Школа Души Божественного Космоса
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.

Катасонов новые статьи 2021

Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор dimslav Сб Июл 17, 2021 9:51 am

Мрачная антиутопия английского юмориста
1:


Когда Джонсы и Смиты оказались в большинстве…
Английского писателя Джерома К. Джерома (1859-1927) знают во всем мире.  Знаменитым его сделали «Трое в лодке, не считая собаки» (Three Men in a Boat To Say Nothing of the Dog).   Ни одно из последующих произведений не дотягивало до той оглушительной славы, которую принесла писателю эта повесть. Между тем в творческом наследии Джерома есть и другие книги, о которых хочется напомнить. Одна из них – рассказ «Новая утопия», появившийся 130 лет назад.
По смыслу это классическая антиутопия, и родилась она в атмосфере расслабленной Европы конца XIX века. Джером ухватил то общее, что объединяло различные течения мысли в Европе тех лет – идеал уравнительности, которая начиналась с социально-экономической сферы (уравнивание доходов, имущественного положения), постепенно распространяясь на все аспекты жизни человека.
Главный герой рассказа, от имени которого идет повествование, обедает со своими передовыми друзьями в национально-социалистическом клубе Лондона. Тема разговора друзей – идеальное устройство общества. Модель такого общества в их умах давно отшлифована, они проговаривают её в сто первый раз.  «Лозунгом их (друзей. – В.К.) было равенство человечества –полное равенство во всем: имущественное, общественное, равенство обязанностей и, как следствие всего этого, равенство в счастье и довольстве. Мир принадлежит всем одинаково и должен быть разделен между всеми поровну. Труд индивидуума –собственность не его, а государства, которое его кормит и одевает, и должен быть направлен не к увеличению личного благосостояния, а к обогащению нации».
Придя домой, главный герой засыпает и просыпается через тысячу лет. Оказывается, все эти века человечество охраняло нашего героя, поместив его в «Музей редкостей» и терпеливо ожидая его пробуждения. Первый, с кем вступает в контакт наш герой, – «благородный старичок-джентльмен», сотрудник музея.   Он и становится путеводителем нашего героя по Лондону. Старичок предваряет экскурсию следующими словами: «Мы здорово-таки потрудились, пока вы спали. Смею сказать, мы превратили землю в совершенство. Теперь никому не позволяют делать глупости и допускать несправедливость. А что касается до равенства, то и лягушкам за нами не угнаться».
Люди, которые встречались герою во время экскурсии по городу были удивительно одинаковы. Во-первых, «все были одеты, как и мой спутник, в пару серых брюк и серую тунику, туго застегнутую на шее и стянутую у талии поясом». Во-вторых, «все были гладко выбриты и черноволосы». Наш герой решил, что все они – близнецы. Нет, оказывается, как разъяснил старичок, всем было приказано выкраситься в черный цвет: «Так решило большинство».
Нашего героя очень удивило, что в городе ему встречались одни мужчины. На вопрос, где же женщины, старичок ответил, что они, оказывается, вокруг. Их примерно столько же, сколько мужчин. Просто они одинаково одеты и выкрашены, но при этом вполне различимы по металлическим номерам, прикрепленным к воротнику. У женщин номера четные, а у мужчин – нечетные.
В ходе разговора наш герой узнает, что у граждан уже давно только номера, имен нет. В самих именах было усмотрено неравенство. Старичок терпеливо разъяснял нашему герою: «Одни звались Монморанси и на этом основании свысока глядели на Смитов. Смиты не хотели смешиваться с Джонсами и т. д. в этом духе. Порешили упразднить имена и пронумеровать всех – разве Монморанси не противились?   – Да, но Джонсы и Смиты оказались в большинстве».
Однако в номерах и числах ведь тоже заложено неравенство, как с этим? Старичок разъясняет, что до тех пор, пока в обществе существовало понятие «богатство», которое измерялось числами, миллион был больше ста или десяти, но с упразднением богатства люди стали относиться к числам индифферентно: «Теперь номер сто считается ничуть не выше и не ниже номера миллион».
Постепенно выясняется все больше таких деталей жизни «дивного нового мира», от которых нашего героя охватывает ужас. Так, в городе было очень жарко, ему захотелось умыться. Старичок говорит, что придется некоторое время потерпеть: «Нет, нам нельзя мыться самим. Нужно подождать до половины пятого, а затем нас умоют к чаю». И далее по тексту: «Умоют?! – воскликнул я.  – Кто?   – Государство». Все граждане должны быть чистыми одинаково, никто не должен отклоняться от стандартов чистоты ни в ту ни в другую сторону.
Старичок «рассказал мне, что они нашли невозможным поддерживать равенство, если каждый моется самовольно. Одни мылись три или четыре раза в день, тогда как другие не касались воды и мыла в течение целого года, следствием чего и явилось два ясно разграниченных класса – чистых и грязных. И старые классовые предрассудки стали оживать. Чистые презирали грязных, грязные ненавидели чистых. Чтобы положить конец расколу, государство решило само производить умывание, и каждого гражданина отныне умывают дважды в день специально назначенные государством чиновники; частное же умывание запретили».
Устроители «дивного нового мира» стали замечать, что им придется исправлять не только «вредные привычки», но и недочеты природы. Различия людей порождаются отчасти различиями в природной среде их обитания. Поэтому перво-наперво надо сделать природную среду одинаковой. Наш герой уже подустал от экскурсии по городу и предлагает уйти на природу: «В мое время было так хорошо в полях, в деревнях. Огромные зеленые деревья, лужайки, густо поросшие травой, волнуемой ветром, прелестные коттеджи, обсаженные розовыми кустами...»  Звучит ответ старого джентльмена: «О, мы все это изменили… теперь у нас имеется огромный огород, правильно пересекаемый дорогами и каналами под прямым углом. В полях теперь нет красоты. Мы упразднили красоту; она мешала нашему равенству. Теперь у нас все и везде одинаково, и нет места, которое чем-либо отличалось бы от другого».
Природа производит людей разного здоровья, разных размеров, разной силы, разного ума, но в созданном Джеромом мире утопии выравнивают биологические и умственные параметры человека. Старичок поясняет: «Видите ли, если кто-либо вырастает больше обыкновенных размеров, мы отрезаем ему руку или ногу, чтобы подравнять его с остальными. Природа, понимаете ли, немного отстала от века; по мере возможности, мы стараемся ее подправить».
Конечно, признается старичок, жители Утопии хотели бы упразднить природу, но пока это не получается. Поэтому они «исправляют» природу. Одна из задач «исправления» – нивелировка людей по их умственным способностям. Нивелировка идет путем «подрезания» избыточно умных: «Мы делаем хирургическую операцию, которая низводит данный мозг до степени обыкновенного».
Наш герой усомнился, что обитатели Утопии поступают правильно, проводя подобного рода «стрижку» людей. Старичок возражает: так решило большинство. И далее следует важная часть диалога между нашим героем и старичком, раскрывающая суть демократии, царящей в Утопии:
«– Но разве же это справедливо с его (большинства. – В.К.) стороны?
– Большинство не может ошибаться, – ответил он (старичок. – В.К.) твердо.
– Согласны ли с этим "подстриженные" люди?
–  Они? – ответил он, очевидно удивленный вопросом. – Да ведь они в меньшинстве, знаете ли.
– Да, но даже меньшинство имеет право обладать своими руками, ногами и головой.
– Меньшинство не имеет никаких прав – отвечал он.
– В таком случае, лучше присоединиться к большинству, если хочешь жить здесь, не правда ли?
Он ответил: Да, многие так и делают. Они находят это более удобным для себя».
В этом мире люди трудятся ежедневно по три часа. Работать больше им запрещено. Остальное время (более двадцати часов) они отдыхают, размышляют, беседуют. О чем? Старичок разъясняет: «О том, как скверно было жить в старое время, и о том, какую счастливую жизнь мы теперь ведем, и... и... о назначении человечества!»
Наш герой допытывается, в чем же заключается назначение человечества. Ответ старого джентльмена: «В том, чтобы жить, как теперь, даже в еще большем равенстве, чтобы еще больше работ производилось электричеством, чтобы у каждого было два голоса вместо одного, чтобы...».
Не буду дальше пересказывать. Рассказ Джерома К. Джерома лучше прочитать. В этом рассказе  многое из того, что он описал 130 лет назад, мы обнаруживаем в цивилизации Запада сегодня.


dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Re: Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор dimslav Сб Июл 17, 2021 10:02 am

читать скачать с яндекса этот рассказ
https://disk.yandex.ru/i/YIHV-cxfLPzvDQ

dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Re: Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор dimslav Пн Июл 19, 2021 8:11 am

[size=30]Синергия жадности и лжи – о связях Big Pharma и медиакорпораций[/size]


2:

Куда устремлены все мировые потоки богатства
С месяц назад популярной в Интернете сделалась статья The Same Shady People Own Big Pharma and the Media (Одни и те же теневые люди владеют Большой Фармой и медиа) Джозефа Мерколы (Joseph Mercola).
Меркола в Америке – фигура известная. Медик с врачебной практикой более четверти века, специалист в областях биологии и химии, он с 1997 года  ведёт сайт Mercola.com, который считается информационным ресурсом № 1 по натуральному оздоровлению. В 2000-е годы разоблачил аферу Большой Фармы под названием «СПИД». Сейчас борется с кампанией повальной вакцинации от COVID-19.  
Последняя книга Мерколы – The Truth About COVID-19: Exposing The Great Reset, Lockdowns, Vaccine Passports, and the New Normal (Правда о COVID-19: раскрытие истинных целей Великой перезагрузки, локдаунов, паспортов вакцинации и новой нормальности) – написана в соавторстве с Ронни Камминсом (Ronnie Cummins), учредителем и директором Ассоциации потребителей органических продуктов (Organic Consumers Association, OCA). Предисловие к книге принадлежит перу Роберта Кеннеди-младшего (Robert F. Kennedy, Jr.), племянника убитого в 1963 году президента Джона Кеннеди.  
Если книгу The Truth About COVID-19… в Америке читают десятки тысяч людей, то статью The Same Shady People… уже прочитали миллионы и не только в Америке.
Меркола выходит далеко за рамки медицинской тематики – на уровень организаций, венчающих пирамиду реальной власти в Америке.  Он начинает свои рассуждения с вопроса: «Что общего у «Нью-Йорк таймс» и большинства СМИ с «Биг Фарма»?» И отвечает: они «в основном принадлежат BlackRock и Vanguard Group, двум крупнейшим фирмам по управлению активами в мире». Эти две компании «образуют секретную монополию, которая владеет почти всем остальным, что только можно придумать».
Мир сегодня, пишет Меркола, устроен по принципу пирамиды: «Более мелкие инвесторы принадлежат более крупным инвесторам. Те, в свою очередь, принадлежат ещё более крупным инвесторам. Видимая вершина этой пирамиды показывает только две компании… – Vanguard и BlackRock. Они образуют некий картель, перекрестно участвуя в капитале друг друга».
Из двух корпораций Vanguard является намного более «тёмной». Эта непубличная компания принадлежит разным фондам и компаниям, за которыми стоят другие инвесторы. Распутать этот клубок до конца, чтобы понять, кто есть кто, еще никому не удалось. В то же время «беглый взгляд предполагает, что Rothschild Investment Corp. и Edmond De Rothschild Holding являются здесь двумя главными заинтересованными сторонами», пишет Меркола. В коротком списке возможных конечных инвесторов и бенефициаров Vanguard Меркола называет также итальянскую семью Орсини, американскую семью Бушей, семьи Дюпонов, Морганов, Вандербильтов и Рокфеллеров.
От себя добавлю: список Мерколы очень напоминает список конечных акционеров ФРС США. Есть версия, что конечные акционеры Федерального резерва решили создать себе запасной аэродром в виде таинственной корпорации Vanguard. В предыдущей статье я показал стремительный взлет Vanguard. Ещё 2000 году у неё не было вообще крупных пакетов акций (от 5 процентов и выше) американских компаний топ-500, а через 15 лет доля компаний из топ-500, в капитале которых доля Vanguard составляла 5 процентов и более, подскочила до 94,3%.
По такому показателю, как доля инвестиционного гиганта в совокупном акционерном капитале американских топ-500, а также по показателю доли в совокупных голосах акционеров американских топ-500 Vanguard в 2000 году занимала третье место после BlackRock и State Street. К 2015 году  она вышла   на первое место и сейчас его удерживает. К концу прошлого года активы под управлением Vanguard превысили 7 трлн. долл. Активы ФРС к тому моменту также достигли 7 трлн. долл. Меркола ссылается на отчет Bloomberg, в котором говорится, что в 2028 году  Vanguard и BlackRock будут контролировать активы в 20 триллионов долларов.
Автор статьи приводит и такую цифру: BlackRock и Vanguard владеют в общей сложности примерно 1600 американскими фирмами, совокупный доход которых в 2015 году составил 9,1 триллиона долларов.
Далее Меркола переходит к компаниям Большой Фармы. Vanguard и BlackRock присутствуют в капитале всех ведущих фармацевтических компаний США. Так, в феврале 2020 года BlackRock и Vanguard были двумя крупнейшими акционерами фармацевтического гиганта GlaxoSmithKlineс 7% и 3,5% акций соответственно. В Pfizer собственники поменялись местами: Vanguard стал главным инвестором, а BlackRock – вторым по величине акционером.
СМИ, контролируемые этой «Большой двойкой», постоянно подыгрывают Большой Фарме. Как отмечает Меркола, «Большая двойка» «стирает границы между частным капиталом и государственными делами». Применительно к истории с COVID-19 это означает, что органы здравоохранения США получают команды от Большой Фармы, которая имеет уникальную возможность обогатиться на борьбе с коронавирусом.
Меркола ссылается на доклад международной неправительственной организации Global Justice Nowот декабря 2020 года «Ужасная история Большой Фармы», где рассматривается «позорная история семи ведущих фармацевтических компаний мира, которые в настоящее время разрабатывают и производят лекарства и «вакцины» на основе генов против COVID-19, в то время как основные средства массовой информации помогают подавлять информацию о легкодоступных старых препаратах, обладающих высокой степенью эффективности против инфекции». Это те самые легкодоступные старые препараты, которые Меркола многие годы пропагандирует через свой информационный ресурс Mercola.com.
Увы, силы неравны. На стороне Биг Фармы – мощные СМИ под контролем «Большой двойки». Как отмечает Меркола, по состоянию на май 2021 года главным акционером New York Times была Vanguard Group., которой принадлежало 8,11% капитала этой медиакорпорации. На втором месте находилась компания BlackRock с долей 7,43%. Vanguard и BlackRock являются также крупнейшими акционерами в Time Warner, Comcast, Disney и News Corp. –  в четырёх из шести медиакомпаний, контролирующих более 90% медиарынка США. Помимо этого, пара BlackRock / Vanguard владеет акциями всех ведущих цифровых компаний Силиконовой долины: Microsoft, Apple, Amazon, Facebook и Alphabet Inc.
Заключает Меркола свою статью следующими словами: «Кажется совершенно очевидным, что пандемия COVID-19 была организована для того, чтобы привести к … Новому мировому порядку – Великой перезагрузке. И в основе всего этого, в центре, к которому устремляются все мировые потоки богатства, мы находим BlackRock и Vanguard».
P.S. 2 июля Джозеф Меркола опубликовал новую статью  COVID Vaccine Deathsand Injuries Are Secretly Buried (Смертные случаи и травмы от вакцины COVID тайно похоронены). Там мы находим интересные подробности о деятельности Большой Фармы.
Сейчас против трех американских фармацевтических корпораций, выступающих производителями вакцин от COVID-19, в федеральных судах и судах штатов возбуждены десятки гражданских и уголовных исков. Пока речь идет об исках, связанных не с новейшими вакцинами, а с иными медицинскими препаратами, которые стали причинами смертей и утраты здоровья. Ответчиками выступают Pfizer, Johnson & Johnson и AstraZeneca. Общая сумма требований по искам в виде штрафов и компенсаций – 8,6 млрд. долл.

dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Re: Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор dimslav Пн Июл 19, 2021 8:12 am

[size=30]Фонд Рокфеллера и призыв ко всеобщей вакцинации[/size]


3:


Все последние доклады Фонда Рокфеллера утверждают, что для спасения человечества требуется всеобщая вакцинация
В книге Клауса Шваба «COVID-19: Великая перезагрузка» (2020) изложен план глобальной элиты по переходу от классического капитализма к так называемому инклюзивному капитализму. Речь идет о построении «дивного нового мира» с единым мировым правительством и социально-экономической моделью, которую можно назвать новым рабовладельческим строем.
Дымовой завесой, прикрывающей эти планы, стали «пандемия» и потепление климата. Приоритетами для всех объявлены вакцинация населения планеты и декарбонизация мировой экономики.
Главными двигателями всеобщей вакцинации и «декарбонизации» выступают ООН и ее специализированные органы (ВОЗ, ЮНЕП, Всемирная метеорологическая организация и др.), Всемирный банк, МВФ, Всемирный экономический форум, Коалиция за инклюзивный капитализм, ряд благотворительных фондов США. Среди последних выделяются Фонд Гейтсов и Фонд Рокфеллера.
Здесь пойдёт речь о Фонде Рокфеллера, основанном патриархом клана Джоном Д. Рокфеллером вместе с его сыном Джоном Д. Рокфеллером-младшим и Фредериком Т. Гейтсом в штате Нью-Йорк в 1913 году.
Фонд Рокфеллера обладает незаурядными способностями вызывать информационные шумы, лоббируя интересы своих учредителей, в первую очередь клана Рокфеллеров. Главная фигура клана на сегодня – Дэвид Рокфеллер-младший (род. в 1941 г.), сын Дэвида Рокфеллера, умершего в 2017 г. на 102-м году жизни.
По-моему, Фонд Рокфеллера и был инициатором Великой перезагрузки. Ещё в мае 2010 года этот Фонд подготовил [url=http://www.nommeraadio.ee/meedia/pdf/RRS/Rockefeller Foundation.pdf]доклад[/url] Scenarios for the Future of Technology and International Development. The Rockefeller Foundation, Global Business Network (Сценарии для будущего технологии и международного развития).
Цитируем доклад (2010 год): «Во время пандемии национальные лидеры во всём мире усилили свои полномочия и установили строжайшие правила и ограничения – от обязательного ношения масок на лице до проверки температуры тела на въездах в общественные места, такие как вокзалы и супермаркеты. Даже после того, как пандемия прошла, этот более авторитарный контроль и надзор за гражданами и их деятельностью остались и даже усилились. Чтобы защитить себя от распространения всё более глобальных проблем – от пандемий и транснационального терроризма до экологических кризисов и растущей нищеты, – лидеры во всем мире стали править более жёстко».
Я уже комментировал этот документ. Мое мнение: это не бесстрастный прогноз будущего, а проект, подготовка которого заняла целое десятилетие. В 2020 году проект был запущен.
После запуска проекта в начале прошлого года (под видом борьбы с «пандемией COVID-19») Фонд Рокфеллера стал проявлять бешеную активность в продвижении Великой перезагрузки. Чуть ли не каждый месяц Фонд выпускает доклады о борьбе с «пандемией» и необходимости всеобщей вакцинации, о климатической катастрофе и необходимости «декарбонизации» экономики.
В конце апреля – начале мая вышел доклад Фонда Рокфеллера One for All: An Action Plan for Financing Global Vaccination and Sustainable Growth (Одно во всём: план действий по финансированию вакцинации и устойчивому росту). В июне последовал ещё один докладOne for All: An Updated Action Plan for Global Covid-19 Vaccination (Одно во всем: обновленный план действий по глобальной вакцинации от Covid-19). В июле был представлен доклад Reimagining the Role of Multilateral Development Banks (Переосмысление роли многосторонних банков развития.
Все эти доклады нагнетают панику, утверждая, что для спасения человечества необходима всеобщая вакцинация, которая охватит не менее 80% населения планеты. Констатируется, что большая часть человечества проживает в странах с такими низкими уровнями благосостояния, что люди не имеют возможности вакцинироваться: нет средств. Звучит призыв, адресованный лидерам богатых стран Запада и международных финансовых организаций: найти деньги и предоставить помощь миллиардам обездоленных, чтобы они вакцинировались.
Не без усилий Фонда Рокфеллера в МВФ в прошлом году начали обсуждать вопрос о том, что в условиях вирусно-экономического кризиса необходимо увеличить ресурсную базу Фонда за счет дополнительной эмиссии так называемых СДР (специальные права заимствования – валюта, создаваемая Фондом). Этот вопрос был поднят на весенней сессии МВФ и Всемирного банка, затем на встрече G8 в Англии. В июле МВФ принял окончательное решение об эмиссии СДР на сумму, эквивалентную 650 млрд. долл. Распределение валюты СДР должно произойти в августе, и проводиться оно будет в соответствии с квотами стран-членов Фонда в капитале организации. Бедным странам от такой раздачи достанется совсем немного. Фонд Рокфеллера и добивается, чтобы беднейшие страны получили хотя бы 100 млрд. долл., без которых всеобщая вакцинация провалится. Фонд хочет, чтобы богатые страны выделили 100 млрд. долл. из тех денег, которые они получат в результате августовской раздачи СДР. Согласия в группе G7 по этому вопросу пока нет.
Возникает вопрос: чем обусловлена такая заинтересованность Фонда Рокфеллера во всеобщей вакцинации? Причин две.
Первая причина. Клан Рокфеллеров уже почти сто лет привержен идеям мальтузианства, контролю за демографическими процессами. Вакцинация – один из способов такого контроля. Дэвид Рокфеллер-старший стал в конце 1960-х годов создателем Римского клуба, который был призван на «научной основе» обосновать необходимость сдерживания роста, а затем постепенного сокращения населения.
В докладах Римского клуба была определена «оптимальная численность населения планеты» – 1 миллиард. Все остальные – лишние. Вакцинация – удобный инструмент демографической «оптимизации».
Напомню некоторые детали из истории Фонда Рокфеллера. Начиная с 1930 года Фонд оказывал финансовую поддержку Институту кайзера Вильгельма в его исследованиях антропологии, человеческой наследственности и евгеники. В Третьем рейхе от академических исследований по евгенике перешли к практическим экспериментам на людях. Все это подробно описано в книге Гретхен Энгл Шаффт From Racism to Genocide: Anthropology in the Third Reich (От расизма к геноциду: антропология Третьего рейха).
Фонд Рокфеллера финансировал нацистские расовые исследования и после того, как стало ясно, что они используются для подготовки уничтожения евреев, цыган, славян и других «неполноценных». Поддержка Рокфеллерами евгенических исследований проводилась даже после принятия Третьим рейхом Нюрнбергского расового законодательства 1935 года, осужденного Лигой наций.
После Второй мировой войны Фонд Рокфеллера продолжал свою деятельность по сдерживанию роста населения на планете через поддержку проектов разработки генно-модифицированных продуктов (ГМО), призванных подорвать репродуктивную функцию человека. Об этой стороне деятельности Фонда Рокфеллера можно прочитать в книгах зарубежных авторов, переведенных на русский язык: Даниэль Эстулин. Трансэволюция. Эпоха разрушения человека (2015); Уильям Энгдаль. Семена разрушения (2015).
Вторая причина. Клан Рокфеллеров хочет нагреть руки на вакцинации населения планеты. Интересы Рокфеллеров доминируют во многих отраслях, в том числе фармацевтической. Значительная часть вакцин, производимых в США, выходит из компаний, подконтрольных Рокфеллерам.
Чтобы получить представление о позициях Рокфеллеров в американской Биг Фарме, рекомендую обратиться к работам известного американского общественного деятеля Роберта Кеннеди, племянника убитого в 1963 году американского президента Джона Кеннеди. В частности, к его статье It’s Time to Find Our Common Ground and Fight the Real Deep State (Нам пора прийти к единству и приступить к борьбе с реальным Глубинным государством). В качестве главных инициаторов и организаторов начавшейся Великой перезагрузки Р. Кеннеди называет недавно умершего Дэвида Рокфеллера и пока здравствующего Джорджа Сороса. Они «манипулируют теневыми институтами, такими как Федеральная резервная система и Совет по международным отношениям, чтобы передать богатство и власть элите миллиардеров с конечной целью установления Мирового Правительства».
Роберт Кеннеди пишет о картеле, который накрыл всю Америку: «Big Oil, King Coal и Big Pharma – титаны картеля обмана и авторитарного контроля глубинного государства. В своем самом дерзком безжалостном предательстве этот картель спровоцировал самоубийство для человечества и нашей планеты…. Их бизнес-план представляет реальную угрозу человечеству», – пишет Роберт Кеннеди. В каждой из трех составляющих картеля присутствуют Рокфеллеры.
Джон Рокфеллер-младший сумел разрушить традиционную фармацевтику, которая зиждилась на натуральных продуктах, заменив их продукцией нефтехимии. Эту революцию в фармацевтике он осуществил благодаря сотрудничеству с Третьим рейхом, конкретно с корпорацией IG Farben. В конце концов Рокфеллер заполучил контрольный пакет акций IG Farben (ныне Bayer – немецкий химико-фармацевтический конгломерат). Роберт Кеннеди пишет: «Фармацевтический картель является порождением американской нефтяной и каменноугольной промышленности Рокфеллера и химиков Третьего рейха, которые ответственны за холокост и нацистскую войну».
Заключает Роберт Кеннеди так: «Сегодня Империя Рокфеллера – в тандеме с JP Morgan Chase – продолжает владеть половиной фармацевтической промышленности в США».
Отсюда бешеная активность Фонда Рокфеллера в стремлении добиться полной вакцинации человечества.

dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Re: Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор dimslav Пн Июл 19, 2021 8:13 am

[size=30]Микробный конец света[/size]



3:

Не надо растворять информацию в море информационного мусора
У меня возникают все большие сомнения по поводу того, что ООН и ее специализированные органы в состоянии правильно и своевременно идентифицировать угрозы, возникающие перед человечеством.
Уже многие годы нам твердят, что самый страшный зверь, угрожающий существованию человечества, – потепление климата на планете в результате растущих выбросов так называемых парниковых газов. Сейчас на всех международных встречах первым пунктом повестки дня значится «декарбонизация» экономики. Я уже неоднократно писал о «климатических фейках», которые лежат в основе Парижской конвенции по климату и разных международных резолюциях по «декарбонизации» экономики. Видимо, Биг Медиа (Time Warner, Comcast, Disney, News Corp и др.) с опорой на цифровые корпорации Силиконовой долины (Microsoft, Apple, Amazon, Facebook, Google и др.) добиваются желаемого эффекта: заставляют обывателя и политиков поверить в то, что Земля с ее обитателями может погибнуть в результате «теплового шока».
А вот реальные угрозы мировые СМИ почему-то обходят стороной. Или растворяют информацию в море информационного мусора. Сегодня, помимо климата, ключевой темой мировых СМИ являются здоровье и жизнь людей. Однако не вообще, а только в той части, которая связана с так называемой пандемией. Человеку внушают, что умирать сегодня можно лишь от вируса COVID-19. Однако это не совсем так. Даже совсем не так.
Вице-премьер российского правительства Татьяна Голикова в начале года заявила, что в прошлом, 2020 году в стране была зафиксирована беспрецедентная «избыточная смертность», она оказалась выше показателя предыдущего года на 17,9%. Еще более шокирующим было признание, что лишь 31% этого прироста смертности было обусловлено «фактором COVID-19». Похожая картина имела место и в других странах мира.
Эксперты объясняют это двумя причинами. Во-первых, людей стал убивать не столько новый вирус, сколько борьба с ним: отказ от лечения пациентов с иными, чем COVID-19 диагнозами; изоляция людей в помещениях, вызывающая падение иммунитета; взаимное инфицирование пациентов, попадающих на лечение от COVID-19 в больницы; неправильное лечение от COVID-19 и др. Во-вторых, COVID-19 стал своеобразной «дымовой завесой», скрывающей другие угрозы здоровью и жизни людей.
Нам говорят, что человечество может погибнуть от вируса COVID-19 (и его разновидностей), если не провести оперативно вакцинацию по крайней мере 80% населения планеты. А я, опираясь на авторитет многих медицинских специалистов, утверждаю, что гораздо больше вероятность гибели человечества от микробов.
От микробов люди массово гибли и раньше. Многочисленные эпидемии чумы и холеры, которые в средние века иногда выкашивали до половины населения Европы, имели, между прочим, микробное происхождение. В ХХ веке пришло спасение в виде первого антибиотика – пенициллина. Его открыл в 1928 году английский микробиолог Александр Флеминг. Коллеги Флеминга Говард Флори и Эрнст Чейн сумели довести разработку открытого антибиотика до стадии промышленного производства. Массовое производство пенициллина в годы Второй мировой войны было налажено в Англии, Франции, США, Советском Союзе и спасло жизни сотен тысяч, если не миллионов людей. В 1945 году Флеминг, Флори и Чейн были удостоены Нобелевской премии в области физиологии и медицины. Пенициллин включен в список ста самых крупных научных открытий ХХ века.
В конце 1943 года американский микробиолог и биохимик Зельман Ваксман открыл второй антибиотик – стрептомицин. В первые послевоенные десятилетия трудно было найти крупную фармацевтическую компанию, которая бы не была вовлечена в процесс разработки и производства новых видов антибиотиков – препаратов для борьбы с большим количеством инфекций и заболеваний бактериального характера. Прежде всего, был побежден туберкулез. Также сифилис, многие венерические заболевания, кишечно-желудочные инфекции. О чуме и холере новые поколения могли читать только в книгах по истории.
Как это ни парадоксально, первооткрыватель антибиотиков Александр Флеминг был очень сдержан в проявлениях оптимизма. Он постоянно призывал к осторожности и взвешенности при использовании новых медицинских средств. Он предупреждал об опасности развития устойчивости бактерий к антибиотикам (антибиотической резистентности). Ровно 75 лет назад Нобелевский лауреат писал в газете New York Times«Врач, который бездумно назначает пенициллин, будет нести ответственность за смерть пациента, поскольку в его организме разовьется устойчивость к этому препарату. Я надеюсь, что это зло можно предотвратить».
Увы, призывы сэра Флеминга не были услышаны. Фармацевтические корпорации в тандеме с попавшими под влияние Большой Фармы государственными органами здравоохранения всячески педалировали использование антибиотиков. В большинстве стран им удалось добиться безрецептурной продажи антибиотиков через аптеки. Будущих врачей в медицинских вузах также ориентировали на максимально возможное использование палочки-выручалочки под названием «антибиотики». Со временем началось массовое производство антибиотиков для ветеринарного использования. Уже в 70-е годы, по данным ВОЗ, более 80 процентов мирового производства антибиотиков (в весовом выражении) предназначалось для скота. Антибиотики возвращались к людям через молоко, молочные продукты, мясо.
Эйфория победного шествия антибиотиков стала выдыхаться в 80-е годы прошлого столетия. Быстрая приспосабливаемость бактерий к антибиотикам требовала от медиков все новых более эффективных антибиотических средств. Однако каждый новый вид антибиотиков обходился фармацевтическим корпорациям все дороже.
Биг Фарма стала проигрывать соревнование с миром бактерий, и от разработки и производства антибиотиков фармкомпании начали переходить к более «рентабельным» продуктам – таким, который потребляется человеком регулярно или даже постоянно. Антибиотик нельзя потреблять регулярно. Его использование не может быть частым, а доза строго ограниченная. Американский общественный деятель Эндрю Поллак (Andrew Pollack) пишет, что фармацевтические компании «ослабили или сократили разработку антибиотиков», переключившись на инвестиции в разработку антидепрессантов, лекарственных средств для лечения рака и хронических заболеваний, которые имеют несравненно больший потенциал для получения прибыли.
Примечательно, что на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2016 году более 80 компаний, относящихся к сфере фармацевтики и оказания медицинских услуг, обратили внимание на то, что угроза бактериальных заболеваний возрастает, т. к. фармацевтика не способна более создавать новые виды антибиотиков. Мол, бизнес этот убыточный. И прозвучал призыв к тому, чтобы разработкой антибиотиков занялись государства или чтобы государства возмещали частным компаниям расходы на разработки новых антибиотиков.
Если суммировать заявления фармацевтических компаний с начала века, то число новых антибиотиков, по которым ведутся разработки, составляет 20-25. Многие прекратили громко анонсированные проекты. До рынка за два десятилетия не дошел ни один новый продукт, если не считать препараты даптомицин и фидаксомицин. Однако специалисты говорят, что это продукты, созданные на «старых заделах». Если в начале века в мире разработками антибиотиков занимались 18 фармацевтических компаний, то к середине второго десятилетия число разработчиков сократилось до четырех. Да и те продолжают разработки лишь благодаря государственной поддержке.
Государственная поддержка разработки новых антибиотиков оставляет желать много лучшего. Например, в середине второго десятилетия (2015 год) в федеральном бюджете США на разработку лекарств от рака было выделено 26,5 млрд долларов, на препараты от СПИДа – 14,5, а на новые антибиотики – всего 1,7 млрд долларов.
Науке на сегодняшний день известно около 30 тысяч антибиотиков, в медицине применяется около 150; остальные или токсичны, или быстро разрушаются. Однако в действующем арсенале (150) есть уже такие, которые не способны победить бактерии. В 2017 году ВОЗ опубликовала список 12 устойчивых бактерий, представляющих угрозу для здоровья людей во всём мире. Это бактерии, которым нет противодействия в виде антибиотиков. За латинскими названиями списка стоят очень серьезные заболевания: сепсис, менингит, пневмония, брюшной тиф, дизентерия и другие.
Известный российский специалист по бактериальным инфекциям и антибиотикам член-корреспондент РАН, профессор, доктор медицинских наук Роман Козлов отмечает, что уровень устойчивости к антимикробным препаратам приблизился к критическому. Так, до начала пандемии COVID-19 у нас в России в год регистрировалось примерно 2,5 млн случаев внутрибольничных инфекций. Как отмечает Козлов, в 28 процентах случаев их вызывают бактерии, которых можно побороть только антибиотиками самого последнего поколения, а примерно 1 процент бактерий вообще нельзя победить лекарствами. Прибежищами бактерий становятся не только больницы, но и, как признает Козлов, детские сады, фитнес-центры, супермаркеты.
В условиях «пандемии» потребление антибиотиков резко возросло. В некоторых случаях вирусная инфекция может осложняться «добавкой» в виде бактериальной инфекции. Последнюю следует лечить с помощью антибиотиков, но, как отмечает тот же профессор Козлов, имеет место злоупотребление антибиотиками. Лишь в одном из трех случаев использование антибиотиков необходимо, а в двух случаях их дают больному «на всякий случай». По мнению некоторых других специалистов, пропорция даже не 1 к 2 (оценка Козлова), а 1 к 3 или даже 4. Под видом борьбы с COVID-19 людей пичкают антибиотиками. В итоге происходит резкое ослабление способности людей противостоять в будущем бактериальным инфекциям.
Сейчас каждый год от инфекций, вызванных устойчивыми к антибиотикам бактериями, в мире гибнет около 700 тысяч человек. В том числе около 33 тысяч в Европе и около 20 тысяч в США. Таковы оценки ВОЗ. Просматривается зависимость: чем выше уровень потребления антибиотиков, тем выше смертность от бактериальных инфекций.
ВОЗ несколько лет назад подготовила доклад, в котором приведены оценки «потребления» антибиотиков в отдельных странах в 2015 году; оценки в нормированных суточных дозах, DDD (Defined daily doses) на 1000 жителей в день. Во Франции этот показатель достигал 25,92, в Великобритании – 20,47, в Германии – 11,49, в Нидерландах – 9,78 DDD. Наиболее высокий показатель среди стран, предоставивших ВОЗ информацию, был отмечен в Монголии – 64,41 DDD. Существенно выше среднего он в таких государствах, как Иран, Турция, Судан. Многие страны третьего мира стали рынками сбыта залежалых и малоэффективных в странах Запада антибиотиков первых поколений. Потребление антибиотиков в России в 2015 году, по данным ВОЗ, находилось на среднем уровне и составило 14,82 определенных суточных доз на 1000 человек.
Человечество стоит на пороге очень серьезных испытаний. Оно оказалось беззащитным перед миром микробов. Сегодня к этой угрозе добавляется угроза вирусов. Мне кажется, что для правильной борьбы с COVID-19 надо учесть опыт борьбы с бактериальными инфекционными заболеваниями последних восьми десятков лет. Нам обещают, что мы будем защищены от COVID-19 с помощью вакцин. Которые, как теперь оказывается, должны быть не разовыми, а регулярными. Однако специалисты отмечают, что такой способ борьбы с COVID-19 очень напоминает борьбу, которую мы вели с бактериальными инфекциями с помощью антибиотиков и которую, кажется, можем проиграть всухую.
P.S. В 2015 года ВОЗ дала прогноз, согласно которому из-за отсутствия эффективных антибиотиков человеческие потери к середине века могут вырасти до 10 миллионов человек в год. Для сравнения: число погибших в мире от COVID-19 в 2020 году, по данным ВОЗ, составило 2 миллиона.


dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Re: Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор dimslav Пн Июл 19, 2021 8:15 am

[size=30]22 июня 1941 года – о советском экономическом чуде и готовности к отражению врага[/size]

4:

Победа над врагом начала коваться задолго до начала войны
80 лет исполнилось с начала Великой Отечественной войны. Без малого четыре года понадобилось Советскому Союзу, чтобы сокрушить страшного врага. Без крепкого тыла такая победа была бы невозможна. Тыл, прежде всего, экономика. И этот тыл готовился загодя. Победа над врагом начала коваться задолго до 22 июня 1941 года.
Отсчёт подготовки советской экономики к войне следует вести с 1929 года, когда началась первая пятилетка и стартовала индустриализация. Целью было превращение в кратчайшие сроки аграрно-промышленной экономики в преимущественно промышленную. Это было необходимо для решения двух взаимосвязанных задач: 1) обеспечение экономической независимости СССР, превращение советской экономики в самодостаточную (Советский Союз находился в торгово-экономической и кредитной блокаде Запада); 2) создание промышленного фундамента для производства современных видов оружия и военной техники в масштабах, которые позволили бы превысить военный потенциал противника.
У Англии, Германии, США и других индустриализация была растянута на многие десятилетия. Преодолеть существовавшее в 1920-е годы экономическое отставание СССР от стран Запада, готовивших военную агрессию против нашей страны, необходимо было в пределах десятка лет. Для этого требовалось срочно переходить от либерально-рыночной модели экономики 20-х годов (НЭП) к мобилизационной экономике. Такой переход был осуществлён на рубеже 20-30-х годов.
Была выстроена вертикаль управления экономикой сверху (Совет министров, Совет труда и обороны, Госплан) до низу (десятки тысяч предприятий). Главным инструментом управления стали планы – пятилетние, годовые, квартальные, месячные. Они имели статус закона, их неисполнение строго каралось. Планы имели тысячи позиций, причем подавляющая часть показателей были натуральными (физическими), лишь небольшая часть – стоимостными.
На рубеже 20-30-х гг. была проведена реформа кредитно-банковской системы, большое количество частных коммерческих банков были ликвидированы или реорганизованы в государственные кредитные организации. Банковский сектор стал полностью государственным, а денежное обращение двухконтурным: один контур представлял собой безналичные расчёты между предприятиями и организациями; второй контур – обращение наличных денег для обслуживания граждан (зарплаты, пенсии, стипендии, розничная торговля). Свободного перетока денег из одного контура в другой не было. Государственная форма собственности была доминирующей в промышленности, а в сельском хозяйстве преобладала кооперативная (колхозы), хотя имелась и государственная (совхозы). В сфере внешнеэкономических отношений действовала система государственной монополии внешней торговли и государственная валютная монополия. Советский рубль не использовался для международных расчётов.
Индустриализация проводилась поэтапно. На первом этапе (первая пятилетка) создавался фундамент тяжёлой промышленности (угле- и нефтедобыча, черная и цветная металлургия, производство цемента и других строительных материалов, электроэнергетика). Были приняты особые меры по ускоренному развитию золотодобывающей промышленности на Дальнем Востоке для получения драгоценного металла и закупок оборудования на мировом рынке. Начало индустриализации совпало с началом мирового экономического кризиса. Запад был вынужден отменить или ослабить те ограничения и запреты, которые действовали в рамках разных блокад против СССР, и мы не преминули этим воспользоваться. В проектировании и строительстве многих крупных и крупнейших промышленных объектов участвовали западные (преимущественно американские) специалисты. Советские инженеры, проектировщики, строители ещё находились на положении учеников.
На втором этапе (вторая пятилетка) упор был сделан на машиностроении – производстве металлорежущих и иных станков, энергетического и электротехнического оборудования, автомобилей, паровозов и вагонов, судов, тракторов. На третьем этапе (незавершенная третья пятилетка) было запущено производство специальных станков и оборудования для создания наиболее сложных видов вооружения и военной техники, началось стремительное наращивание выпуска военных самолётов, танков и другой бронетехники, снарядов и боеприпасов, средств связи. На втором и особенно третьем этапах мы постепенно отказывались от услуг западных проектировщиков, строителей и инженеров. Налаживалась подготовка собственных кадров – в вузах и техникумах. Была развернута сеть производственно-технических (ремесленных) училищ для подготовки высококвалифицированных рабочих.
К 1940 году было введено в эксплуатацию более 9 тысяч предприятий. Получалось, что в среднем ежесуточно вводилось по два новых промышленных объекта. И это не считая тех предприятий, которые уже работали на старте индустриализации; они, как правило, подвергались серьезной технической реконструкции. Среди крупнейших промышленных объектов, введенных в строй, можно назвать: ДнепроГЭС, металлургические заводы в Магнитогорске, Липецке и Челябинске, Новокузнецке, Норильске, Уралмаш, тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове, Уралвагонзавод, автомобильные заводы ГАЗ, ЗИС (позднее ЗИЛ) и другие. Появилась новая железная дорога – Турксиб. Темпы строительства были беспрецедентны. Так, на сооружение Горьковского автомобильного завода понадобилось 17 месяцев, на возведение Сталинградского тракторного завода – 11 месяцев.
По итогам первой пятилетки СССР обошел по объёмам промышленной продукции Германию и Англию и занял второе место в мире после США. На рубеже 30-40-х гг. доля СССР в мировом промышленном производстве достигла 10%. Страна занимала первое место в мире по добыче марганцевой руды, производству синтетического каучука, первое место в Европе и второе в мире по добыче нефти, по валовой продукции тракторостроения и машиностроения. Одно из ведущих мест в мире занимал Советский Союз по выработке электроэнергии, алюминия, выплавке стали и чугуна, добыче угля и производству цемента.
Советское экономическое чудо СССР имеет объяснение.
Доля валового общественного продукта, направлявшегося на капитальные вложения, достигала 50%. Такой высокой нормы накопления мировая история не знала ни до советской индустриализации, ни после. Возможности роста личного потребления советских граждан (другая часть валового общественного продукта) были ограничены. На протяжении всех лет довоенной индустриализации наблюдалось сильное опережение развития отраслей группы «А» (производство средств производства) по сравнению с отраслями группы «Б» (производство предметов потребления). Данные о таком различии в темпах роста отраслей групп «А» и «Б» приводит в свой книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» Н.А. Вознесенский. Валовая продукция промышленности возросла (в неизменных ценах) с 21,4 млрд. руб. в 1928 году до 138,5 млрд. руб. в 1940 году, следовательно, возросла в 6,5 раза, причем производство средств производства возросло с 8,5 млрд. руб. до 84,8 млрд. руб., или в 10 раз. Одновременно возросло с 12,9 млрд. руб. в 1928 году до 53,7 млрд. руб. в 1940 году, или более чем в 4 раза, производство предметов народного потребления.
В годы первой пятилетки были карточки и дефицит многих потребительских товаров. Власти страны приложили большие усилия, чтобы разъяснить людям жизненную необходимость индустриализации, которая требовала «затягивания поясов». Во второй пятилетке уже обозначилась тенденция к росту доходов населения и увеличению массы потребительских товаров в торговле. Разъяснительная работа и повышение доходов населения сделали своё дело, появился трудовой энтузиазм. Вот как описывает годы индустриализации Дмитрий Верхотуров: «...Стройки увлекли народ. Дело, которое в миллионы раз превышает возможности собственных рук, которое требует высочайшего напряжения ума, сообразительности и умения, увлекает и отбрасывает противоречия на второй план. На всех без исключения крупных стройках рабочая масса постепенно заражалась трудовым энтузиазмом, делала рекордные выработки и выдающиеся достижения…» (Верхотуров Дмитрий. Сталин против великой депрессии. Антикризисная политика СССР. – М.: Яуза; Эксмо, 2009, с. 7).
К 22 июня 1941 года страна успела, в основном, выполнить те задачи, которые были поставлены на старте индустриализации. Были достигнуты экономическая независимость и самодостаточность. Был создан единый народнохозяйственный комплекс. Доля импорта в покрытии внутренних потребностей СССР в товарах производственного и потребительского назначения в 1940 года составляла ничтожные 0,3-0,4%. На экспорт в том же году шло не более 1% внутреннего производства.
Была в основном решена и вторая задача – создание военной промышленности и налаживание выпуска самой совершенной военной техники и современного оружия. К началу Великой Отечественной войны Советский Союз по мощности авиазаводов превосходил Германию. Авиапромышленность СССР накануне фашистской агрессии имела 24 самолётостроительных завода, в том числе 15 заводов истребительной, вспомогательной и девять бомбардировочной и штурмовой авиации. В годы довоенных пятилеток в стране практически с нуля была создана крупная танковая промышленность. Перед войной девять заводов выпускали танки, танковую броню и моторы.
В третьей пятилетке выполнялась ещё одна новая задача индустриализации – создание предприятий-дублёров на востоке страны. К 1941 г. на Урале, в Поволжье, Западной и Восточной Сибири была размещена почти шестая часть всех советских военных заводов. По некоторым видам вооружения и боеприпасов они производили свыше 34% продукции оборонной промышленности.
Значение создания промышленного центра на востоке трудно переоценить. На территории СССР, оккупированной к ноябрю 1941 года, проживало 40% населения и находились мощности по производству 63% всей довоенной добычи угля, 68% всей выплавки чугуна, 58% всей выплавки стали, 60% всего производства алюминия. На оккупированной территории к ноябрю 1941 года, производилось 38% всей довоенной валовой продукции зерна, 84% всего довоенного производства сахара.
Перемещение производительных сил на восток во второй половине 1941 года было поистине грандиозным. В течение трех месяцев 1941 года (июль – сентябрь) было эвакуировано в восточные районы СССР (Урал, западная Сибирь. Средняя Азия и Казахстан) более 1360 крупных, главным образом военных, предприятий. С декабря 1941 года падение промышленного производства в воевавшем советском Союзе прекратилось, а с марта 1942 года производство вновь быстро пошло вверх; выпуск военной продукции в марте 1942 года только в восточных районах страны достиг уровня производства, который имел место в начале войны на всей территории СССР…
И в заключение некоторые цифры по производству оружия и военной техники за годы Второй мировой войны в СССР (в скобках для сравнения – цифры по Германии): танки и самоходные артиллеристские установки – 82.250 (30.000); миномёты (50 мм и выше) – 347.900 (73.484); пулемёты – 1.477.400 (674.280); военные грузовики – 265.600 (345.914); военные самолёты всех типов – 213.742 (109.320) (Harrison, Mark. The Economics of World War II: Six Great Powers in International Comparison, Cambridge University Press,1998).

dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Re: Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор dimslav Пн Июл 19, 2021 8:16 am

[size=30]Несколько штрихов к экономической истории советского государства[/size]

5-1:


От новой экономической политики к сталинской экономике
За 74 года существования СССР экономическая политика советского государства менялась несколько раз. Можно выделить следующие этапы:
[list="box-sizing: border-box; margin-top: 0px; margin-bottom: 10px;"]
[*]Военный коммунизм – с начала 1918 года до весны 1921 года,
[*]Новая экономическая политика (НЭП) – до конца 1920-х годов;
[*]Сталинская экономика – примерно до середины 1950-х годов;
[*]Поздний социализм – до развала СССР в 1991 году.
[/list]

Сто лет назад, в 1921 году, начался переход от первого этапа экономической политики ко второму. И стоит присмотреться к событиям тех лет. Их осмысление помогает лучше оценить текущую экономическую ситуацию, положение РФ в мире и наметить перспективы государственной экономической политики.
* * *

Период военного коммунизма был самым коротким, около трех лет. Это была экономическая модель военного времени – Гражданской войны и интервенции. Складываться она начала весной 1918 года, когда был принят ряд жестких декретов Совета народных комиссаров. В соответствии с этими декретами в 1918-1920 гг. проводилась национализация сначала крупных, затем средних и в конце концов части мелких промышленных предприятий, принадлежавших до этого российскому и иностранному частному капиталу. Действовала обязательность труда, труд приравнивался к военной службе (трудовые армии). Вся экономика была превращена в одну гигантскую фабрику, а отдельные предприятия были «цехами», составлявшими эту фабрику. Управление гигантской фабрикой осуществлялось из единого центра.
Была установлена государственная монополия на закупку у крестьян многих продуктов сельского хозяйства, причем по крайне низким ценам (продразвёрстка). Вводился запрет на частную торговлю, она замещалась централизованным распределением многих видов продовольствия (карточная система). Произошло повсеместное сворачивание товарно-денежных отношений. Были ликвидированы частные банки; на некоторое время был даже упразднен Государственный банк.
Военный коммунизм получил отчасти идеологическое обоснование в виде новой партийной программы, принятой на VIII съезде РКП(б) в марте 1919 года. В ней была поставлена задача скорейшего построения социализма путем ликвидации товарно-денежных отношений, полного огосударствления всех средств производства и обобществления производства, жесткой централизации государственного управления производством, организации планомерного распределения общественного продукта на основе принципа равенства всех членов общества.
Некоторые историки и экономисты считают, что военный коммунизм – разновидность мобилизационной модели экономики. Что подобные модели были и в других странах, которые участвовали в войнах, переживали гражданские волнения или стихийные природные бедствия. Другие полагают, что военный коммунизм являлся попыткой немедленного претворения в жизнь той модели коммунизма, которая была изложена в «Манифесте коммунистической партии» (1848 г.), в работах Маркса и Энгельса.
У Ленина в его статьях и выступлениях можно найти обе эти точки зрения. Например: «„Военный коммунизм“ был вынужден войной и разорением. Он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политикой. Он был временной мерой» (Ленин В.И. Доклад о замене разверстки натуральным налогом 15 марта, [Х съезд РКП (б) 8-16 марта 1921 г.], ПСС, 5 изд., т. 43). А спустя несколько месяцев Ленин признавал, что военный коммунизм был обусловлен причинами идеологического характера: «Наша предыдущая экономическая политика, если нельзя сказать: рассчитывала (мы в той обстановке вообще рассчитывали мало), то до известной степени предполагала, – можно сказать безрасчетно предполагала, – что произойдёт непосредственный переход старой русской экономики к государственному производству и распределению на коммунистических началах» (Ленин В.И. Новая экономическая политика и задачи политпросветов (17 октября 1921 г.), ПСС, 5 изд., т. 44.).
Кульминацией политики военного коммунизма были конец 1920 – начало 1921 года, когда вышла серия декретов Совнаркома о бесплатном распределении среди населения ряда жизненно необходимых товаров: «О бесплатном отпуске населению продовольственных продуктов» (4 декабря 1920 г.), «О бесплатном отпуске населению предметов широкого потребления» (17 декабря), «Об отмене платы за всякого рода топливо» (23 декабря). Остатки сельхозпродукции крестьяне прятали от отрядов, проводивших продразверстки. Не удались эксперименты Троцкого по созданию трудовых армий; без идеи и без материального вознаграждения работники чувствовали себя не солдатами, а рабами, не желали служить в таких «армиях», происходило массовое дезертирство. Производительность труда оставшихся в «армиях» была крайне низкой.
Декреты от голода и холода не спасали. Промышленное и сельскохозяйственное производство стремительно падало. Выпуск промышленной продукции к 1921 году уменьшился в три раза, а численность промышленных рабочих сократилась вдвое (по сравнению с 1918 годом). Столь же резким стал спад в сельском хозяйстве. Вследствие полной незаинтересованности крестьян увеличивать в условиях военного коммунизма посевы, производство зерновых на 1920 год упало по сравнению с довоенным в два раза.
Военный коммунизм встречал глухое сопротивления со стороны населения, происходили бунты. Волнения захватили Украину, Дон, Кубань, Поволжье, Сибирь. Известны крестьянские бунты на Тамбовщине в 1920-21 гг. под руководством атамана Антонова. 1 марта 1921 года начался военный мятеж в Кронштадте. Всё это дало толчок смене экономической политики. На X съезд РКП(б) было принято решение об отмене продразвёрстки и замене ее натуральным продналогом, который был примерно вдвое ниже. Решение было утверждено декретом ВЦИК от 21 марта 1921 года, оно положило начало новой экономической политике (НЭП).
НЭП имел целью введение частного предпринимательства (мелкотоварного производства) и возрождение рыночных отношений. Стали популярными термины «смешанная экономика», «многоукладная экономика» (сочетание государственной экономики с мелкотоварным производством, кооперацией, иностранным капиталом). Была проведена децентрализация управления промышленностью, отменено управление фабрично-заводской промышленностью через главки; созданы тресты, объединявшие предприятия отдельных отраслей и производств и обладавшие достаточно большой автономией от наркоматов и других органов государственного управления. Позже стали возникать синдикаты как добровольные объединения трестов для организации совместной сбытовой и закупочной деятельности.
Если военный коммунизм имел какое-то идеологическое обоснование в марксизме, то НЭП был полной импровизацией. В кулуарах некоторые большевики-ортодоксы называли НЭП контрреволюцией. Ленин не хуже других понимал риск. Выступая 17 октября 1921 года с докладом «Новая экономическая политика и задачи политпросветов» (Ленин. В.И. ПСС, Т. 44), он был вынужден признать, что в известной мере произошла реставрация капитализма, необходимая для выживания власти большевиков, а пределы дальнейшего отступления неизвестны: «Новая экономическая политика означает замену развёрстки налогом, означает переход к восстановлению капитализма в значительной мере. В какой мере — этого мы не знаем… уничтожение развёрстки означает для крестьян свободную торговлю сельскохозяйственными излишками, не взятыми налогом, а налог берет лишь небольшую долю продуктов. Крестьяне составляют гигантскую часть всего населения и всей экономики, и поэтому на почве этой свободной торговли капитализм не может не расти… борьба есть и будет ещё более отчаянная, ещё более жестокая, чем борьба с Колчаком и Деникиным… Задача нашей партии развить сознание, что враг среди нас есть анархический капитализм и анархический товарообмен».
Кстати, в этом докладе Ленин особо обратил внимание на то, что возрождение в обществе буржуазной атмосферы может привести к перерождению сознания части большевиков. НЭП может стать питательной почвой для коррупции в аппарате, для сращивания партаппарата с капиталом. И Ленин призывал к ужесточению дисциплины и контроля, не исключал необходимости проведения регулярных чисток партийных рядов.
Для снижения риска необратимой реставрации капитализма сохранялась государственная монополия в ключевых секторах экономики (крупные промышленные предприятия, железнодорожный транспорт, электроэнергетика, центральный банк, внешняя торговля и т. д.), но Ленин не мог угадать, насколько долгим может быть отступление в виде НЭПа. Выступая на IX Всероссийском съезде Советов, 23 декабря 1921 г. он заявил, что «НЭП всерьез и надолго». А спустя 11 месяцев (20 ноября 1922 г.) утверждал прямо противоположное: «Из России нэповской вырастет Россия социалистическая. НЭП – это временное отступление для того, чтобы перестроить ряды, пойти в новую атаку» (Ленин В.И. ПСС. Т. 45, С. 309).
15 октября 1921 г. был создан Государственный банк РСФСР, на который была возложена функция денежной эмиссии. Началось привлечение иностранного капитала в виде концессий, восстановление фондового рынка (биржи), возрождение частных банков, превращение рубля в конвертируемую валюту. Велись переговоры с некоторыми государствами о получении займов. Готовились планы возвращения к золотому рублю (Г. Сокольников). Предлагалось отказаться от государственной монополии внешней торговли и заменить ее обычной протекционистской политикой (Н. Бухарин).
Окончание НЭПа обычно датируют 1928 годом. В октябре этого года началось осуществление первого пятилетнего плана развития народного хозяйства, руководство страны взяло курс на форсированную индустриализацию и коллективизацию. Хотя официально НЭП никто не отменял, но в 1928 году он начал сворачиваться по многим направлениям. Де-юре окончательное завершение НЭПа произошло 11 октября 1931 года, когда было принято постановление о полном запрете частной торговли в СССР.
Некоторый эффект от НЭПа – социальный и экономический – на отрезке 1921-1928 гг. был достигнут, но очень ограниченный. В частности, прирост производства промышленной продукции произошёл исключительно за счет восстановления мощностей предприятий, построенных в дореволюционное время. Крупных капиталовложений в создание новых промышленных мощностей не было.
Нетрудно заметить, что нынешняя экономическая политика Российской Федерации напоминает ту, которая стартовала ровно век назад. Тогдашний НЭП окончательно себя исчерпал за срок, равный примерно семи годам, после чего начался переход от НЭПа к индустриализации. Нынешняя экономическая политика РФ с некоторыми вариациями продолжается почти три десятилетия. Не пора ли закрыть эту страницу экономической истории современной России, переходя к новому этапу? Такой переход от политики экономического либерализма к политике, иной по своим основаниям, я бы назвал «Индустриализация – 2».
(Продолжение следует)


dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Re: Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор dimslav Пн Июл 19, 2021 8:17 am

[size=30]Ротшильды заманили Россию в золотую мышеловку[/size]


5-2:

Откуда пошли Второй рейх и золотая валюта
Прошло 150 лет с того момента, когда во Франкфурте-на-Майне 10 мая 1871 года между Францией и Германией был заключен мирный договор, поставивший точку на франко-прусской войне 1870-1871 гг. Важнейшим итогом войны стало соединение разрозненных немецких земель в единую Германию (Второй рейх). Однако есть еще один важный итог: победа Пруссии над Францией положила начало созданию золотого стандарта.  
История франко-прусской войны связана с историей наполеоновских войн начала XIXвека. В результате многочисленных ростовщических операций (любые войны – благодатная пора для ростовщиков) семейство Ротшильдов сосредоточило в своих руках большое количество золота. Наполеоновские войны породили Ротшильдов как самый могущественный финансовый клан.
Однако золото надо было превращать в капитал, приносящий прибыль. Самым простым способом этого было учреждение золотого стандарта. Эмиссию денежных знаков (банкнот, разменной монеты) следовало привязать к золотому запасу центробанков (казначейств) и гарантировать свободный размен денежных знаков на металл из запасов. Поскольку экономика должна развиваться, потребность в денежных знаках должна увеличиваться. А для увеличения объемов денежной эмиссии надо было бы наращивать золотой запас. Самым простым способом наращивания золотого запаса должны были стать золотые займы. И Ротшильды были готовы выступать в качестве золотых заимодавцев. Эта схема получила позднее название золотого стандарта.
Золотой запас не уходил из рук Ротшильдов, он даже прирастал процентами. И самое главное: при такой схеме золото постоянно должно было дорожать. Золотой запас физически прирастает очень медленно, а товарная масса растет намного быстрее. Мир золота противостоит миру товаров. При разных темпах в этих двух мирах покупательная способность каждой унции, каждого грамма золота неизбежно будет расти. Если, условно говоря, вчера за одну унцию золота можно было купить одну тонну железа, то завтра уже можно купить две, а послезавтра – три тонны. А.Д. Нечволодов очень убедительно раскрыл эту тайну золота (тщательно скрываемую Ротшильдами) в своей небольшой книжечке «От разорения к достатку» (1906).  
Пятеро сыновей Майера Амшеля Ротшильда обосновались в главных городах Европы: Лондоне, Париже, Вене, Неаполе, Франкфурте-на-Майне. Все они добивались введения золотого стандарта в странах своего пребывания, но успеха добился лишь Натан Ротшильд в Лондоне. Он установил полный контроль над Банком Англии,  а в 1816 году английский парламент проголосовал за введение золотого стандарта. Другие европейские страны воздерживались от введения такого стандарта, понимая, что он для них станет «золотой мышеловкой». До середины XIX века Англия пребывала в «золотом клубе» в гордом одиночестве. В конце концов с большим трудом удалось втянуть в этот клуб Австралию и Канаду (соответственно в 1852 и 1854 гг.). а также в 1854 году Португалию, у которой был большой приток золота из колоний.
Мир жил в основном с серебряными деньгами или использовал в качестве денег оба металла (биметаллизм).  Некоторые страны (прежде всего Россия) опирались на бумажные деньги (такие деньги имели привязку к серебру, но обмена на металл не осуществлялось).
По инициативе Франции в 1865 г. рядом стран Западной Европы (Франция, Бельгия, Италия, Швейцария) был подписан договор о создании Латинского монетного (валютного) союза. Устанавливался биметаллизм, т.е. денежные системы стран-участниц союза основывались как на золоте, так и серебре. Между золотом и серебром фиксировалось соотношение 15,5:1. Позднее к Латинскому монетному союзу присоединилось еще несколько стран (Греция, Испания, Румыния, Болгария, Венесуэла и др.). Они приступили к чеканке унифицированных монет (одинаковый вес, одинаковое содержание драгоценного металла, одинаковые размеры монет), разными были лишь названия монет и изображения.
Последняя попытка Ротшильдов уговорить лидеров европейских стран отказаться от биметаллизма и перейти к золотым деньгам была предпринята в 1867 году: в Париже был проведен международный монетный конгресс (позднее получил название: Парижская валютная конференция). Конгресс был проведен по инициативе французского императора Луи Наполеона III, который пригласил на встречу представителей двадцати стран (был представитель и от России). Император находился под сильным влиянием Лондона и   Ротшильдов (как английских, так и парижских).
В учебниках по экономике часто ошибочно указывают, что на этом конгрессе был учрежден международный золотой стандарт, что конгресс дал жизнь новой международной валютной системе, которую стали называть «парижской».    Это не так. Большинство участников встречи не поддержало идею международного золотого стандарта; делегаты заявили, что остаются приверженцами Латинского монетного союза. (См.: StevenP. Reti, SilverandGold: ThePoliticalEconomyof International Monetary Conferences,  1867 -1892.Westport, CT: GreenwoodPress, 1998).  
После этого конгресса Ротшильды поняли, что следует действовать более прицельно, попытаться навязать золотой стандарт какой-либо одной европейской стране. Ротшильдам удалось найти общий язык с министром-председателем правительства Пруссии Отто фон Бисмарком. Франко-прусская война готовилась загодя с участием Ротшильдов. Она началась, продолжалась и завершилась, не сильно отклоняясь от задуманного плана. Пруссия победила. Отто фон Бисмарк стал героем и непререкаемым авторитетом, сумевшим без особых трудов объединить немецкие земли и создать Второй рейх. От Бисмарка Ротшильды ждали выполнения его обещания насчет золотой марки, но для введения такой марки требовался солидный запас драгоценного металла, которого у Бисмарка не было.
И тут появляется палочка-выручалочка в виде контрибуции, которую Франция должна уплатить победителю. По Франкфуртскому мирному договору Франции была назначена контрибуция в размере 5 миллиардов золотых франков – беспрецедентная в истории войн Нового времени дань.  Франция была разорена войной с Пруссией, у нее и близко не было таких денег.   Как отмечает С. Шарапов в своей работе «Денежная сила Франции», «всей наличной монеты в золоте и серебре, которая находилась в стране, не хватило бы на уплату и четверти контрибуции» (Шарапов С. Денежная сила Франции. Экономический этюд. – Екатеринбург: Тип. газеты «Урал», 1900, с.18).
И тут происходит чудо. Франция получает от ряда европейских стран заём. «Чудо» организовали Ротшильды, благодаря их усилиям удалось устроить общеевропейский заём в пользу «бедной» Франции, а на самом деле в пользу немецкой золотой марки.  
Бисмарк выполнил свое обещание, в 1873 году появилась золотая марка. Бисмарка называют «железным канцлером», а я бы назвал его «золотым».  Единая Германия нанесла сокрушительный удар по биметаллизму, который действовал в рамках Латинского монетного союза. Германия, сделавшая ставку на золотую марку, стала накапливать золотой запас, в том числе конвертируя серебро в желтый металл. Цена на серебро стала быстро падать. Франция уже была не в силах выполнять взятые обязательства по поддержанию паритета цен на два металла в пропорции 15,5:1.  В Европе началось стремительное бегство из серебра в золото. Биметаллизм приказал долго жить. Вот как описывает этот процесс современный специалист по золоту Питер Бернстайн: «Германия пожинала плоды победы над Францией, одержанной в 1871 году. Контрибуция, выплаченная Францией, уменьшила необходимость реализации серебра в целях закупки золота. Немцы ждали до 1873 года, чтобы начать продажу серебра, и даже надеялись, что часть его купит Франция. Французы не только отказались сотрудничать в этом вопросе, но даже пошли еще дальше. 5 сентября 1873 года, на следующий день после окончания выплаты контрибуции, Франция сократила ежедневный выпуск серебряных монет до 280 тысяч франков в день, а в ноябре снова уменьшила его до 150 тысяч франков. Это привело к новому резкому падению спроса на серебро. Франция перестала себя насиловать. Слишком многие страны присоединились к волне продаж, стараясь избавиться от запасов серебряных денег, которые дешевели не по дням, а по часам. Процесс нарастал как снежный ком. Решение, принятое Францией скорее из тактических, а не стратегических соображений, привело к падению цен на серебро с более чем 60 пенсов за унцию в 1860-х годах до 52 ¾ пенса в 1876 году и 51 пенса к концу 1870-х. К этому времени на рынке унция золота стоила в 18 раз дороже унции серебра; к концу столетия она стоила уже в 30 раз дороже унции серебра» (Бернстайн Питер. Власть золота. История наваждения. – М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2004, с. 219).
Начался процесс стремительного перехода многих стран к золотой валюте. Швеция (1873 г.), Нидерланды (1875 г.), Норвегия (1875 г.), Финляндия (1877г.), Франции (1878 г.), США (1879 г.) и т.д. (см.: Моисеев С.Р.  Денежно-кредитная политика: теория и практика. – М.: Экономистъ, 2005, с. 92-98). Россию мировым ростовщикам удалось затащить в «золотой клуб» лишь через четверть века после начала победоносного шествия золотого стандарта по миру. Это произошло в 1897 году, когда была завершена начатая тогдашним министром финансов Сергеем Юльевичем Витте денежная реформа. Суть ее сводилась к введению золотого рубля.  Для поддержания золотого рубля России приходилось неоднократно обращаться к золотым займам Ротшильдов. С одной стороны, введенный в России золотой стандарт сдерживал экономическое развитие страны (денежная эмиссия Госбанка была ограничена золотым запасом и не поспевала за потребностями экономики). С другой стороны, происходило стремительное нарастание государственного внешнего долга. С.Ф. Шарапов, Г.В. Бутми, А.Д. Нечволодов все называли своими именами: Ротшильды заманили Россию в золотую мышеловку.


Последний раз редактировалось: dimslav (Пт Июл 23, 2021 8:15 pm), всего редактировалось 1 раз(а)

dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Re: Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор dimslav Пн Июл 19, 2021 8:18 am

[size=30]НЭП, или Возвращение иностранного капитала в Россию[/size]

5-1б:

Важно было избежать восстановления капитализма зависимого типа
Одной из важных особенностей предшествовавшей НЭПу политики военного коммунизма (1918-1921 гг.) была зачистка российской экономики от иностранного капитала.
Перед революцией Россия очень энергично завоёвывалась иностранным капиталом. В 1901-1911 г. в Российской империи было учреждено 184 иностранных компании с капиталом в 267,66 млн. руб.    К началу Первой мировой войны общая сумма иностранных капиталовложений в русскую промышленность составляла 1.322 млн. руб., или около 47% всего акционерного капитала. (Эвентов Л. Я. Иностранные капиталы в русской промышленности. М. 1931, с. 20, 71; журнал «Промышленность и торговля» 1913, № 10, стр. 444–446).  
Иностранные инвестиции работали как насос, выкачивавший из нашей страны и природные богатства, и человеческий труд, и финансы. Вместо 4-5% дивиденда, получаемого у себя на родине, иностранные капиталисты получали в России от 20 до 30%.  За время с 1887 по 1913 г. чистая прибыль иностранных капиталистов на вложенный в России капитал составила 2 326 млн. руб., или на 30% больше инвестированного капитала (1783 млн. руб.) («Развитие советской экономики». М. 1940, с. 19; Г. Д. Бакулев. Развитие угольной промышленности Донецкого бассейна. М. 1955, с. 156–157). Накануне Первой мировой войны совокупные годовые доходы иностранцев, выводившиеся из России, составляли (млн. руб.): 1911 г. – 311,4; 1912 г. – 328,5; 1913 г. - 363,1.
Общая сумма иностранных капиталов в акционерных обществах России исчислялась по состоянию на 1 января 1917 г. суммой в 2 243 млн. рублей. В том числе  256 млн. руб. приходилось на обязательства по облигационным займам, 237 млн. руб. – по кредитам, полученным акционерными обществами.  А на участие иностранного капитала в основном капитале промышленных акционерных обществ России приходилось около 1 750 млн. рублей. (Оль П. В.  Иностранные капиталы в России. М. 1922, с. 8; Гольман М. Русский империализм. Минск. 1926, с. 330-331). Со времени начала войны (за 2,5 года) иностранные инвестиции в российскую экономику выросли почти на треть.  Весь основной капитал акционированной промышленности России на 1 января 1917 г. был равен примерно 3 185 млн. руб. (Струмилин С. Г.  Проблемы промышленного капитала в СССР. М.-Л. 1925, стр. 52). Получается, что доля нерезидентов (иностранцев) в акционерном капитале российской промышленности накануне Февральской революции 1917 года составлял почти 55%. Она заметно выросла по сравнению с 1914 годом (47%).  Фактически экономика Россия оказалась захваченной иностранным капиталом. В.И. Ленин называл русский капитализм «полуколониальным».
Большевики ещё до Октябрьской революции 1917 года поставили задачу избавить страну от засилья иностранного капитала. И в годы военного коммунизма они эту задачу выполнили, проведя полную национализацию акционерных обществ с участием иностранного капитала без компенсаций инвесторам.
Частичная реставрация капитализма в рамках НЭПа, помимо прочего, предполагала возврат к использованию иностранного капитала. НЭП был опасным экспериментом, поэтому большевики искали такие способы привлечения иностранного капитала, которые бы не привели к утрате достижений революции 1917 года, к восстановлению прежнего капитализма зависимого типа.
Ставка была сделана на такую форму привлечения иностранного капитала, как концессии, то есть  вовлечение частного капитала в управление объектами государственной собственности.
Одним из главных сторонников иностранных концессий был председатель Финансового комитета ЦК и Совета народных комиссаров (СНК) Е.А. Преображенский. По поводу внутренних социально-экономических преобразований он придерживался коммунистических взглядов, но при этом искал помощи в деле строительства социализма… на Западе.
На старте НЭПа, 29 марта 1921 г. Совнаркомом был принят документ «Основные принципы концессионных договоров», который определял права и обязанности концессионера (иностранного инвестора). Условия и основные принципы сводились к следующему:
1) концессионер имеет право на часть произведенной продукции с возможностью вывозить ее за границу;
2) в случае осуществления концессионером крупных инвестиций в основной капитал ему предоставляются торговые льготы и преимущества;
3) сроки концессий должны быть достаточными для того, чтобы концессионер мог окупить затраты и получить разумную прибыль;
4) имущество концессионного предприятия защищается от национализации, конфискации, реквизиции;
5) правительство гарантирует, что в действующий концессионный договор не вносятся изменения без согласия концессионера; 
6) концессионер получает право найма на предприятие советских рабочих и обязуется соблюдать советское трудовое законодательство.
Большой импульс развитию концессий с участием иностранного капитала дала Генуэзская международная экономическая конференция 1922 года. В Генуе советской делегацией были изложены основные принципы концессионной политики и предложен список объектов концессий. Западу было разъяснено, что те инвесторы, которые работали в России до революции и проявили себя положительно, могут в качестве концессионеров получить режим наибольшего благоприятствования в Советской России. И даже рассчитывать на покрытие потерь, которые они понесли при национализации своих активов в нашей стране после революции 1917 года. 
В том же 1922 году состоялась Гаагская экономическая конференция, на которой также присутствовала советская делегация. Она предложила западным делегатам концессии в нефтяной и горнодобывающей промышленности, а также в сахарной, цементной, химической электротехнической промышленности, в машиностроении, лесном деле и сельском хозяйстве.
Для приема и рассмотрения заявок иностранных инвесторов, ведения с ними переговоров и заключения соглашений был создан Главный концессионный комитет (ГКК) при Совете народных комиссаров СССР. Первым председателем ГКК стал Г.Л. Пятаков. Его заместителем – Е.А. Преображенский. Однако уже скоро у руля ГКК оказался Л.Д. Троцкий.  При нём в состав ГКК входили такие видные руководители, как нарком внешней торговли Л.Б. Красин, заместитель наркома иностранных дел М.М. Литвинов, полпред А.А. Иоффе, заместитель председателя ВСНХ СССР Г.Л. Пятаков, секретарь Всесоюзного совета профсоюзов (ВЦСПС) А.И. Догадов, член ЦК А.И. Стецкий и др. Идеи членов ГКК были революционными. Точнее (как оценивало   работу ГКК после его упразднения партийное руководство) – контрреволюционными.  В частности, некоторые члены комитета полагали, что не следует ограничиваться концессиями, следует привлекать иностранный капитал в форме прямых инвестиций.
В 1923 г. были подписаны первые концессионные договоры на рубку и предварительную обработку леса, экспорт кругляка и лесоматериалов с германскими, голландскими и норвежскими лесопромышленниками. В 1925 г. были заключены концессионные договоры с английской компанией «Лена Голдсфилдс» сроком на 30 лет.  Это были проекты разработки Чиатурского месторождения марганца, добычи золота и других полезных ископаемых.
С 1922 до 1 ноября 1927 года от иностранцев в ГКК поступило в общей сложности 2211 заявок. Основная часть заявок пришлась на обрабатывающую промышленность (705), торговлю (526), горнодобывающую промышленность (258). Другими секторами, к которым иностранцы проявляли повышенный интерес, были лесное хозяйство (112 заявок), сельское хозяйство (203), транспорт и связь (148). Наибольшую активность проявляли инвесторы из Германии, на которых в период 1922-27 гг. пришлось более 35% всех заявок на концессии, поступившие к ГКК (Бутковский Вл. Иностранные концессии в народном хозяйстве СССР. Государственное издательство Москва — Ленинград, 1928).
Число удовлетворенных заявок, по которым были заключены концессионные соглашения, составило за указанный период всего 163. Многие заявки отсевались сразу. По другим начинали переговоры с заявителями. Переговоры проходили напряженно, по большинству из них до заключения договора дело так и не доходило.  Каждый подписанный концессионный договор получал статус закона.
Из заключенных концессионных соглашений больше всего пришлось на Германию (46). Далее следовали: Англия (24), Североамериканские Соединенные Штаты (18), Япония (Cool, Франция (6), Польша (6), Австрия (5). Наиболее высокий процент заявок, дошедших до стадии подписания концессионного соглашения, был по Японии – 20,5%. Наименьший – по Франции – 3,5%.
Наибольшее число подписанных договоров за период 1922-1927 гг. было зафиксировано в обрабатывающей промышленности (22,0% общего количества подписанных договоров), добывающей промышленности (16,0 %) и в сфере технической помощи (14,7%). Со стороны советского руководства были попытки привлечь с помощью концессионных соглашений иностранный капитал в машиностроение, но иностранцы эти предложения отклоняли: окупаемость инвестиций в этой отрасли была длительной. Из обрабатывающей промышленности предпочитали текстильную, пищевую и производство простых металлоизделий.
В ряде отраслей значение концессий было очень велико. К концу 1927 г. они обеспечивали добычу 40% марганца, 35% золота, более 62% свинца, около 12% меди. Тут доля произведенной продукции, вывозившейся за границу, была весьма высокой. А вот в легкой, пищевой промышленности, производстве простых металлоизделий концессионные предприятия работали почти исключительно на внутренний рынок. Так, на иностранных концессионеров приходилось   22% всего производства одежды в СССР. 
В целом же в масштабах всей экономики роль концессий была очень скромной. В 1928 г. инвестированный концессионерами капитал во все отрасли экономики составил около 60 млн руб. В 1928 г. из 7 778 млн руб. капиталовложений в промышленность на долю концессионеров приходилось 45,3 млн руб., или 0,75%. В объеме продукции, реализованной промышленностью СССР, доля реализованной концессионерами продукции составляла лишь 1%.  До середины 1920-х годов у некоторых советских руководителей существовали надежды на то, что с помощью концессий можно будет проводить индустриализацию, но к 1927-28 гг. эти иллюзии рассеялись.
С 1928 года началось постепенное сокращение количества концессий.  В некоторых случаях прекращение действия соглашений происходило по инициативе государства из-за нарушений условий иностранным концессионером (чаще всего из-за нарушение концессионерами трудового законодательства). В некоторых случаях действие соглашения прерывалось государством без объяснения причин (такое право и процедура расторжения предусматривались соглашениями).   Отчасти в свёртывании концессий виноват был Запад. В 1927-28 гг. он стал вводить ограничения и запреты для иностранного капитала на участие в концессионных проектах в Советском Союзе, и часть соглашений прекратили действие по инициативе иностранных концессионеров. Уже к началу 1930-х гг. большая часть концессий в СССР была аннулирована, а в январе 1930 года упразднили и  Главный концессионный комитет.
(Окончание следует)


dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Re: Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор dimslav Пн Июл 19, 2021 8:19 am

[size=30]Банковский сектор был одной из последних заводей НЭПа[/size]


5-1с:

Сегодня вопрос о реиндустриализации России стоит так же остро, как вопрос об индустриализации СССР более 90 лет назад
Продолжу разговор о НЭПе – экономической политике советского государства, которая в 1921 году пришла на смену военному коммунизму.
После Октябрьской революции 1917 года большевики главным направлением борьбы с капитализмом в экономике определили денежно-кредитную систему. В «Манифесте Коммунистической партии» (1848 г.) Маркса – Энгельса среди неотложных мероприятий после победы пролетарской революции названы национализация банков и установление государственной монополии банковского дела. В «Апрельских тезисах» Ленина (1917 г.) одним из десяти главных пунктов плана борьбы за перерастание буржуазной (февральской) революции в социалистическую значился захват Государственного банка и слияние всех банков страны в один общенациональный банк, подконтрольный Советам рабочих депутатов.
Большевики так и действовали. До конца 1917 года они захватили Государственный банк Российской империи с 11 конторами, 133 постоянными и 5 временными отделениями, 42 агентствами при зернохранилищах. И почти со всеми активами, которые на 23 октября 1917 г. равнялись 24,2 млрд. руб. (История социалистической экономики СССР. Том 1 Советская экономика в 1917-1920 гг. – М.: Наука, 1980). В декабре 1917 г. Совнарком реорганизовал учетно-ссудные комитеты при конторах и отделениях Государственного банка. В состав этих комитетов были введены комиссары контор и отделений Государственного банка и делегаты Советов депутатов, число которых должно было в 2 раза превышать число представителей от торговцев, промышленников и сельских хозяев. В этих же целях в начале 1918 г. был изменен состав Совета Государственного банка, а в феврале 1918 г. учрежден Центральный учетно-ссудный комитет для усиления контроля за выдачей ссуд и централизации этого дела.
Утром 27 декабря 1917 г. в банки Петрограда были направлены отряды красногвардейцев. Тогда же ВЦИК принял декрет, который объявлял национализацию всех частных акционерных банков и банкирских контор путем их объединения с Государственным банком в единый Народный банк РСФСР. В Москве частные банки были захвачены 28 декабря 1917 г., в других городах – до 20-х чисел января 1918 г. Банковское дело стало государственной монополией.
Ликвидация дел бывших частных банков и слияние их с Государственным банком продолжались на протяжении 1918 и 1919 гг.  Одновременно с национализацией проводилась ревизия сейфов в банках. Обнаруженные наличные денежные суммы зачислялись на текущий счет в Народном банке, золото в монетах и слитках конфисковалось. В итоге на баланс Народного банка РСФСР было передано ценностей на сумму 12,8 млрд. руб., т. е. более 9/10 всей суммы балансов бывших акционерных коммерческих банков.
В 1918-1920 гг. большевики придерживались курса на ликвидацию денежного обращения в стране. В декабре 1919 года филиалы Народного банка РСФСР были реорганизованы в подотделы губернских и уездных финансовых органов, а 19 января 1920 г. Народный банк РСФСР был упразднён. В Советской России не оставалось банков. Такое положение сохранялось более полутора лет, пока не начался переход к НЭПу. 
15 октября 1921 был учрежден Государственный банк РСФСР с капиталом в размере двух триллионов рублей. Задачи стояли сложнейшие. Прежде всего, надо было обуздать безумную инфляцию, созданную астрономическими объемами денежных знаков (совзнаков), которые были выпущены ранее Наркоматом финансов. Покупательная способность рубля в виде совзнака в 1921 году была ниже, чем у довоенного рубля в 50.000 (!) раз. И обесценивание рубля продолжалось.
Декретом СНК РСФСР от 11 октября 1922 года Госбанку было предоставлено право эмиссии банковских билетов, которые постепенно замещали совзнаки. Наркомат финансов продолжал выпускать совзнаки для покрытия дефицита бюджета. Неоднократно проводились деноминации денежных знаков из-за стремительно роста номиналов знаков и цен. До 1924 года продолжалось параллельное обращение банковских билетов Госбанка и казначейских знаков.
Впоследствии Госбанку РСФСР (получившему в 1923 году название «Государственный банк СССР») было предоставлено право выпуска государственных казначейских билетов и разменной монеты. Особую роль в стабилизации денежного обращения сыграли новые банковские билеты – червонцы. Они были обеспечены драгоценными металлами, устойчивой иностранной валютой (на 25%), а также легко реализуемыми товарами и краткосрочными обязательствами (на 75%).
Червонец приравнивался к дореволюционной десятирублёвой золотой монете, содержавшей 7,74 грамма чистого золота. 27 ноября 1922 года началось поступление в обращение банкнот номиналом в 1, 3, 5, 10 и 25 червонцев. Червонец был встречен населением с доверием, он рассматривался не только как средство обращения, но и как средство накопления.  В течение 1923 года удельный вес червонцев в общей денежной массе вырос с 3 до 80%.
К 1924 году произошло полное замещение совзнаков банковскими билетами (прежде всего, червонцами) и новыми казначейскими билетами. Это, безусловно, способствовало развитию торговли и налаживанию нормальных экономических отношений между торговыми организациями и товаропроизводителями, а также между самими товаропроизводителями.
Многие в СССР и за рубежом решили, что выпускаемые Госбанком СССР червонцы станут свободно конвертироваться в золото. То есть в СССР будет восстановлен золотой рубль, подобный тому, какой был введен министром финансов С.Ю. Витте в 1897 году. Тогдашнего наркома финансов Григория Яковлевича Сокольникова (1888-1939), который активно поддерживал конвертацию банкнот в драгоценный металл и добивался свободного хождения золотого рубля за пределами страны, называли «новым Витте».
Червонец стал достаточно устойчивым и хорошо выполнял основные денежные функции (мера стоимости, средство обмена, платежа и накопления). Новый советский рубль мог выходить за пределы страны в виде червонца (равного 10 новым казначейским рублям) и обращался на зарубежных биржах. Советский червонец можно было разменять или приобрести практически во всех странах мира. В силу введенной Сокольниковым полной конвертируемости червонца в иностранные валюты и его качественного обеспечения курс советской валюты на биржах и в зарубежных банках был устойчивым.  Все ждали объявления о начале конвертации бумажных червонцев в золотые монеты с таким же названием.  Достаточно большая партия таких монет была отчеканена, но в обращение не поступила.  Ожидавшегося введения размена нового советского рубля на золото не произошло.
Сокольников ратовал за дальнейшую либерализацию в сфере денежного обращения и валютных отношений, но это угрожало государственной монополии внешней торговли, препятствовало установлению государственной валютной монополии, вступало в противоречие с генеральной линией ЦК ВКП(б). В начале 1926 года Сокольников был смещен с поста Наркома финансов. На его место был назначен Николай Павлович Брюханов (1878-1938), пробывший на посту до октября 1930 года.
Нетрудно заметить, что самые принципиальные вопросы, касающиеся реформирования денежно-кредитной системы, решались руководителями Наркомата финансов, а не Госбанка. Последний, хотя и входил в исполнительную ветвь власти наряду с различными наркоматами,  воспринимался как организация более низкого уровня, чем Наркомат финансов. Первым руководителем Госбанка стал Арон Львович Шейнман (1886-1944), который занимал этот пост в 1921-1924 гг. и в 1926-1929 гг. В период 1924-1926 гг. руководителем в статусе и. о. председателя правления Госбанка был Николай Гаврилович Туманов (1887-1936).
В первое время НЭПа роль банков в кредитовании экономики была крайне скромной.  Активно стимулировалось использование в отношениях между предприятиями и организациями коммерческого кредита, оформляемого в виде векселей. Между предприятиями поощрялись элементы клиринговых отношений (взаимозачеты встречных требований). Часть таких отношений выстраивалась без помощи банков.
Банкам было предписано контролировать взаимное кредитование хозяйственных организаций (учет операций, залоговое обеспечение, процентные ставки, сроки, целевое назначение и др.). Однако эффективный контроль был затруднительным, имели место забалансовые операции, существовала возможность внепланового перераспределения средств в народном хозяйстве.
Во второй половине периода НЭПа была сделана ставка на более широкое использование банковского кредита. Появилось большое количество банков с акционерной формой собственности. В некоторых участие государства было доминирующим, в других государство выступало миноритарным акционером. Были также кооперативные и коммунальные банки без государственного участия, были многочисленные общества взаимного кредитования и кредитные кооперативы. На 1 октября 1923 года в стране действовало 17 самостоятельных банков, а доля Госбанка в общих кредитных вложениях всей банковской системы составляла 2/3. К 1 октября 1926 года число банков возросло до 61 (без учета филиалов), а доля Госбанка в кредитовании народного хозяйства снизилась до 48%. (Андрюшин С.А. Банковская система России: особенности эволюции и концепции развития. – М.: Институт экономики РАН, 1998, с. 295). На завершающей фазе НЭПа количество банковских и кредитных учреждений разных форм собственности и разных статусов (начиная от коммерческих банков и кончая кредитными кооперативами и обществами взаимного кредитования) было очень большим. На 1 октября 1929 г. кредитование народного хозяйства осуществляли 1312 кредитных учреждений и их филиалов, не считая более 10 тыс. кредитно-кооперативных обществ. (Финансы и кредит в СССР. – М., 1956, с. 106).
Банковская система была, пожалуй, последней, где атмосфера НЭПа держалась дольше всего. Большинство банков осуществляли краткосрочное и долгосрочное кредитование, руководствуясь только коммерческими соображениями, не считаясь с политикой правительства. 
И вот в декабре 1925 года на пленуме ЦК ВКП(б) прозвучало слово «индустриализация». Стране нужен был мощный экономический рывок, надо было выходить хотя бы на довоенный уровень экономического развития. В 1925 году объем промышленной продукции возрос на 58% по сравнению с 1920 годом, но 20-й год был очень низкой базой отсчета.   В 1925 году промышленность составляла лишь 73% от уровня 1913 года. Выплавка чугуна в 1925 году превышала уровень 1920 года в 10 раз, но достигала лишь 30 процентов довоенного уровня.  При иллюзии сравнительно быстрого экономического развития Советская Россия не могла догнать Россию дореволюционную.
Для совершения рывка требовались крупные капиталовложения в реконструкцию существующих и создание новых производственных мощностей. Для этого требовалась совершенно другая денежно-кредитная система, нежели та, что была выстроена при НЭПе. Промышленности нужны были кредиты, во-первых, длинные; во-вторых, без высоких процентов (а лучше вообще без них); в-третьих, не требующие от кредитополучателя непосильного для него обеспечения.  
Решения о выдаче кредитов промышленным предприятиям надо было принимать не на основе таких критериев, как ожидаемая прибыль, риски и обеспечение, а на основе общегосударственных планов развития всех отраслей экономики. Банковские организации следовало включить в систему народнохозяйственного планирования. При этом обеспечением кредита должны были стать новые производственные мощности, а не дорогостоящие банковские гарантии или залоги в виде ценных бумаг либо материального имущества.
 Банковский сектор был одной из последних заводей НЭПа, но и ей пришел конец: в 1930-1932 годах в СССР была проведена кредитная реформа. Была создана принципиально иная банковская система, выстроенная под задачи индустриализации.   
Сегодня вопрос о реиндустриализации России стоит так же остро, как стоял вопрос об индустриализации СССР более 90 лет назад. И как тогда, под задачу реиндустриализации России требуется кардинальная реформа кредитной системы страны.

dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Re: Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор dimslav Пн Июл 19, 2021 8:20 am

[size=30]Парижская коммуна и Банк Франции[/size]

6:

К 150-летию первого опыта диктатуры пролетариата
После установления в январе 1871 года по итогам франко-прусской войны  перемирия в Париже начались волнения,  переросшие в революцию. В столице Франции было установлено самоуправление, длившееся с 18 марта по 28 мая 1871 года (72 дня).  О Парижской коммуне, ставшей одним из наиболее знаменательных событий ХIХ века, писали Маркс, Энгельс, Ленин, Каутский, Бакунин, Кропоткин, Плеханов и многие другие.  В советское время Парижской коммуне было посвящено большое количество книг, бесчисленное множество статей; я же хочу затронуть ту сторону истории Парижской коммуны, которая касается Банка Франции.
Некоторыми советскими исследователями этот вопрос рассматривался ещё в 20–30-е годы ХХ века. Это, прежде всего, обширная статья О. Л. Вайнштейна «Парижская Коммуна и Французский банк». Очень интересна статья С.Б. Кана «Французский банк и подготовка событий 18 марта 1871 года». После войны эта тема затрагивалась в монографии Платона Керженцева «История Парижской коммуны 1871 г.» (1959). Часто ссылаются на работу французского автора Проспера Оливье Лиссагарэ «История Парижской Коммуны 1871 года», впервые изданную в 1876 году; её автор был свидетелем событий в Париже в 1871 году.
Все, кто касались этой темы, приходили к выводу: самой серьезной ошибкой коммунаров было то, что они не установили контроль над Центральным банком. Захвати они Банк Франции, коммунары могли бы продержаться гораздо дольше, а может быть, и победить, распространив свою власть на всю Францию. Энгельс говорил, что отказ от захвата банка – не ошибка, а преступление Гвардии коммунаров и Совета Коммуны. В менее острой форме такое обвинение выдвинул и Маркс в работе «Гражданская война во Франции» (1871).
Банк Франции был учрежден в 1800 году Наполеоном Бонапартом. Это был один из первых центральных банков в Европе, имевший форму акционерного общества. За 19 лет существования Второй империи (1852-1871 гг.) основной капитал банка удвоился, достигнув 182,5 млн франков. К моменту начала событий в марте 1871 года его активы составляли почти 3 млрд. франков.  70% акций Банка Франции принадлежало крупной буржуазии. Многие полагают, что главными акционерами Банка Франции были Ротшильды, но информация по собственникам не раскрывалась.
Боевые действия на франко-прусском фронте начались в июле 1870 года, а в августе основная часть золотого запаса Банка Франции была вывезена из Парижа в целях безопасности. Однако в парижских хранилищах оставалось 88 миллионов франков в золотых монетах и 166 миллионов франков в банкнотах.
В марте правительствоТьера бежало из Парижа в Версаль. Среди версальцев был и управляющий банком Гюстав Рулан (Gustave Rouland).  В страшной спешке бежавшие не успели даже захватить остатки золота и банкнот.   Коммунары организовали охрану Банка Франции и его хранилища с помощью 500 национальных гвардейцев (многие из них были работниками Банка Франции).
У коммунаров были каждодневные потребности в деньгах. Самая главная статья расходов Парижской коммуны – выплата жалованья национальным гвардейцам.  Были планы и на более отдаленную перспективу. Программа Коммуны предусматривала: введение пенсий для национальных гвардейцев, получивших ранение в боях, и пособия членам семей погибших гвардейцев; организацию муниципальных лавок (цены – на треть ниже рыночных); возвращение владельцам вещей,  заложенных в ломбардах; отсрочку квартплаты (на полгода) и платежей по векселям (на 3 года); введение всеобщего бесплатного начального обучения и др.
Совет Коммуны учредил десять комиссий по самым разным вопросам. Одна из них – по финансам. Главой финансовой комиссии был назначен Франсуа Журд, бывший клерк нотариуса, бухгалтер в банке и служащий городского отдела мостов и дорог. На первое время у финансовой комиссии деньги были. Удалось собрать по Парижу 20 миллионов франков налогов. Ещё 6 миллионов были конфискованы в Hôtel de Ville. Несколько миллионов франков были взяты из кассы французского казначейства. Всего собственных средств у коммунаров было около 30 миллионов франков.
Наиболее решительные коммунары понимали, что надолго этих денег не хватит и предлагали провести экспроприацию золота и банкнот, находившихся в парижском хранилище Банка Франции. Журд был против, полагая, что экспроприация нарушит денежное обращение в стране. Он утверждал, что без золотых резервов валюта рухнет и все деньги обесценятся. Современники писали, что Журд воспринимал Банк Франции как «священную корову», к которой нельзя прикасаться.
На хозяйстве в Банке Франции после бегства управляющего банком Роланда в Версаль остался его заместитель Де Плек.  Робевший вначале перед национальным гвардейцами, он вскоре понял, что ни ему лично, ни имуществу Банка Франции ничто не грозит, стал выдавать коммунарам жалкие подачки и даже организовал тайный вывоз из Парижа клише для печатания новых банкнот.
Коммуна назначила комиссаром Банка Франции Шарля Безле, который в прошлом был инженером. Безле и Журд пришли к общему мнению, что никаких экспроприаций быть не должно. А коммунаров можно уважить, выдавая Коммуне ссуды Банка Франции. Брали ссуды и в частных банках. Например, в банке Ротшильдов. За 72 дня существования Парижской коммуны, как подсчитали историки, её расходы составили 46 млн. франков, из них 30 миллионов были покрыты за счет собственных источников коммунаров, а 16 миллионов – за счет займов.
Примечательно, что у коммунаров первоначально было неоспоримое финансовое преимущество перед противниками в лице Тьера и его правительства. Бежав в Версаль, они захватили с собой не более 10 млн. франков. Однако через подставных лиц версальцы получили из Банка Франции 257 млн. франков, которые были использованы ими для формирования армии против революционного Парижа (см.: Антюхина-Московченко В.И. Третья республика во Франции. 1870–1918. М.: Мысль,1986).
Картина парадоксальная: коммунары хотели сделать революцию, прибегая к помощи ростовщиков. Некоторые исследователи выдвигали сомнения: а была ли вообще попытка пролетарской революции? Например, коммунары не сделали попытки экспроприировать капиталы Ротшильдов; национальная гвардия охраняла в Париже все 250 объектов недвижимости, принадлежавших Ротшильдам. Как писал О. Л. Вайнштейн в статье «Парижская Коммуна и Французский банк», уже не Коммуна управляла финансами, а финансы Коммуной.
Действия Журда были осуждены Марксом и Энгельсом. Золото и деньги надо было конфисковать и потратить на дело революции. Параллельно с Парижской создавались коммуны в других городах Франции, причем и в тех, где находилось вывезенное в августе 1870 года золото из главного хранилища Банка Франции. Однако коммунары не взяли на дело революции  ни одной унции золота Центробанка. Михаил Бакунин, который наблюдал события в Париже с близкого расстояния, даже предполагал, что руководители коммунаров действовали… прямо в интересах Ротшильдов. Надо сказать, эта версия не является столь уж фантастической; Энгельс, например, называл поведение некоторых руководителей Парижской коммуны предательским.
Так почему руководители коммунаров даже обсуждать боялись вопрос об экспроприации золота Банка Франции? Потому что это золото в виде французской контрибуции было обещано германскому канцлеру Бисмарку. А Бисмарк обещал, что, получив французское золото, он сделает немецкую марку золотой.
В 1873 году марка действительно стала золотой. С этого момента и был запущен процесс перехода многих стран Европы к золотому стандарту, что являлось стратегической целью Ротшильдов. Диктатуры пролетариата в Париже и во Франции в 1871 году не получилось. А диктатура золота была Ротшильдами установлена и в  первоначальном виде (как золотомонетный стандарт) просуществовала до начала Первой мировой войны.
P.SБольшевики извлекли уроки из истории Парижской коммуны. В «Апрельских тезисах» (1917) Ленин говорил, что в случае вооруженного восстания первым делом надо захватывать железнодорожные вокзалы, телеграф и Государственный банк. Так и было на практике. Сразу после революционного переворота 25 октября 1917 года большевики приступили к захвату главной конторы Государственного банка в Петрограде. Далее процесс пошел по всей сети учреждений Госбанка.  До конца 1917 года   захват Государственного банка Российской империи с его 11 конторами, 133 постоянными и 5 временными отделениями, 42 агентствами при зернохранилищах был завершен. Захват был столь стремительным, что почти никакие активы из Госбанка не были выведены. Суммарные активы Госбанка на 23 октября 1917 г. равнялись 24,2 млрд. руб. Параллельно проходила национализация частных коммерческих банков и их присоединение к Госбанку. К началу 1918 года процесс был завершён. Появилась единая централизованная государственная банковская система Советской республики.

dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Re: Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор dimslav Пн Июл 19, 2021 8:21 am

[size=30]Золото МВФ на службе доллара США[/size]

7:

Где находится золотой резерв МВФ и цел ли он?
Международный валютный фонд (МВФ) на протяжении всей истории своего существования оказывал незримое влияние на мировой рынок золота. С конца 1940-х годов МВФ уверенно занял второе место в мире по величине золотых резервов после США. Золотые запасы Фонда нарастали год от года: обслуживание кредитов МВФ предусматривалось золотом, а кроме того, страны могли покрывать золотом основную сумму своего долга.
В 1970 году официальные золотые резервы США равнялись 9.839,2 т. Золотые резервы Фонда составили 3.855,9 т. В 1970-е годы произошла перестройка мировой валютно-финансовой системы: на смену золотодолларовому стандарту пришел бумажно-долларовый, согласно решению Ямайской валютно-финансовой конференции в январе 1976 года. В 1978 году произошла официальная демонетизация золота, оно было изгнано из мира денег, разжаловано в обычный биржевой товар. В валютном мире стал править доллар США. Однако вывести доллар на орбиту монопольной мировой валюты было крайне сложно, поскольку золото оставалось конкурентом бумажной продукции печатного станка ФРС.  
Против золота не раз предпринимались вербальные интервенции. Так,  Пол Волкер (президент Федерального резервного банка Нью-Йорка в 1975-79 гг.; председатель Совета ФРС США в 1979-1987 гг.) говорил, что более бесполезный металл, чем золото, трудно найти; что через некоторое время золото будет стоить ненамного больше, чем железо.  Однако золото, официальная цена которого во времена золотодолларового стандарта поддерживалась на уровне 35 долларов за тройскую унцию, рвануло неожиданно вверх. Уже в 1978 году его цена приблизилась к 100 долларам за тройскую унцию. В конце января 1980 года цена подошла к 850 долл. за тройскую унцию. Это означало, что доллар проигрывает золоту. Уже поговаривали о крахе доллара и триумфе жёлтого металла.
Бенефициары бумажно-долларового стандарта (главные акционеры ФРС США) предпринимали отчаянные попытки спасти доллар. В качестве средства спасения были выбраны золотые интервенции, т.е. выбросы на мировой рынок партий драгоценного металла для подавления цен на золото.
В конце 1970-х гг. Казначейство США провело несколько пробных продаж из резервов, хранившихся в Форт-Ноксе. Было продано около 200 тонн казначейского золота. Эффект был недолговременным. А центробанки и минфины подавляющего числа стран за американским казначейством не последовали, продолжая сидеть на своих золотых запасах.
 В этой ситуации МВФ и проявил себя орудием американской валютно-финансовой политики. США как главный акционер МВФ заставили Фонд провести ряд золотых аукционов. МВФ в апреле 1978 года принял решение о распродаже одной восьмой части своего золотого резерва. Было продано 12.965.649 тройских унций чистого золота, или 403,3 метрических тонны. Однако эффект и в этом случае был недолговременным.  
На протяжении 80-х-90-х годов золотые интервенции осуществлялись тайным золотым картелем, о котором я не раз писал. В первые два десятилетия XXIвека в подавлении цены золота участвовал и картель ведущих центробанков под названием Вашингтонское соглашение по золоту.
МВФ с его золотыми резервами продолжал оставаться на подхвате у хозяев денег. Они его использовали для подавления цены на золото и после 1978 года.   Распродажи Фондом драгоценного металла продолжались, и, если в 2000 году золотые резервы МВФ составляли 3217,3 тонны, то в 2010 году они сократились до 2814,0 тонны. Почти половину проданного золота купил Центробанк Индии (200 т). Еще 2 тонны были проданы Маврикию, 10 тонн – Шри-Ланке. Другие покупатели не раскрывались, но есть сильное подозрение, что вторым после Индии покупателем был Китай.
МВФ своим золотом очень помог американскому доллару в тяжелый момент мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. Большинство центробанков, участвовавших в Вашингтонском соглашении по золоту, забастовали и перестали выполнять свои обязательства по продажам металла из резервов. Общая выручка от продажи золота Фондом в 2009-2010 гг. составила около 14,4 млрд долл. США, или 9,5 млрд СДР (специальные права заимствования). Почти половина указанной суммы (4,4 млрд СДР) пошла на создание специального фонда помощи наименее развитым экономикам (так называемый Фонд сокращения бедности и роста, или Poverty Reductionand Growth TrustPRGT). 
С конца 2010 года по сегодняшний день золотой резерв МВФ остается на одном уровне в 2814,0 т.  Теперь это уже третий по величине золотой резерв (у США – 8133,5 т; у Германии – 3362,4 т; следующие за МВФ Италия – 2451,8 т; Франция – 2436,1 т; Россия – 2298,5 т; Китай – 1948,3 т). Послушные ранее Вашингтону центробанки Великобритании, Франции, Италии, Швейцарии и других стран, входившие в Вашингтонское соглашение по золоту, наотрез отказываются от продаж своего золота. У Вашингтона остается надежда на МВФ, но и там США, будучи главным акционером Фонда, не могут пока продавить нужное им решение о дальнейших распродажах.
Чиновники МВФ иногда заявляют, что, мол, развивающиеся страны испытывают острый дефицит денежных средств для решения неотложных социально-экономических проблем. И напоминают, что под покровительством МВФ находится PRGT, который не худо бы пополнить за счет новых распродаж золота из резервов Фонда. Никаких распродаж после этого не происходит, но чуткие рынки золота моментально реагируют на такие заявления понижением цен на драгоценный металл. Это помогает доллару в трудные моменты.
Вербальные интервенции проводятся также организациями внешними по отношению к МВФ. Так, осенью прошлого года международная неправительственная организация Jubilee Debt Campaign (JDCобратила внимание на то, что в стоимостном выражении золотой резерв Фонда сильно прирос из-за быстрого роста цен на желтый металл (в августе 2020 года цена перевалила за 2000 долларов за унцию). И что, мол, Фонду можно было бы продать 7 процентов золотых резервов. Такая продажа дала бы выручку в 12 миллиардов долларов, чего достаточно, чтобы списать долги 73 беднейших стран до конца 2021 года. При этом золотой резерв Фонда в стоимостном выражении был бы все равно на 26 миллиардов долларов больше, чем в начале 2020 года.  Конечно, никакой распродажи не последовало, но некоторое снижение цен на мировом рынке драгоценного металла после растиражированного СМИ заявления JDC произошло.
Последний раз подобная вербальная интервенция случилась 11 июня. На саммите G7обсуждался животрепещущий вопрос:   развивающимся странам надо срочно провести массовую вакцинацию и осуществить неотложные меры по борьбе с потеплением.  На эти цели, считают в МВФ, необходимо не менее 100 млрд. долл. Руководители G7 обсуждали вопрос о том, где изыскать такую сумму. Один из вариантов был предложен Э. Макроном: продать часть золота Фонда. Рынок золота это заявление французского президента сразу услышал и отреагировал. Известный золотой дилер Патрик А. Хеллер (Patrick A. Heller) так прокомментировал влияние G7 на рынок драгоценного металла в статье «Мы готовимся к еще одному провалу МВФ с продажей золота?» (Is Another IMF Gold Sale Fiasco in the Works?): «Прозвучавшее 11 июня предложение об очередной продаже золота МВФ оказало понижающее давление на цены золота и серебра. В предыдущие недели золото достигло пятимесячного пика... При закрытии торгов на COMEX в среду 16 июня цена золота была на неполных 2% ниже, чем в предыдущий четверг 10 июня…»
P.SПоследнее время многих волнует еще один аспект этой темы: где находится золотой резерв МВФ и цел ли он? Вопрос примерно того же свойства, что и связанный с золотым резервом американского казначейства. Хорошо известно, что золотой запас Форт-Нокса не проходил аудита со времен президента Эйзенхауэра. Есть подозрения, что золота в хранилище уже нет или оно замещено позолоченными вольфрамовыми слитками. А если даже слитки на месте и слитки не вольфрамовые, они могут по документам быть металлом, переданным кому-то в кредит или на условиях лизинга. Если по поводу аудита золотого резерва США вопрос регулярно поднимается в Конгрессе США (каждый раз сильное лобби не допускает принятия решения о проверке резерва), то по поводу аудита золотого резерва МВФ вопрос ни разу не поднимался. Не пора ли поднять?

dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Большая тройка подгребает Америку под себя

Сообщение автор dimslav Вс Июл 25, 2021 1:40 pm

Большая тройка подгребает Америку под себя
7:


[size=30]Большая тройка подгребает Америку под себя[/size]

Призрак глобального картеля – Силиконовая долина, Big Pharma и Уолл-стрит
Я неоднократно писал о крупнейших финансовых корпорациях США. Формально это банки Уолл-стрит с соответствующими балансовыми активами: JPMorgan Chase (2,7 трлн. долл. на конец 2019 года), Bank of America (2,4 трлн. долл.), Citigroup (2,0 трлн. долл.), Wells Fargo (1,3 трлн. долл.), Goldman Sachs (1,0 трлн. долл.).
Однако в Америке есть ещё несколько гигантских финансовых компаний, преимущественно управляющих активами клиентов на основе специальных договоров. Величина таких активов под управлением (АПУ) существенно больше, чем приведенные цифры собственных активов ведущих банков Уолл-стрит.
В начале этого века в Америке говорили о «Большой четверке» гигантских финансовых корпораций: Vanguard GroupStateStreetFMR Corporation (Fidelity) и BlackRock. В последние годы Fidelity сдала позиции и чаще говорят о «Большой тройке», включающей BlackRockVanguard и State Street.
Деятельность «Большой тройки» в основном закрыта. По данным The Financial Times, за период с конца 2019 по конец 2020 г. активы под управлением Vanguard выросли с 6,2 до 7,1 трлн. долл. BlackRock богатела ещё быстрее: активы под управлением этой компании в конце первого квартала 2020 года равнялись 6,47 трлн. долл., а через год достигли планки в 9,0 трлн. долл. У State Street размер активов под управлением на конец 2019 года достиг 3,1 трлн. долл.
Можно предположить, что на сегодняшний день совокупные активы, находящиеся под управлением «Большой тройки», составляют более 20 триллионов долларов. Это означает, что «Большая тройка»  контролирует весь фондовый рынок США.
Подавляющая часть прироста этих активов обеспечивается за счет роста капитализации компаний, бумаги которых  ранее попали в портфели «Большой тройки».
Капитализация топ-500 американских публичных компаний на фондовом рынке США на 31 декабря 2019 года составляла 28,13 трлн. долл. Через год она выросла до 33,39 трлн. долл. (прирост 18,7%), а на конец первого квартала 2021 года достигла 35,39 трлн. долл. (прирост по сравнению с концом 2019 года 25,8%). Мы видим, что приросты показателей АПУ у «Большой тройки» были выше приростов показателей капитализации топ-500.
Есть две основные версии особой успешности «Большой тройки»: 1) они формируют свой портфели бумаг, зная заранее, бумаги каких компаний будут особенно быстро расти в цене; 2) они сознательно влияют на цену бумаг, ранее ими приобретённых.
Приоритетными объектами инвестирования  для «Большой тройки» являются: 1) компании хай-тек (особенно компании Силиконовой долины); 2) компании по разработке и производству лекарств и вакцин (BigPharma); 3)  крупнейшие банки Уолл-стрит. 
Статистики об операциях компаний «Большой тройки» и детальной информации об их связях с компаниями и банками США и других стран крайне мало.
Небезынтересно познакомиться с появившейся в начале сего года работой американских исследователей Луциана Бебчука (Lucian Bebchuk) и Скотта Хёрста (Scott Hirst) «Власть Большой тройки и ее значение» (The Powerofthe Big Threeand WhyIt Matters)В этой статье рассматривается присутствие «Большой тройки» в ведущих компаниях США, входящих в группу S&P 500; так обозначается фондовый индекс, в корзину которого включены торгуемые на фондовых биржах США публичные компании, имеющие наибольшую капитализацию.
Бебчука и Хёрста интересует участие «Большой тройки» в крупных пакетах акций компаний S&P 500 – таких, которые начинаются от пяти процентов всего акционерного капитала.  
Табл. 1.

Количество компаний, входящих в список S&P 500, в капитале которых участие компаний «Большой тройки» превышает пять процентов (в % к общему числу компаний, входящих в список S&P 500).

Год
BlackRock
Vanguard
State Street
2000
10,7
0,0
5,9
2005
25,8
1,0
7,5
2010
66,5
23,9
10,4
2015
90,0
94,3
18,0
2019
96,3
98,6
29,2
2020*
92,0
94,7
29,9

* Оценка по 2020 году произведена на основе исходных данных, методология составления которых несколько отличается от методологии предыдущих лет в сторону некоторого занижения показателей.
Как видно из табл. 1, с 2000 года компании «Большой тройки» стремительно распространяли своё влияние на крупный бизнес Америки. Еще в 2000 году компания Vanguard не имела ни в одной компании из списка S&P 500 крупных пакетов акций, она участвовала в капиталах некоторых компаний лишь в качестве миноритарного акционера. А к концу рассматриваемого периода (2000-2020) Vanguard участвовала в капиталах подавляющей части всех компаний из списка S&P 500, обойдя не только State Street, но и BlackRock.
Авторы статьи рассчитали и такой показатель, как доля компаний «Большой тройки» в акционерном капитале всей группы компаний S&P 500 (табл. 2).
Табл. 2.

Доля компаний «Большой тройки» в акционерном капитале компаний, входящих в группу S&P 500 (%)

Год
BlackRock
Vanguard
State Street
Итого
2000
3,7
1,5
1,9
7,1
2005
4,1
2,4
2,9
9,4
2010
5,5
3,9
3,8
13,2
2015
6,1
6,5
4,1
16,7
2019
7,4
9,5
4,5
21,4
2020*
7,6
9,8
5,6
23,0

* Оценка по 2020 году произведена на основе исходных данных, методология составления которых несколько отличается от методологии предыдущих лет в сторону некоторого занижения показателей.
За период 2000-2020 гг. доли всех трех компаний «Большой тройки» увеличивались: у BlackRock – с 3,7 до 7,6 процента (в два с лишним раза); у State Street – с 1,9 до 5,6 процента (почти в три раза); у Vanguard – с 1,5 до 9,8 процента (в 6,5 раза). На сегодняшний день по участию в акционерном капитале группы S&P 500 на первом месте оказалась компания Vanguard. В совокупности участие «Большой тройки» в акционерном капитале группы S&P 500 приближается к одной четверти.
Приведенные цифры отражают лишь непосредственное участие «Большой тройки» в акционерном капитале группы S&P 500, а имеется еще и опосредованное, многоступенчатое участие в капитале.
В своем исследовании авторы попытались определить и долю «Большой тройки» в голосах акционеров компаний группы S&P 500. Полного совпадения со значением доли участия в акционерном капитале нет, поскольку есть голосующие акции и неголосующие. См. табл. 3.
Табл. 3.

Доля компаний «Большой тройки» в голосах акционеров компаний, входящих в группу S&P 500 (%)

Год
BlackRock
Vanguard
State Street
Итого
2003
5,4
2,3
3,4
11,0
2010
6,5
4,8
4,1
15,4
2015
6,9
7,6
4,6
19,1
2019
8,3
10,3
4,7
23,3

Как видно, принципиального расхождения показателей доли в капитале и доли в голосах нет. Доля «Большой тройки» в голосах акционеров группы S&P 500 также приближается к одной четверти. И это без учета того, что «Большая тройка» может влиять на результаты голосования на собраниях акционеров через других акционеров, в капиталах которых «Большая тройка» участвует. В исследовании отмечается, что в целом доля «Большой тройки» в голосованиях на собраниях акционеров американских корпораций S&P 500 составляет около 30%. Учитывая большую распыленность иных акционеров, такого процента вполне достаточно для принятия решений, нужных «Большой тройке».
Эти данные показывают, что компании «Большой тройки», перекрестно участвуя в капитале друг друга, выступают не конкурентами, а партнерами, действующими в рамках «Большого картеля». Авторы исследования не исключают, что со временем «Большая тройка» превратится в «Большую двойку»: активы, которые сегодня находятся под управлением State Street, будут перераспределены в пользу двух сверхгигантов – BlackRock и Vanguard.
Фото: ft.com

dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty 8 Европа против Всевидящего ока

Сообщение автор dimslav Вс Июл 25, 2021 1:42 pm

[size=30]Европа против Всевидящего ока[/size]



8:




[size=30]Европейские регуляторы предлагают запретить автоматическое распознавание лиц в общественных местах[/size]

Быстро совершенствуются системы видеонаблюдения за людьми, с помощью которых можно отслеживать перемещение человека в пространстве, фиксировать его действия, выявлять его связи с другими людьми и т. п.  Такая информация может накапливаться, обрабатываться, храниться в базах данных и предоставляться по тому или ином требованию.
Всевидящее око появилось как масонский символ, обосновалось на долларовой купюре, где оно парит над недостроенной пирамидой. У меня вообще складывается представление, что мировая долларовая пирамида для того и выстраивалась на протяжении всех послевоенных десятилетий, чтобы на ее вершине водрузить Всевидящее око. После этого уже и доллары потеряют свое значение. А Всевидящее око должно увенчать конструкцию мирового концлагеря, где ни доллары, ни другие валюты будут не нужны.  В какой-то момент цифровые проекты, реализуемые в разных странах, должны стать единым глобальным проектом наблюдения и контроля над населением Земли.
Семимильными шагами к созданию национального Всевидящего ока двигается Китай, США несколько отстают. Ещё на шаг от Америки отстаёт Европа. Больше того: Европа, кажется, не желает доводить проект Всевидящего ока до завершения. Может быть, в Европе срабатывает историческая память? Может быть, европейские политики улавливают параллели между сегодняшним проектом Всевидящего ока и концлагерями Дахау, Освенцим, Бухенвальд? Не знаю. Но то, что Европа пытается не допустить, чтобы Всевидящее око зависло над Европейским союзом, бесспорно. 
15 апреля 2021 года стало известно, что Европейский парламент готовит поправки в законодательство, запрещающие применение искусственного интеллекта (ИИ) для массового видеонаблюдения за людьми и оценки социального поведения. Исключение составляют системы военного назначения. Системы удаленной биометрической идентификации в общественных местах (например, системы распознавания лиц) смогут внедряться только с согласия властей и в рамках закона.
В Европейском совете за развитие систем видеонаблюдения и распознавания, биометрию и сопряженные с ними вопросы искусственного интеллекта отвечают два регулятора – Европейский надзорный орган по защите данных – EDPS (European Data Protection Supervisor) и Европейский совет по защите данных – EDPB (The European Data Protection Board).
В июне EDPS и EDPB опубликовали совместный отчет, посвященный биометрическим системам на базе искусственного интеллекта. Это своеобразный ответ на проект Регламента по искусственному интеллекту, обнародованного в апреле Европейской комиссией (ЕК). Текст проекта Регламента содержит многочисленные предупреждения о рисках, которые может создавать неконтролируемое использование систем ИИ. Рекомендация Регламента: началу реализации любого проекта ИИ должна предшествовать глубокая оценка возможных рисков. И даже после запуска проекта необходимо продолжать мониторинг рисков (один из самых серьезных – риск утечки собранной и накопленной в базах данных информации). Возможна остановка проекта, если значения рисков выйдут за установленные пределы.
Регуляторы EDPS и EDPB заняли еще более консервативную позицию. Они предлагают ввести полный запрет на автоматическое распознавание лиц в любых общественных местах – от ресторанов и частных магазинов до футбольных стадионов и вокзалов. EDPS и EDPB призывают к общему запрету на любое использование ИИ для автоматического распознавания особенностей поведения человека в таких местах. Они рекомендуют запретить применение систем искусственного интеллекта, использующих биометрию, для разделения людей на группы по разным признакам: пола, сексуальной ориентации, этнической и религиозной принадлежности, политической ориентации – по всем тем признакам, по которым дискриминация человека запрещена в соответствии со статьей 21 Хартии основных прав (Charter of Fundamental Rights)
Наблюдение за поведением и эмоциональным состоянием человека допустимо в очень специфических случаях, например, в медицинских целях, но и то лишь с согласия пациента или его родственников.   
Всё больше появляется примеров того, как отдельные страны за пределами ЕС тоже вводят ограничения и запреты на идентификацию людей с помощью ИИ через системы видеонаблюдения. Приведу некоторые примеры.
В Англии в 2019 году Эдом Бриджесом (Ed Bridges) было возбуждено судебное дело, поддержанное правозащитной группой Liberty. В иске отмечается, что полиция Южного Уэльса, осуществляя наблюдение за людьми через видеокамеры, нарушила право на неприкосновенность частной жизни в соответствии с Европейской конвенцией о правах человека.  Первоначально иск был отклонен судьями Высокого суда, но Бриджес обжаловал решение в Апелляционном суде, где его апелляция была поддержана. Бриджес говорит: «Эта технология (система распознавания лиц. – В.К.) является навязчивым и дискриминационным инструментом массового наблюдения… Вот уже три года полиция Южного Уэльса использует ее против сотен тысяч из нас, без нашего согласия и часто без нашего ведома. Мы все должны иметь возможность использовать наши общественные места, не подвергаясь репрессивному надзору».
И решение Высокого суда было изменено.  11 августа 2020 года Апелляционный суд Великобритании постановил, что полиция Южного Уэльса незаконно использовала технологии по распознаванию лиц. Теперь полиции запрещено пользоваться этими технологиями.
Не всё так безнадежно и в США. С 1 января 2020 года в Сан-Диего (Калифорния) отключили систему распознавания лиц, которой пользовались около 30 государственных подразделений. Решение было принято после длительной кампании групп защиты гражданских прав.  Это не единичный случай. С 2020 года такой же запрет действует и в Сан-Франциско. 25 июня 2020 года власти Бостона (штат Массачусетс) также проголосовали за введение запрета на использование систем распознавания лиц. В штате Массачусетс аналогичный запрет действует и в городах Спрингфилде, Кембридже, Сомервилле.
Вместе с тем в Китае признаков протеста против всеохватывающей системы идентификации лиц через наружное видеонаблюдение не обнаруживается. Правда, руководство КНР настроено на то, чтобы ограничить возможности частного бизнеса по изучению клиентов в коммерческих целях.
P.S. В России процесс создания систем идентификации лиц через наружное наблюдение и биометрию также набирает обороты.  Суд разрешил властям следить за населением при помощи систем распознавания лиц. В ноябре 2019 года Савеловский районный суд Москвы оставил без удовлетворения иск жительницы столицы Алёны Поповой, которая требовала признать незаконным применение системы распознавания лиц в работе камер наблюдения. Суд пришел к выводу, что слежка не является вмешательством в частную жизнь граждан.
Российские СМИ сообщают, что свои системы распознавания лиц запускают различные бизнес-структуры. Так, в ноябре 2019 года АНО «Национальное фитнес-соединение» объявило о начале внедрения технологии распознавания лиц в фитнес-клубах. Сервис разработала компания Ntech Lab на основе собственного алгоритма Find Face.
Появилась новость, что в России появятся банкоматы с функцией распознавания лиц. Соответствующую технологию создаёт компания «Ростелеком», которая является оператором Единой биометрической системы (ЕБС) и намерена использовать её в новом проекте.    
Стало известно о начале тестирования системы распознавания лиц в сети кофеен «Правда Кофе» и One Bucks Coffee. Заведения внедрили облачный сервис Ivideon Faces, чтобы изучать привычки клиентов.
В московском метро до конца 2021 года планируют запустить бесконтактную оплату проезда через систему распознавания лиц («оплату лицом») на всех станциях метрополитена.
По линии государственных ведомств разрабатываются и внедряются системы фейсконтроля. Протестированы системы распознавания лиц участников митингов.  
Как отмечают российские эксперты, использование многих систем идентификации людей через наружное наблюдение и биометрию является нарушением Конституции (особенно статьи 23) и ряда законов Российской Федерации.  Ситуация усугубляется регулярно происходящими утечками из баз данных персональных сведений о гражданах РФ.

dimslav

Сообщения : 3549
Дата регистрации : 2017-04-29
Возраст : 52

Вернуться к началу Перейти вниз

Катасонов новые статьи 2021   Empty Re: Катасонов новые статьи 2021

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения