 1 639; Португалия – 1 707; Испания – 1 750; Великобритания – 1 951; Италия – 2 128; Бельгия – 2 202. Исключением являются немногие страны из группы экономически развитых, которые находятся в «светлой» части списка, т. е. имеют относительно невысокие уровни смертности: Австралия – 37; Япония – 122; Норвегия – 151; Кипр – 379; Дания – 439. 
Бросается в глаза, что показатели относительной смертности в странах третьего мира вообще очень невысокие, а почти все экономически развитые страны находятся в зоне высокой смертности. А где Россия? Ее показатель – 1 211. Она явно ближе к группе «цивилизованных» стран, находящихся в зоне высокой смертности. Россия находится рядом с такими странами, как Германия, Австрия и Швейцария. Большинство стран на постсоветском пространстве имеют намного более низкие, чем Россия, показатели смертности: Белоруссия – 377; Киргизия – 376; Узбекистан – 28; Таджикистан – 13.
В группе стран, имеющих самые низкие уровни смертности, на первом месте стоит Танзания. Страна, которая в начале прошлого года отказалась участвовать во всеобщем психозе под названием «пандемия COVID-19». Всемирная организация здоровья (ВОЗ), международные финансовые организации (Всемирный банк и МВФ), ряд западных политиков пытались заставить руководство страны исполнять «рекомендации» ВОЗ: ввести в Танзании самоизоляцию, дистанцирование людей друг от друга, маски, ПЦР-тесты, локдауны. В конце прошлого года пытались агитировать руководство страны провести вакцинацию населения, предлагая для этого кредит МВФ и даже обещая поставить вакцины в порядке гуманитарной помощи.
Говоря «руководство Танзании», я имею в виду тогдашнего президента страны Джона Магуфули (John Pombe Joseph Magufuli). В июне 2020 года он объявил Танзанию «свободной от COVID-19». Страна была открыта для иностранных туристов, с августа 2020 года в неё были разрешены полёты из Москвы. Когда в подконтрольных Биг Фарме СМИ стали появляться публикации, обличающие «легкомысленное» поведение Джона Магуфули,  президент Танзании оставался непреклонным в своем скептическом отношении к вакцинации. Кончилась эта история трагически. В феврале СМИ сообщили, что Джон Магуфули заразился коронавирусом. 17 марта он скоропостижно скончался с диагнозом COVID-19. Многие наблюдатели оценили эту смерть как возмездие со стороны Биг Фармы и иных организаторов «пандемии» за непреклонность президента Танзании. Некоторые назвали эту смерть «ритуальной казнью».
В июне Танзания присоединилась к международной программе Covax, в рамках которой бедные страны получают вакцину бесплатно. На позапрошлой неделе в Танзанию поступило 1,06 миллиона доз препарата Johnson & Johnson, подаренных США. Кроме того, танзанийские власти разместили заказ на дополнительные дозы на платформе Африканского союза (AVATT). Президент страны Самия Сулуху Хасан, сменившая на этом посту Джона Магуфули, демонстративно в прямом эфире получила вакцину Johnson & Johnson, призвав граждан последовать ее примеру. Теперь, я уверен, почти нулевые показатели смертности при Джоне Магуфли постепенно начнут подрастать. На 13 августа было зафиксировано 50 случаев смертности с диагнозом COVID-19. При Джоне Магуфли было ноль. Примечательно, что 29 из 50 летальных исходов были зарегистрированы в последнюю неделю (6-13 августа).
В первой десятке стран, где люди почти не умирают с диагнозом коронавирус, мы видим также небольшое государство Бурунди. Когда началась «пандемия», тогдашний президент страны Пьер Нкурунзиза (Pierre Nkrunziza) также отказался следовать «рекомендациям» ВОЗ. И год назад он ушел из жизни в возрасте 55 лет. Циркулирует версия, которую нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть: его «ушли» по той причине, что президент мешал начать в Бурунди «Великую перезагрузку». В смерти президента присутствует элемент ритуальности: он умирал в больнице с диагнозом COVID-19.
В первой десятке стран с наиболее низкими показателями смертности мы видим и небольшое государство Эритрея. Президент Эритреи Исайяся Афеверки также отказывается следовать «рекомендациям» ВОЗ. На сегодняшний день он пока жив.
Кстати, в группе стран с низкими показателями смертности мы находим также африканское государство Кот-д’Ивуар. Относительная смертность – 13,77 (16-е место). 10 марта нынешнего года в возрасте 56 лет Амед Бакайоко (Hamed Bakayoko), премьер-министр этого государства, ушел из жизни. В диагнозе его смерти также фигурирует COVID-19. Мы не знаем, умер он с вирусом или от вируса; ушел ли он из жизни или его «ушли». Слишком много совпадений. Он также не очень охотно следовал рекомендациям ВОЗ;  наверное, поэтому в Кот-д’Ивуаре и такая низкая смертность. Впрочем, низкие показатели уже размываются: за неделю, предшествовавшую 13 августа, из жизни в этой стране ушло 16 человек с диагнозом COVID-19.
Я бы вообще советовал повнимательнее следить за статистикой относительной смертности с этим диагнозом.


dimslav

Сообщения : 3779
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов о вакцинации Empty Re: Катасонов о вакцинации

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения